.

А.С.Феоктистов. Договор пожертвования в судебно-арбитражной практике

 

ДОГОВОР ПОЖЕРТВОВАНИЯ В СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКЕ  

А. ФЕОФИЛАКТОВ

 

Феофилактов Александр Сергеевич, начальник юридического отдела ГОУ ВПО «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых».

 

Автор статьи, анализируя судебную практику, выделяет основные черты договора пожертвования и предлагает внести изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации.

 

Действующее гражданское законодательство рассматривает пожертвование в качестве самостоятельной разновидности договора дарения, что прямо предусмотрено в п. 1 ст. 582 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Несмотря на то что подавляющее большинство отношений в сфере экономической деятельности носят возмездный характер, в последние годы в судебно-арбитражной практике значительно чаще стали встречаться споры, связанные с договором пожертвования. Как показывает анализ дел данной категории, у судебных инстанций возникают проблемы с применением данных норм гражданского законодательства, что приводит к принятию противоречивых судебных актов.

Применение договора пожертвования в качестве способа оформления имущественных отношений в настоящее время стремительно развивается. Многие финансово состоятельные граждане и организации, осуществляющие благотворительную поддержку социально значимых структур, предпочитают защищать свои интересы от недобросовестных получателей помощи путем заключения сделок, конкретизирующих порядок использования предоставляемого ими имущества под общеполезные цели.

Договор пожертвования нельзя считать абсолютно новым институтом для отечественного гражданского права. Как известно, в дореволюционной России меценатство достигло достаточно высокого уровня развития, что не могло быть не отраженно в законодательных актах.

В советский период законодательство термин «пожертвование» не использовало. Однако в качестве аналога данного вида договора дарения можно рассматривать абз. 3 ст. 256 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., который предусматривал дарение гражданином имущества государственной, кооперативной или иной общественной организации для определенной общественно полезной цели.

Учитывая новые тенденции в развитии социально-экономических отношений, ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации регламентировал отношения в сфере безвозмездной передачи имущества для общественно полезных целей более подробным образом, выделив самостоятельную форму сделки — договор пожертвования.

Договор пожертвования в законодательстве определяется как самостоятельная форма дарения вещи или права со специфическими особенностями, установленными в Гражданском кодексе Российской Федерации и некоторых других нормативно-правовых актах.

На договор пожертвования полностью распространяют предусмотренные законом правила дарения, если иное прямо не определено в действующих законодательных документах.

Выделим основные черты рассматриваемого договора.

1. Пожертвование носит безвозмездный характер, т.е. не может быть обусловлено встречным исполнением со стороны одаряемого. Предусмотренное в ст. 582 ГК РФ целевое назначение передаваемого имущества следует рассматривать как установленное жертвователем обременение, позволяющее гарантировать достижение общеполезной цели.

В судебной практике нередко встречаются споры, связанные с решением вопроса о том, носили ли отношения между сторонами безвозмездный характер или имущество передавалось от одного лица к другому на возмездной основе.

Так, в частности, благотворительный фонд поддержки медицины «Гуманитарная акция» (далее — фонд) обратился в Арбитражный суд Владимирской области с иском к муниципальному унитарному учреждению «Кольчугинская центральная районная больница» (далее — больница) о взыскании 592181 рубля 58 копеек задолженности по оплате лекарственных препаратов, переданных по накладной и счету-фактуре от 26 ноября 1998 г. N 601.

Решением суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Согласно материалам дела фонд по накладной от 26 ноября 1998 г. N 601 передал больнице инсулин. В оформленном фондом счете-фактуре за теми же датой и номером стоимость медикаментов определена в размере 20204,08 условной единицы. Письменный договор сторонами не заключался.

В июне 2001 г. фонд обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с больницы задолженности в сумме, рассчитанной по курсу доллара США на день принятия решения.

Удовлетворяя иск, суд пришел к выводу, что между сторонами совершена разовая сделка купли-продажи и в соответствии с п. 1 ст. 486 Гражданского кодекса Российской Федерации у покупателя возникла обязанность оплатить товар.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, оставляя решение суда первой инстанции в силе, признали довод ответчика о передаче медикаментов в порядке пожертвования несостоятельным, поскольку законом установлена презумпция возмездности сделки, и доказательств безвозмездного получения больницей инсулина не представлено.

Таким образом, ввиду того что стороны изначально не определили характер своих отношений по поводу передачи имущества лечебному учреждению, в дальнейшем возник спор о наличии обязанности больницы оплатить переданные ему медикаменты, хотя получатель полагал, что действует в рамках договора пожертвования.

Однако Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, рассмотрев данное дело в порядке надзора, отменил судебные акты нижестоящих судов по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Согласно п. 1 ст. 118 Кодекса, фондом признается некоммерческая организация, преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели.

Уставом фонда (п. 1.6) в качестве его основной цели предусмотрено оказание имущественной и финансовой помощи учреждениям лечебно-профилактической сети, детским домам, школам и т.п. учреждениям.

Исходя из п. 2 ст. 118 Кодекса фонд вправе заниматься предпринимательской деятельностью, однако эта деятельность ограничена его уставными целями.

Предпринимательская деятельность, направленная на извлечение прибыли за счет лиц, которым фонд должен оказывать имущественную и финансовую помощь, очевидно, противоречит определенным законом и уставом целям создания фонда.

В накладной и счете-фактуре от 26 ноября 1998 г. N 601 нет ссылки на обязанность больницы оплатить товар, на порядок и сроки оплаты, не указано, какой иностранной валюте эквивалентны условные единицы.

Кроме того, иск предъявлен через 2,5 года после передачи товара, что также подтверждает, что стороны изначально имели целью заключение договора пожертвования медицинских препаратов для достижения общеполезных целей. В связи с чем судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 6609/02 // Вестник ВАС РФ. 2003. N 1.

 

2. Предметом договора пожертвования могут выступать в соответствии с п. 1 ст. 582 ГК РФ вещи или имущественные права, принадлежащие жертвователю.

Таким образом, в отличие от обычного договора дарения пожертвование не может быть совершено путем освобождения одаряемого от исполнения имущественной обязанности перед жертвователем или иным субъектом, обладающим правом требования по отношению к одаряемому. Вместе с тем, по мнению автора, подобное ограничение является не совсем обоснованным, так как в практике нередко организации, осуществляющие деятельность в социально значимой сфере, имеют существенные долги по различного рода обязательствам, прежде всего договорным. В связи с этим вполне целесообразным было бы закрепление в Гражданском кодексе Российской Федерации подобной возможности для потенциальных жертвователей. Более того, нередко для субъектов, желающих сделать пожертвование в благотворительных целях, удобнее исполнить за одаряемого какую-либо обязанность по заключенной им сделке, чем приобретать сначала вещь для себя, а уже после этого передавать ее одаряемому лицу. В настоящее время фактически подобная форма пожертвования используется многими образовательными и иными учреждениями, хотя исходя из буквального толкования ст. 582 ГК РФ к пожертвованию нельзя отнести оплату счета за одаряемого в пользу третьего лица.

В качестве предмета договора дарения также могут выступать ценные бумаги, принадлежащие жертвователю, так как ими удостоверяется определенный объем имущественных прав, передаваемый получателю пожертвования. Возможность использования акций при осуществлении пожертвования подтверждается материалами арбитражной практики, при этом передача ценных бумаг также осуществляется в общеполезных целях.

Так, в частности, ряд граждан обратился в Арбитражный суд Иркутской области с иском к Комитету по управлению государственным имуществом (КУГИ) Иркутской области, открытому акционерному обществу (ОАО) «Хайтинский фарфор», Терских В.Н.: 1) о признании ничтожными сделок купли-продажи акций ОАО «Хайтинский фарфор»; 2) о признании ничтожной сделки дарения акций открытого акционерного общества (ОАО) «Сибирский фарфор», заключенной между ОАО «Хайтинский фарфор» и КУГИ Иркутской области.

Согласно тексту искового заявления истцы являются акционерами ОАО «Хайтинский фарфор». ОАО «Хайтинский фарфор» являлось акционером ОАО «Сибирский фарфор», владеющим 24000 акций.

Общее собрание акционеров ОАО «Хайтинский фарфор» 17 марта 2000 г. приняло решение (97,6% голосов акционеров) о передаче акций в собственность Иркутской области по сделке пожертвования.

5 апреля 2000 г. между КУГИ Иркутской области (как представителем Иркутской области) и ОАО «Хайтинский фарфор» был заключен договор пожертвования, по условиям которого ОАО «Хайтинский фарфор» пожертвовало и передало в собственность Иркутской области 24000 акций ОАО «Сибирский фарфор».

Договор пожертвования сторонами был полностью исполнен. Истцы обратились в арбитражный суд с иском о признании указанной сделки недействительной, утверждая, что она имела кабальный характер, была заключена по злонамеренному соглашению сторон без общеполезной цели.

Судам первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении иска было отказано в связи со следующими обстоятельствами.

Пожертвования могут делаться гражданам, лечебным, воспитательным учреждениям, учреждениям социальной защиты и другим аналогичным учреждениям, благотворительным, научным и учебным учреждениям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, а также государству и другим субъектам гражданского права, указанным в ст. 124 Кодекса.

Согласно п. п. 1, 3 ст. 4 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» граждане и юридические лица вправе беспрепятственно осуществлять благотворительную деятельность на основе добровольности и свободы выбора ее целей. Никто не вправе ограничивать свободу выбора установленных федеральным законом целей благотворительной деятельности и форм ее осуществления.

В порядке ст. 65 Гражданского кодекса Российской Федерации истцы не доказали, что имело место злонамеренное соглашение представителей сторон и (или) спорная сделка носила кабальный характер. Кроме того, истцы не являлись сторонами договора пожертвования от 5 апреля 2000 г., не могут быть признаны потерпевшими в смысле ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации и, следовательно, не могут подавать иск о признании указанной сделки недействительной в связи с ее кабальностью и (или) наличием злонамеренного соглашения представителей сторон.

Таким образом, в данном деле судебные инстанции признали, что допускается передача акций коммерческой организацией публично-правовому образованию, в рассматриваемом споре — субъекту Российской Федерации, по договору пожертвования и это не противоречит целям пожертвования, установленным в ст. 582 ГК РФ <2>.

———————————

<2> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа по делу N А19-3225/04-13-6-Ф02-6009/05-С2 от 26 января 2006 г.

 

3. Перечень субъектов, которые могут выступать одаряемыми по договору пожертвования, в ст. 582 ГК РФ указан исчерпывающим образом и расширительному толкованию не подлежит. В случае когда пожертвование предоставляется субъекту, который не может быть отнесен к списку, указанному в законодательстве, данная сделка может быть признана судом недействительной в порядке ст. 168 ГК РФ. Законодателем введена презумпция, согласно которой коммерческие организации не могут получать имущество для реализации общеполезных задач, так как это противоречит их юридической сущности, направленной на извлечение прибыли от собственной деятельности.

Показательным примером в данном случае может служить следующее дело. Общество с ограниченной ответственностью «Транс-Инвест-Саров» (далее — ООО «ТИС», общество) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к Фонду развития конверсионных производств (далее — Фонд, ФРКП) о признании недействительным дополнительного соглашения от 28 апреля 2004 г. N 2 к договору целевого финансирования от 9 июля 2003 г. N ФР03-03/112 и о применении последствий недействительности сделки путем возврата 6403870 рублей.

Решением суда первой инстанции от 14 марта 2003 г., оставленным без изменения Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2006 г., в иске отказано. При принятии судебных актов обе судебные инстанции исходили из того, что к соглашению о гранте от 25 апреля 2002 г. N 6017, заключенному корпорацией Nuclear Threat Initiative, Inc. (далее — Корпорация N TI) с фондом, должны применяться правила ст. 582 ГК РФ о пожертвовании, поскольку названным соглашением предусматривалось финансирование программы «Создание и развитие новых гражданских производств в городе Саров»; ООО «ТИС», как коммерческая организация, не может быть одаряемым по договору пожертвования; договор целевого финансирования от 9 июля 2003 г. N ФР 03-03/112 является договором займа; получателем безвозмездной технической помощи в сумме 360000 долларов США считается ответчик, который вправе использовать полученные в виде пожертвования средства для финансирования на возвратной основе коммерческим или некоммерческим организациям в общеполезных целях.

Истец на состоявшиеся судебные акты подал кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа, в которой указал на то, что является получателем безвозмездной помощи по договору пожертвования, в связи с чем полагает выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными.

Однако суд кассационной инстанции с доводами жалобы не согласился и судебные акты оставил без изменения. Одним из выводов суда стало указание в Постановлении на следующее обстоятельство: «Безвозвратная передача средств означала бы пожертвование (дарение имущества в общеполезных целях с условием использования имущества по определенному назначению). Однако в силу статьи 582 Гражданского кодекса Российской Федерации ООО «ТИС» не может быть одаряемым по договору пожертвования.

При таких обстоятельствах суд обоснованно квалифицировал отношения спорящих сторон как заемные и правомерно отказал истцу в удовлетворении заявленных требований» <3>.

———————————

<3> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20 июля 2006 г. по делу N А43-46558/2005-27-1253/2-5-557.

 

4. В соответствии с п. 6 ст. 582 Гражданского кодекса Российской Федерации к пожертвованию не применяется ряд норм о договоре дарения, в том числе ст. ст. 578 и 581 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Особое значение имеет то обстоятельство, что обязательства по предоставлению пожертвования не переходят от жертвователя к его правопреемникам, в отличие от общих положений об обещании дарения в будущем. Судебно-арбитражной практикой, в частности, подтверждает то обстоятельство, что обязанности по договору пожертвования утрачивают силу в случае реорганизации жертвователя — юридического лица.

Управление автомобильными дорогами Архангельской области «Архангельскавтодор» администрации Архангельской области (далее — управление «Архангельскавтодор») обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу «Лесозавод 25″ (далее — ЗАО «Лесозавод 25″) о взыскании 2000000 рублей задолженности по договору подряда от 20 марта 2001 г. N ИП 686/01 на капитальное строительство.

До принятия решения истец уточнил исковые требования и просил суд взыскать 2000000 рублей задолженности, возникшей в результате неисполнения денежного обязательства по договору подряда от 20 марта 2001 г. N ИП 686/01 на капитальное строительство (в редакции дополнительного соглашения от 26.01.2001 N 1).

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции от 25 апреля 2005 г. решение отменено, в иске отказано.

В кассационной жалобе управление просит постановление апелляционной инстанции отменить как принятое с нарушением норм материального и процессуального права.

Кассатор сослался на то, что при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции неправильно истолковал закон (п. 6 ст. 582 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также самостоятельно вышел за пределы рассмотрения апелляционной жалобы, чем нарушил принцип состязательности и принцип равноправия сторон, поставив ответчика в преимущественное положение.

Однако в ходе разбирательства дела в суде кассационной инстанции оснований для отмены постановления апелляционного суда не было найдено в связи со следующим.

Между управлением «Архангельскавтодор» (заказчик), открытым акционерным обществом «Архбум» (далее — ОАО «Архбум», инвестор) и обществом с ограниченной ответственностью «Северстрой» (далее — ООО «Северстрой», подрядчик) заключен договор подряда от 20 марта 2001 г. N ИП 686/01 на капитальное строительство.

По условиям названного договора подрядчик принимает на себя обязательства по строительству новой автодороги «Лешуконское — Пинега», участок «Магистраль N 1 — граница с Лешуконским районом», согласно проекту, утвержденному управлением «Архангельскавтодор» приказом от 28 января 1998 г. N 9/01-03.

Дополнительным соглашением от 26 декабря 2001 г. N 1 к договору от 20 марта 2001 г. установлено, что инвесторами по названному договору являются ОАО «Архбум», общество с ограниченной ответственностью «Цигломенский лесозавод» (далее — ООО «Цигломенский лесозавод») и ЗАО «Лесозавод N 25″.

Пункт 4 изложен в новой редакции, согласно которой, в частности, инвестор-2 (ООО «Цигломенский лесозавод») обязуется в декабре 2001 г. произвести добровольное безвозмездное пожертвование в пользу некоммерческой организации (управление «Архангельскавтодор») в размере 2000000 рублей (на основании решения совета директоров ООО «Цигломенский лесозавод» от 20 ноября 2001 г., протокол N 2).

Указанное обязательство ООО «Цигломенский лесозавод» не выполнило.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц от 1 октября 2001 г. N 04-03/4-15170 ООО «Цигломенский лесозавод» прекратило свое существование путем реорганизации в форме присоединения к ЗАО «Лесозавод N 25″.

На основании изложенного управление «Архангельскавтодор» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском к ЗАО «Лесозавод N 25″ как правопреемнику ООО «Цигломенский лесозавод» о взыскании 2000000 рублей.

Согласно п. 1 ст. 582 ГК РФ пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. В соответствии с п. 2 ст. 581 Кодекса обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором. Однако в силу п. 6 ст. 582 Кодекса к пожертвованиям не применяются ст. ст. 578 и 581 указанного Кодекса.

Таким образом, обязанность ЗАО «Цигломенский лесозавод» произвести добровольное безвозмездное пожертвование в пользу некоммерческой организации (управление «Архангельскавтодор») в размере 2000000 рублей не может перейти к ЗАО «Лесозавод N 25″ в связи с реорганизацией первого.

Исходя из изложенных фактов, суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда, отказавшего в иске, без изменения, тем самым подтвердив, что взыскание средств по договору пожертвования с правопреемника жертвователя в результате реорганизации является невозможным <4>.

———————————

<4> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 августа 2005 г. N А05-19456/04-17.

 

Итак, обобщая вышеприведенные примеры применения в арбитражных судах различного уровня норм Гражданского кодекса Российской Федерации и других правовых актов о договоре пожертвования, следует констатировать тот факт, что в последние годы споры, связанные с данной разновидностью договора дарения, все чаще возникают в качестве предмета разбирательств в судебных инстанциях. И судя по количеству отменяемых судебных актов, здесь достаточно большое количество нерешенных проблем, что требует не только руководящих разъяснений высших судебных инстанций, но и корректировки законодательной базы.

Анализируя предложения специалистов, исследующих данную проблематику, можно отметить следующие основные направления совершенствования правовых норм, регламентирующих пожертвование.

1. Необходимо отграничить пожертвование от предоставления грантов. Договор о предоставлении гранта должен быть введен в качестве самостоятельного вида сделки в Гражданский кодекс Российской Федерации, а также другие нормативные акты, в том числе регулирующие научную, образовательную и иную деятельность социального характера.

2. Требуется расширение перечня оснований отмены пожертвования в части включения в качестве такового неиспользования предмета пожертвования одаряемым лицом длительный период без уважительных причин.

3. Следует исключить полностью либо конкретизировать норму Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что на принятие пожертвования не требуется согласия со стороны третьих лиц, так как применение этой нормы вызывает трудности на практике.

Перейти на Главную

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал