.

Субъективная оценка при определении размера компенсации морального вреда

Адвокат, N 4, 2009 год 


Субъективная оценка при определении размера 
компенсации морального вреда заинтересованными 
лицами и индивидуальные особенности потерпевшего
при компенсации морального вреда

     
Равенство понимают так, что вы
 равны высшим и выше тех, кто внизу.
А.Декурсель*

________________

* Цит. по: Ванян А.Б. Афоризмы о юриспруденции. — М., 1999. С.87.

Проблемы совершенствования компенсации морального вреда давно обсуждаются в юридической литературе  на доктринальном уровне и на уровне обобщения  правоприменительной практики. Заместитель председателя Белгородского общества защиты прав потребителей А.И.Майсакпредлагает дополнить гражданское законодательство нормами, которые, по его мнению, будут способствовать более справедливому  и адекватному разрешению вопросов, связанных с определением размера компенсации судом. 

При вынесении решения по делам о компенсации морального вреда правоприменитель не всегда учитывает субъектный состав лиц и их индивидуальные особенности, в результате чего размер компенсации морального вреда  может быть занижен или завышен. Особенно актуальна проблема, связанная с влиянием субъективной интерпретации морального вреда лиц, подающих исковые заявления в защиту прав других граждан, которые по той или иной причине не в состоянии самостоятельно защищать свои интересы, к примеру, в случаях недееспособности или ограниченной дееспособности лица,  его несовершеннолетнего или преклонного возраста,  а также при поддержании искового заявления прокурором.

В данном исследовании мы проанализируем наиболее часто встречающиеся ошибки при субъективной интерпретации компенсации морального вреда как самими сторонами по делу, так и судом и предложим пути решения данной проблемы.

По нашему мнению, необходимо разграничивать определение морального вреда лицам, которым он причинен, от субъективного восприятия причиненного морального вреда лицами, защищающими их и подающих от их имени исковые заявления. 

Например, при компенсации морального вреда несовершеннолетним в правоприменительной практике возникают следующие проблемы: во-первых, неадекватный уровень самооценки по причине еще не полностью сформировавшейся личности самого несовершеннолетнего, его неполная дееспособность; во-вторых, отсутствие у несовершеннолетнего права подавать исковое заявление в защиту своих интересов.

В отношении первой проблемы хотелось бы обратить внимание, что критерий самооценки является решающим при компенсации морального вреда конкретному несовершеннолетнему (ребенку), недееспособному лицу, так как размер компенсации определяется с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего (п.2 ст.1101 ГК РФ).

За несовершеннолетнего размер компенсации морального вреда, как правило, определяют родители, вернее, они указывают ее размер, который хотят получить, поскольку размер такой компенсации определяется в России только судом. В этом случае, как правило, размер компенсации морального вреда оценивается родителями исходя из индивидуальных особенностей их самих, в том числе собственной самооценки, но индивидуальные особенности родителей и индивидуальные особенности ребенка не всегда совпадают. Исходя из этого суду необходимо строго дифференцировать исковые заявления родителей о компенсации морального вреда, причиненного родителям (если, к примеру, с их ребенком случилось несчастье)  и исковые заявления о компенсации морального вреда, причиненного непосредственно ребенку. 

По Гражданскому процессуальному кодексу РФ ребенок не может подавать исковое заявление до достижения возраста 18 лет, т.е. до совершеннолетия (ч.1 ст.37 ГПК РФ), вместо него такое заявление подают его законные представители, родители, а при отсутствии родителей — орган опеки и попечительства. В связи с этим возникает вопрос: кто будет «индивидуализировать» моральный вред, причиненный ребенку, если самостоятельно он этого сделать не может? Практика дает следующий ответ: интерпретация размера компенсации морального вреда происходит через законных представителей несовершеннолетнего, который своего мнения по данному вопросу не высказывает, хотя его мнение в некоторых гражданских делах узнать просто необходимо. Особенно это актуально для подростка, достигшего возраста 14 лет, когда он уже осознает многие вещи. 

Приведем пример. При предъявлении искового заявления о компенсации морального вреда, причиненного несовершеннолетнему, родители, интерпретировав причиненный ему моральный вред путем «пропускания» страданий ребенка через себя, предъявляют иск о компенсации морального вреда в размере завышенном, так как, по сути, это компенсация морального вреда, нанесенного самим родителям, а не ребенку. И наоборот, размер испрашиваемой компенсации морального вреда, причиненного несовершеннолетнему, может быть занижен по той же причине — потому что родители «пропустили» моральный вред, причиненный ребенку, через себя. Таким образом, индивидуализация компенсации морального вреда идет от родителей, а не от ребенка.

Для практикующих юристов это совершенно очевидно, казалось бы, и судьи должны учитывать данное обстоятельство при вынесении судебного решения. Однако, как показывает анализ многочисленных судебных решений, ничего подобного не происходит: судьи не оценивают данный факт, не индивидуализируют компенсацию морального вреда исходя исключительно из индивидуальных особенностей несовершеннолетнего, а применяют «смешанные» индивидуальные особенности несовершеннолетнего, которые определяют исходя из мнения родителей, занесенного в протокол, а именно: ребенок спокойный, раздражительный, общительный, необщительный, доверчивый и т.д. Кроме родителей при выяснении индивидуальных особенностей несовершеннолетнего может быть допрошен педагог несовершеннолетнего, мнение которого также заносится в протокол. 

Ходатайства об исследовании индивидуальных особенностей несовершеннолетнего путем опроса его самого судьи зачастую отклоняют, ссылаясь на то, что в связи с несовершеннолетием ребенка у него  отсутствует возможность правильно и адекватно отвечать на вопросы суда и сторон.

С таким мнением нельзя согласиться, так как дети в возрасте от 14 до 18 лет могут оценивать ситуацию, в которой они находились, а именно говорить о ней как об опасной, не опасной, очень опасной. Дети могут интерпретировать слова, сказанные в их адрес, как угрозу, отсутствие угрозы, оскорбление, нецензурную брань и т.д.

Ситуации, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства, возникают по таким делам, по которым о проведении опроса несовершеннолетнего ходатайствует ответчик, поскольку это может существенно повлиять на размер взыскиваемой судом компенсации морального вреда, как правило, в сторону уменьшения.

Общеизвестно, что большинство детей в возрасте от одного года до десяти лет лишены чувства опасности. Дети в этом возрасте, попадая в критическую ситуацию, не переносят той стрессовой нагрузки, какую испытывают взрослые, поскольку воспринимают происходящее как некую игру. Представляется  неправильным взыскивать компенсацию морального вреда исходя из тех нравственных страданий, которые перенес родитель несовершеннолетнего, опасаясь за жизнь своего ребенка, а не сам несовершеннолетний, который, не осознавая риска, которому подвергся,  мог, наоборот, испытывать положительные эмоции. Например, эмоциональное восприятие ситуации, когда  ребенок провалился в канализационный люк, будет совершенно различным у самого ребенка и его родителей,  особенно если ребенок делает это из любопытства. 

В подобных гражданских делах объективную информацию об индивидуальных особенностях несовершеннолетнего в части перенесенных нравственных страданий наряду с пояснениями самого несовершеннолетнего может предоставить эксперт-психолог, отразив в  своем заключении, что испытывал ребенок в конкретной стрессовой ситуации. Эксперт может определить и указать в своем заключении также ряд индивидуальных особенностей несовершеннолетнего, которые могут помочь при определении размера компенсации морального вреда: эмоциональная ранимость или эмоциональная устойчивость к стрессовым ситуациям, характер, темперамент. В данном случае речь идет о несовершеннолетних в возрасте от одного года до десяти лет.

По мнению Т.Будяковой, использование критерия индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда будет более адекватным, если в процессе оценки степени физических и нравственных страданий применять специальные психологические, медицинские и иные познания.*

________________

* Будякова Т. Индивидуальные особенности потерпевшего как критерий степени нравственных и физических страданий // Российская юстиция. 2003. N 2. С.15-16.

Представляется, что в главу 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» необходимо внести статью 152.2, в которой следует изложить порядок доказывания компенсации морального вреда несовершеннолетнему в возрасте от 10 до 18 лет. В качестве критерия при определении нижней планки возрастного периода мы называем 10 лет, потому что этот возраст указан в качестве обязательного при выражении подростком своего мнения в соответствии со ст.57 Семейного кодекса РФ.*

________________

* СЗ РФ. 1996. N 1. Ст.16.

Статья 57 СК РФ гласит: «Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен (выделено автором), за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом(статьи 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ), органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет».

Таким образом, в ст.57 СК РФ закреплено право ребенка в возрасте до 10 лет быть выслушанным в ходе судебного разбирательства по семейным правоотношениям.

Мы считаем, что ст.152.2 ГК РФ, аналогичную ст.57 СК РФ, необходимо ввести и в Гражданский кодекс. В статье необходимо указать: «ребенок вправе выражать свое мнение при решении в судебном порядке любого вопроса, а также быть заслушанным в ходе судебного, административного, уголовного разбирательства при решении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного несовершеннолетнему. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам».

На вероятный вопрос оппонентов, почему нельзя использовать аналогичную статью Семейного кодекса, а необходимо вносить изменения в главу 8 Гражданского кодекса, можно ответить, что предметом регулированияСемейного кодекса являются правоотношения, которые отличаются от предмета регулирования Гражданского кодекса. 

В соответствии со ст.2 СК РФ «семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей».

В соответствии с п.1 ст.2 ГК РФ «гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения (выделено автором), основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников».

Как видно из процитированных норм права, предмет регулирования семейного законодательства и предмет регулирования гражданского законодательства существенно отличаются, поэтому во избежание неправильного толкования судами прав ребенка на высказывание своего мнения по делам, предметом которых является компенсация морального вреда, необходимо внести в Гражданский кодекс РФ ст.152.2 в предложенной нами редакции.

В последующем можно использовать данную норму права по аналогии с законом для регулирования спорных гражданских правоотношений, в которых будут затрагиваться права несовершеннолетнего, в части выяснения мнения ребенка по тому или иному гражданско-правовому спору.

Пленуму Верховного Суда РФ надлежит обратить внимание правоприменителя на необходимость дифференцировать моральный вред, причиненный непосредственно потерпевшему, и вред, компенсация которого истребуется иными лицами, выступающими в защиту потерпевших.



Обстоятельства, факторы и критерии, влияющие
 на компенсацию морального вреда, не учтенные
 в современном российском законодательстве

Проблема учета факторов, обстоятельств и критериев, влияющих на компенсацию морального вреда, обсуждается и  учеными,  и практиками. Тем не менее ее нельзя признать решенной.

Какие факторы, критерии, обстоятельства должны учитываться при определении размеров компенсации морального вреда в каждом конкретном случае? Некоторые, наиболее общие из них, изложены в Гражданском кодексе РФ.

Так, в ст.151 указано: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред». Согласно ст.1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Из текстов этих статей видно, что порядок определения размера компенсации морального вреда почти одинаков. В ст.151 говорится об обязанности суда учитывать степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Вст.1101 также указано: «Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред». Кроме того, ст.1101 предусматривает, что при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать требования разумности и справедливости. Данные понятия, как нам кажется, не обладают достаточной степенью определенности.

Обратимся к определению справедливости, которое дается в «Словаре русского языка»: «Справедливый — беспристрастный; соответствующий истине».* Согласно ст.1 Устава ООН принцип справедливости лежит в основе мирного урегулирования международных споров и должен использоваться наряду с принципами международного права. Таким образом, Устав ООН рассматривает принцип справедливости не как относящийся к принципам международного права, а как философскую категорию морально-правового и социально-политического сознания, оценивающую общественную деятельность с точки зрения долженствования. В международных отношениях общедемократическое понятие принципа справедливости согласуется с основными принципами общего международного права и не противоречит им. В свою очередь, авторитет и соблюдение правовых норм тем выше, чем основательнее убежденность государств и международного сообщества в их справедливости.

________________

* Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1990. С.756.

Реализация принципа справедливости возможна лишь при обеспечении равноправия государств, независимо от существующих между ними различий, при условии признания и уважения законных прав и интересов всех спорящих сторон. Нередко принципы международного права содержат конкретные нормативные положения, вытекающие из идеи справедливости. Урегулирование споров при международных конфликтах надлежит осуществлять не за счет применения силы или угрозы ее применения, а мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Поэтому конфликтующие государства обязаны, согласно современному международному праву, стремиться к скорейшему и справедливому разрешению всех своих международных споров и разногласий. Полная согласованность принципа справедливости с принципами современного международного права закреплена в ряде основополагающих международных правовых актов — таких как Устав ООН, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 года; Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.; Манильская декларация о мирном урегулировании международных споров 1982 года; Конвенция ООН по морскому праву 1982 года.

Таким образом, принцип справедливости — одно из общих начал гражданского права. Кроме того, это универсальный принцип отношений между людьми, народами и государствами, служащий нравственным ориентиром в правотворческой, правоприменительной, правоохранительной и других видах человеческой деятельности.

Статья 1101 ГК РФ «представляет собой своего рода «костыли», которыми законодатель обычно снабжает суд, чтобы он мог воспользоваться ими в случае отсутствия прямого указания в законе, а также для того, чтобы дать дальнейший простор судебному усмотрению при рассмотрении конкретного дела».*

_________________________

* Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — М., 1999. С.191.

Понятие разумности неразрывно связано с понятием «разум», которое является способностью человека к осмыслению и пониманию окружающей действительности на основе имеющегося жизненного опыта, что свидетельствует о необходимости адекватного восприятия судьей всех составляющих поведения субъектов правоотношений, связанного с требованием о компенсации морального вреда.

В частности, М.Н.Малеина считает, что в случае причинении физического вреда можно предположить в качестве критерия определения размера компенсации вид, степень тяжести повреждения здоровья. Другими критериями определения размера компенсации за причинение морального вреда являются общественная оценка фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии.*

________________

* Малеина М.Н. Компенсация за неимущественные вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 5. С.28-29.

На наш взгляд, интересно мнение Н.Д.Егорова, который считает, что если при нарушении личных неимущественных отношений, когда неимущественные санкции не в состоянии оказать стимулирующее воздействие на поведение участников личных неимущественных отношений и невозможно восстановить существовавшее до правонарушения положение, то необходимо взыскать штраф, который должен идти в пользу государства.*

________________

* Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. — Л., 1988. С.125.

С данным мнением не согласны многие цивилисты, полагающие, что предложенный Н.Д.Егоровым вариант гражданско-правовой ответственности не учитывает ряд основополагающих критериев, которые имеются в законе, а именно компенсационный характер морального вреда и его индивидуализацию.

Несмотря на критические замечания в адрес предложения Н.Д.Егорова, думается, в этом предложении заложено рациональное зерно. Считаем, что в гражданском законодательстве необоснованно отсутствуют такие критерии, влияющие на компенсацию морального вреда, как неоднократность, а также «рецидив» гражданского правонарушения. 

Неоднократность — это система устойчивых связей, которая имеет своеобразную структуру, состоящую, как правило, из тождественных, а в отдельных случаях — и из однородных гражданских правонарушений. Определение дано автором статьи. Неоднократностью, как правило, признается совершение двух и более правонарушений, за которые правонарушитель привлекается к гражданско-правовой ответственности.

Думается, такой критерий, как неоднократность, в случае нарушения однородных неимущественных прав, умаления нематериальных благ, должен учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда, но с условием, что неоднократные правонарушения совершены в отношении одного лица. Данная позиция основана на том, что компенсация морального вреда носит строго индивидуальный характер по отношению к потерпевшему, поэтому если правонарушитель нарушает одновременно однородные неимущественные права, нематериальные блага, но однократно и разных лиц, то неоднократность учитываться не должна, в противном случае возмещение морального вреда утрачивает свой компенсационный характер. 

Аналогичным образом должен учитываться и такой критерий, как рецидив. Рецидив правонарушения — это совершение правонарушения лицом, привлекаемым ранее судебным решением к гражданско-правовой ответственности за совершение аналогичного правонарушения в отношении неимущественных и нематериальных благ лица, ранее перенесшего моральный вред от действий данного правонарушителя. Данный критерий также должен влиять на размер компенсации морального вреда. При этом необходимо учитывать срок совершения рецидива: если он достаточно длительный, это должно повлиять на размер компенсации морального вреда в сторону уменьшения последнего. 

Критерии неоднократности и рецидива правонарушения предлагаем ввести во второй абзац ст.151 ГК РФ, который надлежит изложить в следующей редакции: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, неоднократность, рецидив нарушения по отношению к потерпевшему и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

В статье 151 имеется достаточно абстрактный критерий, который говорит о степени вины нарушителя неимущественных прав. Мы считаем, что такой критерий, как степень, является неправовым понятием, его весьма сложно применить на практике.

Согласно С.И.Ожегову степень — это мера, сравнительная величина чего-нибудь; в математике — то же, что показатель степени (в высшей степени, в слабой степени).* Правоприменитель понимает степень вины следующим образом: чем больше степень, тем больше размер компенсации морального вреда. В связи с этим возникает вопрос: а как определить степень по отношению к субъективной стороне — вине? Примеры: слабая вина, средняя вина, сильная вина, очень слабая вина. Как видим, степеней достаточно много, но не ясно, какую правильнее выбрать правоприменителю. Анализ многочисленных судебных решений показал, что правоприменитель применяет форму вины, но никак не степень вины. Мы же полагаем, что степень — слишком абстрактный критерий, целесообразнее заменить степень вины на форму вины (умысел или неосторожность), которая более близка и понятна правоприменителю, ясна ему она и по содержанию. Исходя из проведенного выше анализа содержания понятий «степень вины» и «форма вины» мы предлагаем внести изменения в ст.151 ГК РФ и заменить во втором абзаце слова «степень вины» на «форма вины».

________________

* Ожегов С.И. Словарь русского языка. С.764.

Индивидуальные особенности потерпевшего в соответствии со ст.ст.151, 1101 ГК РФ также являются обстоятельствами, влияющими на размер компенсации морального вреда. 

Для дальнейшего обсуждения данной проблемы необходимо дать определение понятию «индивидуальные особенности потерпевшего», которого в законе нет. Нет определения этого понятия и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства при компенсации морального вреда», поэтому индивидуальные особенности потерпевшего суды трактуют по своему субъективному усмотрению.

В отношении рассматриваемой нами проблемы сложилась определенная судебная практика, которой мы и будем придерживаться при определении индивидуальных особенностей потерпевшего.

Вероятные возражения оппонентов, что такой подход в этом случае будет не вполне правильным, так как система права в Российской Федерации является не прецедентной, а континентальной, можно признать отчасти обоснованными. Мы считаем, что система права в нашей стране является смешанной, поскольку при судебном разбирательстве используется сложившаяся в стране система Пленумов Верховного Суда РФ, которые «рождаются» из обобщения индивидуальных споров и трактуют закон, создавая тем самым судебные прецеденты в применении закона.

Итак, попытаемся определить, что мы понимаем под критериями выделения индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда. Таковыми критериями являются:

1) пол потерпевшего (мужчина, женщина; гомосексуалист и т.д.);

2) возраст потерпевшего (ребенок до 14 лет; ребенок в возрасте от 14 до 18 лет; взрослый человек от 18 до 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин; пожилой человек (здесь также за основу берется возраст потерпевшего): для женщин — более 55 лет, для мужчин — более 60 лет);

3) место жительства потерпевшего (здесь подразумевается не адрес проживания, а район, регион, страна проживания, примеры: Чеченская Республика, Соединенные Штаты Америки, Китай, Ирак. В контексте данного пункта мы хотим разъяснить, что может повлиять на размер компенсации морального вреда. Это место жительства как в настоящее время, так и в прошлом; срок проживания в стране, регионе, области, районе; страна жительства потерпевшего, поскольку уровень жизни, самосознание, культура проживающих в разных странах, регионах, областях, районов одной страны отличается иногда на порядок;

4) национальность и расовая принадлежность потерпевшего. Этот пункт мы ставим сразу после пункта «место жительства потерпевшего», так как оба эти пункта в определенной степени взаимосвязаны между собой. Примеры, которые мы приводили в п.3, касающиеся влияния на размер компенсации морального вреда в зависимости от региона, области, страны проживания, также можно применить и к национальному, расовому признаку потерпевшего;

5) социальное положение (социальный статус) потерпевшего включает в себя:

а) наличие у потерпевшего наград, не обязательно правительственных; хотя наличие последних, несомненно, должно повышать социальное положение потерпевшего в глазах суда;

б) социальные достижения: 

 должность, занимаемая человеком; 

 пенсионер «всесоюзного» значения; 

 почетный гражданин города, страны; 

 различные почетные звания и т.д.;

6) наличие у потерпевшего заболевания, инвалидности. Данный критерий, как мы считаем, несомненно влияет на размер компенсации морального вреда, так как, к примеру, при протекании болезни у человека меняется порог эмоциональной и физической чувствительности, поэтому при причинении морального вреда человеку, страдающему различными видами заболеваний, компенсация морального вреда должна взыскиваться в большем размере, чем человеку здоровому. Однако судьи зачастую не учитывают данный критерий при компенсации морального вреда, что вызывает только недоумение. Например, Е. совершила умышленное преступление в отношении С. 9 июля 2004 года, в 19 часов 30 минут Е., находясь на территории рынка «Восход», расположенного в г.Белгороде, на проспекте Б.Хмельницкого, 132, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, при большом скоплении посторонних людей, в ответ на замечания С. по поводу нахождения ее собаки на территории рынка без намордника, умышленно нанесла С. один удар ногой по его ноге, причинив потерпевшему физическую боль, после чего, продолжая свои преступные действия, натравила на него свою собаку породы стаффордширский терьер, используя ее в качестве оружия. Собака укусила С., нанеся ему рану на грудной клетке справа. В ходе разбирательства уголовного дела С. были заявлены исковые требования (не разграниченные по суммам) о взыскании причиненного преступлением материального ущерба и морального вреда на общую сумму в 100 тыс.руб.

Несмотря на приведенные в ходе судебного разбирательства доказательства, компенсация морального вреда, которую взыскал суд, была номинальной: ее размер составил всего 3 тыс.руб.

В приговоре суд указал, что считает справедливым гражданский иск потерпевшего С. о взыскании причиненного преступлением морального вреда удовлетворить частично — на сумму в 3 тыс.руб., поскольку именно такую сумму компенсации полагает соразмерной причиненным С. моральным переживаниям и испытанной физической боли в результате нападения собаки и последующего ее укуса, причинившего легкий вред здоровью потерпевшего. При этом суд указал, что в полном объеме учел такие обстоятельства, как факт инвалидности С., страдающего сахарным диабетом, а также меру испуга от набросившейся на него собаки, соразмерную его возрасту (сорок четыре года), полу (мужчина) и жизненному опыту;*

________________

* Архив Свердловского районного суда г.Белгорода (приговор от 24 ноября 2004 года).

7) по нашему мнению, дополнительным критерием индивидуальных особенностей потерпевшего, который должен учитываться при компенсации морального вреда, является наличие или отсутствие у потерпевшего полиса добровольного страхования жизни, здоровья. Этот критерий играет роль при определении размера компенсации морального вреда в части компенсации перенесенных человеком нравственных страданий, так как данное обстоятельство является косвенным доказательством, характеризующим оценку самим человеком своего здоровья, жизни (самооценка). На вероятные возражения оппонентов, что добровольное страхование могут себе позволить не все люди, мы ответим, что добровольное страхование своего здоровья, жизни, других нематериальных благ и неимущественных прав зависит от многих факторов, не последнюю очередь среди которых играет степень образованности человека при выборе своих действий, зависящих от оценки значимости страхования. Так, человек, имеющий небольшие доходы, но некоторый уровень страховой культуры, застрахует свою жизнь, если знает, что она подвержена определенному риску. Сделает он это для того, чтобы при наступлении страхового случая обеспечить свою семью средствами к существованию или собственное лечение в полном объеме. При определении индивидуальных особенностей потерпевшего и размера компенсации морального вреда данный пункт должен учитываться, если он имеется в конкретном гражданском деле;

8) эмоциональная ранимость или эмоциональная устойчивость к стрессовым ситуациям, характер, темперамент человека. Данные факторы определяются путем проведения обследования у психоаналитика, врача психотерапевта, невропатолога. В зависимости от полученного врачебного заключения должен определяться и размер компенсации морального вреда;

9) образованность человека — наличие среднего, средне-специального, высшего образования. Данный фактор также существенно влияет на размер компенсации морального вреда, так как в зависимости от уровня образования человек по-разному воспринимает происходящее с ним; при оскорблении человек не всегда может негативно воспринять произнесенные в его адрес слова, а следовательно, он не будет переносить физические и нравственные страдания. К примеру, если необразованного человека назвать нацистом, он может и не воспринять это как оскорбление, поскольку может плохо знать историю и не воспринимать данное слово в негативном смысле;

10) принадлежность к определенному общественному движению, партии, наличие определенных политических убеждений. Так, если человека, который относит себя по своим политическим убеждениям к коммунистам, назвать националистом или нацистом, то это оскорбит такого человека намного сильнее, чем человека, который не придерживается никаких политических взглядов; 

11) материальное положение человека, т.е. является ли человек богатым, среднего достатка, бедным. Например, если человек является богатым, то ему в денежном выражении требуется присуждение компенсации морального вреда в большем размере, потому что человеку богатому маленькая компенсация не принесет того эмоционального удовлетворения, которое, к примеру, испытает человек с низким достатком. Как считает В. Усков, «компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытывать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим и нравственным страданиям. Предположим, что двум лицам причинены нравственные страдания одинаковой степени тяжести, т.е. потерпевшие испытали одинаковое количество отрицательных эмоций. Безработный гражданин может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки новой рубашки на взысканные деньги, как и обеспеченный человек от приобретения нового автомобиля. Представляется, что в обоих случаях обоим лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы».* Мы разделяем данную точку зрения. Отрицание этой позиции некоторыми цивилистами не имеет под собой никакой основы, так как в капиталистическом обществе принцип равенства неприменим. По нашему мнению, в данном случае при компенсации морального вреда должно быть исключение из правил, которое состоит в следующем: равны при компенсации морального вреда только равные по материальному состоянию. Хотим отметить, что указанный принцип применим исключительно для компенсации морального вреда, на другие гражданско-правовые отношения он распространяться не должен. Было бы весьма странным уравнивать в праве на равную компенсацию морального вреда при равных страданиях Романа Аркадьевича Абрамовича и обычного человека — в случае взыскания равной компенсации несомненным являлось бы нарушение гражданских прав господина Абрамовича, являющегося собственником миллиардного состояния в долларовом исчислении;

________________

* Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. 2000. N 12. С.25.


12) физические параметры потерпевшего: рост, вес, наличие обезображивающих дефектов на различных частях тела. 

Вот далеко не полный перечень индивидуальных особенностей потерпевшего, который должен учитывать суд при компенсации морального вреда. Практика показывает, что судьи, как правило, при определении размера компенсации морального вреда не учитывают большинства индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, необходимо внести изменения в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства при компенсации морального вреда» с указанием в индивидуальных особенностей потерпевшего, рассмотренных выше. Перечень должен быть расширен. 

Для решения этой проблемы мы предлагаем ввести также в главу 8 «Нематериальные блага и их защита» Гражданского кодекса РФ ст.152.3 «Индивидуальные особенности лица». В статье дать законодательное определение понятия «индивидуальные особенности потерпевшего», а также привести перечень таких особенностей, которые должны учитываться судом при принятии решения. Перечень особенностей следует дать расширительно, для того чтобы в последующем он мог быть дополнен в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Пол, возраст, место жительства, национальность, расовая принадлежность, гражданство, социальное положение, различные заболевания, инвалидность, характер, темперамент, эмоциональная ранимость или устойчивость, образование, социально-политические убеждения, материальное положение, физические параметры и иные особенности человека, а также особенности, характеризующие человека как личность, раскрывающие самооценку и мировоззренческие взгляды, являются индивидуальными особенностями. Именно в таком виде мы предлагаем включить ст.152.3 «Индивидуальные особенности лица» в Гражданский кодекс РФ.

Установлением таких критериев при компенсации морального вреда, как «степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» и «характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий» законодатель предусмотрел некие рамки, за которые при рассмотрении дела по существу не может выйти суд. Вряд ли можно поставить на одну ступень страдание потерявшего в результате правонарушения близкого человека или получившего увечье, и переживания лица, у которого была испорчена вещь.

Приведем наглядные примеры. Жители г.Белгорода К. и Ф. обратились в суд с иском к строительной компании о возмещении морального вреда, причиненного гибелью их несовершеннолетнего сына К. в сумме 2 млн.руб. В обоснование своих требований они сослались на следующие обстоятельства. 16 ноября 2002 года около 18 часов их несовершеннолетний сын К. и его друзья М. и Ш. проникли через нижний просвет секционного бетонного ограждения на территорию строительства. К. подошел к бадье для бетона и сел на ее край, после чего траверса бадьи пришла в движение и смертельно травмировала ребенка. В качестве ответчика К. и Ф. привлекли строительную компанию, так как она надлежащим образом не обеспечила охрану строительной площадки, а также является собственником находящегося на ее территории имущества, включая бадью. В соответствии со ст.1068и ст.1079 Гражданского кодекса РФ строительная компания должна была выплатить, по мнению истцов, компенсацию за причинение морального вреда в связи с гибелью их сына в сумме 1 млн.руб. каждому. Судом заявленные требования были удовлетворены частично, в пользу каждого из истцов взыскано по 50 тыс.руб. В мотивировочной части решения суд указал: определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает, что погиб несовершеннолетний ребенок, истцы после его гибели перенесли нравственные страдания, обращались в медицинские учреждения за оказанием помощи (л.д. 89-97, 162). Также суд учитывает, что ответчиком не умышленно причинен вред здоровью, повлекший смерть К.*

________________

* Архив Свердловского районного суда г.Белгорода (решение от 8 июня 2004 года).

В другом случае решением Октябрьского районного суда г.Белгорода с ателье ООО «Ч» было взыскано в пользу В. 24 тыс.руб. за испорченную мужскую дубленку, стоимость услуги за изменение фасона дубленки в размере 300 руб., компенсация морального вреда в размере 3 тыс.рублей. При предъявлении искового заявления В. сослалась на следующие обстоятельства. Мужскую дубленку, приобретенную в феврале 2002 года, В. отдала в ателье ООО «Ч» 27 ноября 2002 года с целью изменить фасон путем переноса петель с одной полы дубленки на другую и таким способом из мужской дубленки сделать женскую. 

Когда 3 декабря 2002 года В. пришла забрать дубленку, то увидела, что ее испортили. Дефекты, которые были обнаружены В., — разные по длине петли, искривления прорези петель, неодинаковые расстояния петель от края борта, неровный кант обтачных петель, отклонение длины одной полочки от другой. 

Кроме всего прочего, В. сослалась на то, что ей был причинен моральный вред, выразившийся в душевных страданиях (из-за переживаний она недосыпает по ночам). По причине того, что ответчик испортил дубленку, с наступлением холодов В. была вынуждена надевать не очень теплое осеннее пальто, в котором довольно холодно, что, естественно, не могло не отразиться на ее здоровье. Размер причиненного морального вреда, выразившегося в нравственных страданиях, В. оценила в 12 тыс.руб., так как дело рассматривалось в суде в течение одного года.

Суд, взыскивая компенсацию морального вреда в размере 3 тыс.руб., в мотивировочной части решения указал: «В. длительное время в зимний период вынуждена была ходить в осеннем пальто, что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. В связи с этим она перенесла физические страдания, выразившиеся в ощущении постоянного холода, и нравственные страдания, выразившиеся в недосыпании в связи с переживаниями по поводу несправедливого отношения к В.»*

________________

* Архив Октябрьского районного суда г.Белгорода (решение от 24 июля 2004 года).

Из приведенных примеров усматривается значительная разница во взысканных суммах компенсации морального вреда с учетом критериев, которые определены в соответствии со ст.151 и ст.1101 ГК РФ, что указывает на сложившуюся практику в судах по взысканию сумм компенсации морального вреда.

Проанализировав теоретические работы и практику относительно учета критериев и факторов, влияющих на размер компенсации, мы пришли к выводу, что содержащиеся в законе критерии и факторы абстрактны, трудно применимы на практике из-за неясности, размытости как понятийного аппарата, так и критериев индивидуальных особенностей.

Мы предлагаем внести изменения в ст.151 ГК РФ и ее второй абзац изложить в следующей редакции: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание форму вины нарушителя, неоднократность, рецидив действий нарушителя по отношению к потерпевшему и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

По нашему мнению, в измененную редакцию статьи должны войти также ранее применяемые критерии, которые учитывались бы при определении размера компенсации морального вреда, а именно: неоднократность правонарушения, рецидив правонарушения, форма вины нарушителя.

В связи с тем, что в настоящее время отсутствует законодательно закрепленное понятие «индивидуальные особенности лица, которому причинен моральный вред», в правоприменительной практике возникла необходимость раскрыть содержание данного понятия.

Мы предлагаем дать в гражданском законодательстве определение понятия «индивидуальные особенности лица, которому причинен вред», путем включения в главу 8 «Нематериальные блага и их защита» ст.152.3 «Индивидуальные особенности лица» в следующей редакции: «Пол, возраст, место жительства, национальность, расовая принадлежность, гражданство, социальное положение, различные заболевания, инвалидность, характер, темперамент, эмоциональная ранимость или устойчивость, образование, социально-политические убеждения, материальное положение, физические параметры и иные особенности человека, а также особенности, характеризующие человека как личность, раскрывающие самооценку, и мировоззренческие взгляды, являются индивидуальными особенностями человека».

Как видно из определения, в нем содержится достаточно полный перечень критериев, которые должны учитываться правоприменителем при выяснении и оценке индивидуальных особенностей потерпевшего. Каждый из критериев, которые надлежит перечислить в ст.152.3 «Индивидуальные особенности лица», имеет свое собственное содержание, и его необходимо раскрыть в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал