.

Приговор по делу о жестоком обращении с животными

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 февраля 2017 г. N 22-1334/17

 

Судья судебной коллегии по уголовным дела Санкт-Петербургского городского суда, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу  в интересах осужденного К.А.В. и апелляционную жалобу потерпевшей Т. на приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга, которым К.А.В. осужден по ст. 245 ч. 1 УК РФ к 08 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из заработной платы.

Приговором суда удовлетворен гражданский иск потерпевшей Т. Постановлено взыскать с К.А.В. в пользу Т. в счет возмещения расходов на патологоанатомическое исследование <…> рубля и в счет возмещения морального вреда <…> рублей.

Апелляционный суд установил:

Приговором суда К.А.В. признан виновным в совершении жестокого обращения с животными, повлекшее его гибель, из хулиганских побуждений, с применением садистских методов при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В апелляционной жалобе защитник осужденного просит отменить приговор в связи с его незаконностью и необоснованностью, в связи с существенным нарушением судом уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с несправедливостью приговора и вынести оправдательный приговор. В обоснование указывает, что в действиях К.А.В. отсутствует состав преступления, поскольку он действовал не из хулиганских побуждений. Установлено, что имел место длящийся конфликт между К.А.В. и потерпевшей, а также и то, что в день происшествия собака потерпевшей, в нарушение требований ст. 34 Закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях», выгуливалась без намордника. Обвинением не доказано, что К.А.В. применил садистские методы, т.е., что он испытывал удовольствие от причинения страдания собаке или что его целью было именно причинение страданий собаке. Удары палкой в присутствии иных лиц были причинены К.А.В. с целью уничтожить собаку, но не причинить ей страдания. При назначении наказания суд не применил положения ч. 3 ст. 60 УК РФ, т.е. не учел данные о личности обвиняемого и назначил наказание, которое он не может исполнить по состоянию здоровья.

Потерпевшая Т. апелляционной жалобе просит изменить приговор в связи с его несправедливостью и чрезмерной мягкостью и назначить К.А.В. наказание в виде 10 месяцев исправительных работ. В обоснование указывает, что более справедливым, с учетом содеянного К.А.В., будет наказание, которое в судебном заседании просил назначить государственный обвинитель, а именно — 10 месяцев исправительных работ. Кроме того, считает, что суд несправедливо взыскал с осужденного в счет компенсации морального вреда лишь <…> рублей, в то время, как справедливым было бы взыскание <…> рублей, как того просил прокурор.

Проверив доводы жалобы, исследовав материалы дела, апелляционный суд находит приговор суда первой инстанции, как обвинительный законным и обоснованным и не подлежащим отмене либо изменению по следующим основаниям.

По мнению апелляционного суда вина К.А.В. в совершении инкриминированного преступления подтверждается собранными по делу доказательствами, указанными в приговоре и ее доказанность сомнения не вызывает.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, подробно и тщательно проанализировал в приговоре представленные по делу доказательства, в том числе показания подсудимого о мотиве и цели умерщвления им собаки.

Суд также исследовал и дал правильную оценку показаниям, данным в судебном заседании свидетелями обвинения Л., П. а также проанализировал и дал оценку доказательствам, представленным стороной защиты — показаниям свидетелей П.П. и Г.

Кроме того, суд исследовал и дал в приговоре оценку документам, представленным стороной защиты, как доказательство невиновности К.А.В., а именно выписке из мед. карты К.А.В. по факту его обращения за медицинской помощью в связи с укусом собаки и ответу из Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Правительства Санкт-Петербурга об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении по факту обращения П.П. в связи с нарушением ночной тишины лицами, проживающими в квартире Т.

Суд правильно указал, что вина К.А.В. в совершении инкриминированного преступления, кроме показаний самого подсудимого, потерпевшей и свидетелей подтверждается также и отмеченными в приговоре письменными доказательствами, в том числе: протоколом осмотра места происшествия, где было обнаружено место, где К.А.В., подвесил собаку на дереве, аналогичным протоколом осмотра, согласно которому был обнаружен труп собаки, протоколом патологоанатомического исследования трупа собаки, в соответствии с которым установлена причина ее смерти — остановка сердечной деятельности вследствие шока и кровотечения, вызванного травматическими повреждениями (колотое проникающее ранение грудной клетки с повреждением ткани левого легкого, гематомы и кровоизлияния на голове и туловище, возникшие вследствие воздействия тупого предмета (предметов).

Оценка, данная судом всем исследованным и положенным в основу приговора доказательствам, как относимым, допустимым и достоверно подтверждающим виновность осужденных К.А.В., по мнению апелляционного суда, является правильной и сомнения не вызывает.

На недопустимость каких-либо доказательств, в связи с их получением с нарушением требований уголовно-процессуального закона не указывают ни осужденный, ни его защитник.

При этом суд учитывает, что К.А.В., как это отмечено в приговоре, в судебном заседании по существу, не оспаривал совершение инкриминированных ему действий по умерщвлению собаки, принадлежащей потерпевшей Т. установленным в приговоре способом.

Оценивая доказательства, представленные стороной защиты и, по мнению защиты, свидетельствующие о недоказанности совершения К.А.В. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 245 УК РФ, а также подтверждающие наличие конфликта между К.А.В. и хозяйкой убитой им собаки — Т. суд правильно указал, что представленная выписка из медицинской карты амбулаторного больного К.А.В. не свидетельствует о том, что К.А.В. укусила именно собака Т., поскольку из данного документа лишь следует, что К.А.В. укусила домашняя собака. Таким образом, указанное доказательство не свидетельствует о наличии конфликта между К.А.В. и Т. в связи с укусом его собакой потерпевшей.

Как правильно указал суд, не может также свидетельствовать о таком конфликте и ответ на имя П.П. (сожительницы осужденного) из комитета по вопросам законности и правопорядка Правительства Санкт-Петербурга, поскольку из указанного ответа следует, что П.П. обратилась в комитет по факту нарушения тишины и покоя в ночное время жильцами квартиры N <адрес> по <адрес>. Вместе с тем, никаких сведений о том, что обращение П.П. связано с несоблюдением Т. правил содержания собаки, исследованный судом документ не содержит. При этом суд апелляционной инстанции считает обоснованным и указание суда на факт обращения П.П. в соответствующий орган власти уже после того, как в отношении К.А.В. было возбуждено данное уголовное дело.

Выводы суда о том, что К.А.В. совершил умышленные действия, направленные на умерщвление собаки потерпевшей Т. и эти действия носили хулиганский характер, суд апелляционной инстанции признает правильными и обоснованными.

По смыслу уголовного закона данное преступление признается совершенным из хулиганских побуждений и в том, случае, когда животных убивают, калечат для демонстрации пренебрежения к нормам морали и общественному мнению.

Судом установлено и не оспаривалось осужденным, что собаку потерпевшей по кличке <…> К.А.В. выхватил из рук свидетеля П. и впоследствии убил на улице, т.е. в общественном месте, в день, являющийся праздничным, неподалеку от жилого дома и детского сада. В момент осуществления своих умышленных действий по нанесению собаке телесных повреждений, приведших к ее смерти, К.А.В. был застигнут людьми, которые пытались помешать ему, делали ему замечания. Со слов К.А.В. в суде, подходила и девочка, которая кричала, чтобы он прекратил свои действия.

Однако К.А.В. на их действия не реагировал, напротив своим поведением воспрепятствовал вмешательству посторонних в его действия по отношению к собаке и продолжил совершение этих действий.

Указанное, в своей совокупности, объективно свидетельствует о демонстрации К.А.В. пренебрежения к нормам морали и общественному мнению и, как правильно и обоснованно указал суд в приговоре, о том, что он действовал из хулиганских побуждений.

По смыслу этого закона — ст. 245 УК РФ, под жестоким обращением с животным, повлекшим за собой его гибель, с применением садистских методов понимается мучительный способ умерщвления животного, в том числе и ради желания видеть его мучения.

По мнению апелляционного суда, установленные судом обстоятельства совершенного К.А.В. преступления, а именно: подвешивание собаки за ошейник на сук дерева, что исключало возможность животного сопротивляться и убежать, нанесение собаки неоднократных ударов палкой по разным частям тела, в том числе и колотого проникающего ранения грудной клетки, если при этом собака скулила, хрипела, издавала иные звуки, свидетельствующие о причинении ей боли, в своей совокупности, однозначно свидетельствуют о том, что собака была умерщвлена мучительным для нее способом.

Учитывая также, что К.А.В. при этом, видя мучения животного, не прекратил своих действий после получения замечаний от прохожих, оставался на месте умерщвления животного и продолжил свои преступные действия, наблюдая за его мучениями, вывод суда о том, что К.А.В. были применены садистские методы, является правильным и основанным на исследованных судом доказательствах.

Установленный судом факт нарушения потерпевшей Т. требований ст. 34 Закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях», выразившегося в выгуливании собаки без намордника, по мнению апелляционного суда, не свидетельствует как о недоказанности вины К.А.С. по предъявленному обвинению, так и о неправильной квалификации его действий судом.

Соглашаясь с квалификацией действий К.А.В. по ст. 245 ч. 1 УК РФ, данной судом первой инстанции и считая ее правильной, апелляционный суд обращает внимание и на тот факт, что в судебном заседании К.А.В. по существу подтвердил факт умерщвления собаки именно таким способом и при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

При назначении наказания К.А.В. суд в полной мере учел требования уголовного закона, изложенные в ст. 60 УК РФ о его справедливости и индивидуализации и назначил наказание с учетом характера и степени общественной опасности, совершенного осужденным тяжкого преступления, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих его наказание обстоятельств.

Учитывая в совокупности признание вины в рамках своей правовой позиции, наличие тяжелых хронических заболеваний и инвалидности <…> группы, а также, руководствуясь принципом соразмерности и справедливости наказания, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения К.А.В. наказания в виде исправительных работ не на максимальный срок.

Наказание К.А.В. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 245 УК РФ с учетом положений ч. 3 и ч. 5 ст. 50 УК РФ, а потому, вопреки доводам апелляционных жалоб адвоката и потерпевшей, является справедливым.

Довод адвоката о невозможности назначения К.А.В. наказания в виде исправительных работ в связи с наличием у него хронических заболеваний, апелляционный суд считает несостоятельными, поскольку согласно ч. 5 ст. 50 УК РФ исправительные работы не могут быть назначены лишь лицам, признанным инвалидами первой группы беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. Сведений о том, что К.А.В. относится к числу лиц, указанных в ч. 5 ст. 50 УК РФ материалы уголовного дела не содержат.

Вывод суда об отсутствии оснований для применения ст. 73 УК РФ судебная коллегия считает обоснованным и не находит оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Вопрос о гражданском иске потерпевшей Т. судом разрешен в соответствии с требованиями закона и обоснованно удовлетворен как в полном объеме в части взыскания материального ущерба (расходов на патологоанатомическое исследование трупа собаки), так и частично в части компенсации морального вреда.

Вывод суда о необходимости удовлетворения исковых требований потерпевшей и взыскании заявленных сумм с К.А.В. в установленных судом размерах, достаточно мотивирован и сомнений в правильности не вызывает.

Доводы апелляционной жалобы потерпевшей Т. о несправедливости назначенного К.А.В. наказания апелляционный суд считает неубедительными.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену либо изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.35 УПК РФ, суд апелляционной инстанции постановил:

Приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> в отношении К.А.В. оставить без изменения.

Апелляционные жалобы адвоката Лукьянова С.С. и потерпевшей Т. оставить без удовлетворения.

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал