.
Бездомные собаки загрызли овец. Ущерб взыскан с администрации поселения - Правовая зоозащита

Бездомные собаки загрызли овец. Ущерб взыскан с администрации поселения

Дело № 33-8184/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

04 декабря 2018 года                                                                                                     г. Ханты-Мансийск

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты — Мансийского автономного округа — Югры, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело  по исковому заявлению (ФИО)1(ФИО)2 к  администрации городского поселения Кондинское о возмещении вреда, причиненного в результате неисполнения полномочий, по апелляционной жалобе ответчика администрации  на решение Кондинского районного суда, которым постановлено:

«исковые требования (ФИО)1(ФИО)2 к администрации городского поселения Кондинское о возмещении материального вреда, причиненного в результате неисполнения полномочий удовлетворить частично.

Возложить на администрацию муниципального образования обязанность возместить в натуре, причиненный материальный вред путем предоставления в собственность (ФИО)1(ФИО)2 овец романовской породы в количестве 7 штук, из них 2 овцы в возрасте 8 лет, пол самки (суягные); одну овцу возраст 4 года пол самка (суягную); две овцы возраст 1 год, пол самки, (суягные), одну овцу 6 месяцев пол самка; одну овцу возраст 6 месяцев пол самец.

Взыскать с администрации муниципального образования Кондинский района в пользу экспертного учреждения ООО «Оценка» <данные изъяты> руб.

собаки загрызли овецВ удовлетворении исковых требований (ФИО)1(ФИО)2 к администрации городского поселения Кондинский о возмещении материального вреда, причиненного в результате неисполнения полномочий, отказать».

муниципального образования Кондинский район (ФИО)6, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

Истцы обратились в суд с иском к администрации Кондинского района, администрации городского поселения Кондинское, с учетом уточнения требований просили обязать возместить причиненный вред в натуре.

Требование мотивировано тем, что на приусадебном участке истцов безнадзорные собаки загрызли 7 овец, принадлежавших истцам, что подтверждается актом ветеринарного осмотра. Владельцев собак органами полиции не установлено, постановлением в возбуждении уголовного дела по факту причиненного истцам ущерба в результате преступления было отказано. Считают, что виновным в причинении имущественного вреда является администрация МО Кондинского района, не исполнявшая переданные полномочия по отлову безнадзорных животных. Размер вреда определен на основании закупочных документов на вновь приобретенных животных. Три взрослые самки 8 лет; и 4.5 года по <данные изъяты> рублей каждая, 2 самки 1 год 2 месяца, и 1 год и 1 месяц — <данные изъяты> рублей каждая, так как на момент гибели все были суягны, самка и баран — по 6 месяцев — 5 тысяч рублей каждый. С учетом положений ст. 1082 Гражданского кодекса РФ просят обязать муниципальное образование Кондинский район возместить причиненный вред в натуре.

Протокольным определением суда от (дата) по делу в качестве соответчика была привлечена администрация г/п Кондинское.

Истцы (ФИО)1(ФИО)2, представитель администрации городского поселения Кондинское в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела были извещены надлежащим образом.

Представитель ответчика администрации Кондинского района (ФИО)6 исковые требования не признал.

Руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд рассмотрел дело в отсутствие неявившихся лиц.

Судом постановлено вышеизложенное решение.

В апелляционной жалобе ответчик администрации Кондинского района просит решение суда отменить, принять по делу новое решение. В обоснование жалобы указывает, что в соответствии со статьей 2 Закона Ханты — Мансийского автономного округа — Югры от (дата) (номер)-оз «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований Ханты — Мансийского автономного округа — Югры отдельным государственным полномочием Ханты — Мансийского автономного округа — Югры по проведению мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защиты населения от болезней, общих для человека и животных» органы местного самоуправления муниципальных образований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, наделяются отдельными государственными полномочиями, включающими в себя: отлов и транспортировку безнадзорных и бродячих домашних животных; содержание и учет отловленных бродячих домашних животных; умерщвление и утилизацию бродячих домашних животных. В соответствии со статьей 3 Закона ХМАО — Югры для осуществления переданного органам местного самоуправления отдельного государственного полномочия бюджетам соответствующих муниципальных образований из бюджета автономного округа предоставляются субвенции в объеме, установленном законом автономного округа о бюджете автономного округа на очередной финансовый год и на плановый период. Для осуществления органом местного самоуправления отдельного государственного полномочия, муниципальному образованию Кондинский район из бюджета автономного округа предоставлена субвенция в объеме <данные изъяты> рублей. Согласно проведенному запросу котировок на выполнение работ по санитарному отлову безнадзорных и бродячих домашних животных (собак) в поселениях Кондинского района был заключен муниципальный контракт от (дата) (номер) на выполнение работ на общую сумму <данные изъяты>рублей. По условиям контракта в городском поселении Кондинское в соответствии с техническим заданием количество подлежащих отлову безнадзорных и бродячих домашних животных (собак) составило 10 особей. Выделенная субвенция муниципальным образованием (адрес) была освоена в полном объеме. После чего, администрацией Кондинского района на имя первого заместителя Губернатора Ханты — Мансийского автономного округа — Югры (дата) было направлено письмо (номер) с ходатайством о выделении дополнительной субвенции в 2015 году в размере <данные изъяты> рублей на проведение мероприятий по отлову безнадзорных и бродячих животных на территории (адрес). Письмом от (дата) (номер) в дополнительной субвенции администрации района отказано. Указанные документы имеются в материалах дела, также об этом было указано в возражениях на исковое заявление. Однако, суд в своем решении указывает на то, что доводы администрации о проведении мероприятий по отлову животных являются несостоятельными, ссылаясь на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от (дата) (номер)-П, согласно которой, недостаточность собственных доходных источников на уровне субъектов Российской Федерации или муниципальных образований обеспечивается посредством оказания финансовой помощи из федерального бюджета субъектов Российской Федерации в целях надлежащего исполнения ими установленных федеральным законодательством расходных обязательств. С учетом приведенных выше норм Закона (номер)-Ф3 и Закона №184-ФЗ полагает, что требование проведения организационных мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных и осуществления соответствующих материально — финансовых затрат может быть обращено к органам местного самоуправления при условии передачи им в установленном порядке отдельных государственных полномочий в этой области, что в силу части 2 статьи 132 Конституции Российской Федерации должно сопровождаться предоставлением необходимых для реализации этих полномочий материально — финансовых средств. При этом следует учитывать, что органы местного самоуправления, согласно части 3 статьи 20 Закона (номер)-Ф3, несут ответственность за осуществление отдельных государственных полномочий в пределах выделенных муниципальным образованиям на эти цели материальных ресурсов и финансовых средств. Суд в своем решении ссылается на материал проверки, проведенной в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ по заявлению (ФИО)1 от (дата), из которого следует, что при подворном обходе сотрудниками полиции близлежащих домов проведены доверительные беседы с жителями г/п Кондинское, в ходе которых выяснено, что в районе проживания семьи (ФИО)10 до настоящего времени множество безнадзорных собак. Однако, данный факт не устанавливает причинно — следственную связь между событием гибели овец, причиненным ущербом и фактом неисполнения органами местного самоуправления своих полномочий. В судебном заседании истцом сведений о том, что овец загрызли безнадзорные животные, не представлено. Кроме того, в решении не указан срок исполнения решения суда. Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от (дата) (номер) «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», удовлетворяя требование кредитора о понуждении к исполнению обязательства в натуре, суд обязан установить срок, в течение которого вынесенное решение должно быть исполнено (ч. 2 ст. 206 ГПК РФ). При установлении указанного срока, суд учитывает возможности ответчика по его исполнению, степень затруднительности исполнения судебного акта, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции истцы, представитель г/п Кондинское не явились, о времени и месте судебного заседания извещались надлежащим образом.

Руководствуясь статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия находит возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, возражений (часть 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ) и обсудив их, заслушав объяснения представителя ответчика администрации муниципального образования (адрес) (ФИО)6, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, (дата) в 10 часов 45 минут в ПП (номер) ОМВД России по (адрес) с заявлением обратилась гр. (ФИО)1, проживающая г/п Кондинское (адрес), в котором просила привлечь к ответственности неизвестное ей лицо, собаки которого (дата) около <данные изъяты>минут в огороде дома (ФИО)1 загрызли овец в количестве 7 голов, принадлежащих (ФИО)1 Ущерб от гибели овец (ФИО)1 оценила в <данные изъяты> рублей. Данный ущерб для (ФИО)1 является значительным.

В ходе проведения предварительной проверки установлено, что (дата) на протяжении всего дня овцы, принадлежащие (ФИО)1 паслись в огороде дома по адресу г/п Кондинское (адрес). Около 16 часов 10 мин, проходивший возле заборной изгороди (ФИО)7, увидел, что бездомные собаки гоняют по огороду овец (ФИО)1(ФИО)7 зашел в дом и сообщил об этом. (ФИО)10 вышла из дома и увидела, что семь овец загрызли собаки. В ходе проведения подворного обхода владельцев собак, загрызших овец (ФИО)1 установлено не было. В данном районе обитает множество бездомных собак.

Как следует из объяснений (ФИО)1, данных уполномоченному органу в ходе проведения проверки по факту поступления заявления о преступлении, (дата) овцы в количестве 7 голов — 4 овцематки, 1 баран и 2 маленькие овечки паслись в огороде. В этот же день около 16 часов 25 минут пришел (ФИО)7 и сообщил, что овец в огороде давят собакиСобаки были беспородные, без ошейников. Собака большая, белого окраса с черными пятнами. Одна из собак была черно — рыжего окраса, еще одна темного окраса. Данные собаки бегали по огороду и грызли овец. Три овцы были задавлены в стайке и 4 овцы в огороде. Ущерб от гибели овец составил <данные изъяты> рублей, по <данные изъяты> рублей за каждую овцематку, по <данные изъяты> рублей за маленькую овечку, <данные изъяты>рублей за барана. Данный ущерб является значительным.

Также из объяснений (ФИО)7 следует, что (дата) около 16 часов 10 минут, проходя возле огорода (ФИО)1увидел, что несколько собак гоняют по огороду овец, о чем сообщил (ФИО)1

Гибель животных, принадлежащих истцам, также подтверждена протоколом осмотра места происшествия от (дата), а также актом ветеринарного осмотра от (дата), которым установлено, что смерть домашних животных, принадлежащих истцам, наступила в результате уксусов, характерных для семейства собачьих.

Постановлением от (дата) в возбуждении уголовного дела по сообщению (ФИО)1 о преступлении отказано по основаниям, предусмотренным п. 1 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Во исполнение переданного законом ХМАО — Югры от (дата) (номер) — оз «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований Ханты — Мансийского автономного округа — Югры отдельным государственным полномочием Ханты — Мансийского автономного округа — Югры по проведению мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите, населения от болезней, общих для человека и животных» отдельного государственного полномочия муниципальное образование Кондинский район (дата) и (дата) заключило муниципальные контракты (номер)(номер) с ООО «Универсалремонт» на выполнение в срок до (дата) работ по санитарному отлову безнадзорных и бродячих домашних животных (собак) в селениях Кондинского района, в том числе в гп. Кондинское. (л.д.41 — 58).

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции на основе тщательной оценки представленных в материалы дела доказательств по основаниям, предусмотренным ст. ст. 55, 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом положений ст. ст. 15, 1064, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, верно установив обстоятельства спорного правоотношения, пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения требования истцов, заявленных к администрации МО Кондинский район.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, полагает их основанными на представленных сторонами доказательствах при правильном применении норм материального права.

Доводы апелляционной жалобы не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции, поскольку они направлены на иную оценку обстоятельств по делу и не свидетельствуют о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 2 Федерального Закона Российской Федерации от 14.05.1993 года № 4979-1 «О ветеринарии», а также ст. ст. 3, 4 Федерального закона Российской Федерации «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения» отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных, а также отношения, возникающие в области обеспечения санитарно — эпидемиологического благополучия населения, как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Подпунктом 49 п. 2 ст. 26.3 Федерального Закона Российской Федерации от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее Закон № 184-ФЗ) к полномочиям отнесена организация проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации.

В соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 14.1 Закона № 184-ФЗ органы местного самоуправления городского, сельского поселения имеют право на осуществление мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных, обитающих на территории поселения.

В соответствии с положениями ст. 1 Закона ХМАО — Югры от 05 апреля 2013 г. № 29-оз «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований Ханты — Мансийского автономного округа — Югры отдельным государственным полномочием Ханты — Мансийского автономного округа — Югры по проведению мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите, населения от болезней, общих для человека и животных» (далее Закон ХМАО-Югры № 29-оз) муниципальным образованиям округа передано отдельное государственное полномочие, включающее в себя, в том числе отлов и транспортировку безнадзорных и бродячих домашних животных (пп. 1 п. 2 ст. 2 названного Закона).

В силу п. 1 ст. 2 Закона ХМАО-Югры № 29-оз муниципальными образованиями автономного округа, органы местного самоуправления которых наделяются отдельным государственным полномочием, являются муниципальные районы.

Согласно ст. 3 Закона ХМАО — Югры № 29-оз для осуществления переданного органам местного самоуправления отдельного полномочия бюджетам соответствующих муниципальных образований из бюджета автономного округа предоставляются субвенции в объеме, установленном законом автономного округа о бюджете автономного округа на очередной финансовый год и на плановый период.

В ст. 10 Закона ХМАО-Югры № 29-оз Закона закреплено, что органы местного самоуправления и их должностные лица несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение переданного отдельного государственного полномочия, в том числе за нецелевое использование переданных субвенций, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и Ханты — Мансийского автономного округа — Югры.

В силу п. 9.5 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей», утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 06.05.2010 года № 54, регулирование численности безнадзорных животных производится путем их отлова и содержания в специальных питомниках.

Таким образом, учитывая вышеприведенные обстоятельства и нормы материального права, регулирующие спорное правоотношение, суд первой инстанции пришел к верному выводу, что полномочия по организации отлова безнадзорных животных на территории Кондинского района ХМАО — Югры возложены на муниципальное образование Кондинский район. Между тем ответчиком обязанность к принятию мер к отлову безнадзорных собакна территории Кондинского района в должной мере не исполнялась, что явно свидетельствует о наличии причинно — следственной связи между бездействием администрации Кондинского района и причиненным истцам материальным ущербом вследствие нападения (дата) безнадзорных собак на овец, принадлежащих истцам.

Доказательств, опровергающих изложенные выше обстоятельства или подтверждающих отсутствие вины администрации Кондинского района ХМАО — Югры в причинении ущерба истцам, ответчиком в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Между тем по общему правилу, установленному п. п. 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Предусмотренная ст. 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт причинения вреда, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, оценив, в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56, 67, 69, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представленные сторонами доказательства, обоснованно с учетом всех перечисленных обстоятельств, возложил на администрацию муниципального образования Кондинский район обязанность возместить причиненный вред в натуре. Оснований для иной оценки обстоятельств по делу судебная коллегия не усматривает. Иных доказательств, опровергающих выводы суда, либо свидетельствующих об их неправильности, а также влияющих на суждения суда первой инстанции, апеллянтом не представлено (ст. 56 ГПК РФ). Оснований для уменьшения размера материального ущерба в соответствии с положениями ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не усматривает.

Применительно к доводам жалобы также необходимо отметить, что как верно указал суд первой инстанции, само по себе возмещение вреда, причиненного имуществу истцов не может быть поставлено в зависимость от размера финансирования, предоставленного администрации Кондинского района для выполнения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, в части организации и проведения мероприятий по отлову, содержанию и уничтожению безнадзорных животных, поскольку действие законов и иных норм права, а также обязанности органов публичной власти не могут быть обусловлены недостаточностью финансовых ресурсов у субъектов права.

Также применительно к доводам апеллянта необходимо отметить, что в ответ на обращение к первому заместителю Губернатора ХМАО — Югры по вопросу выделения дополнительной субвенции на проведение мероприятий по отлову безнадзорных и бродячих животных на территории Кондинского района было сообщено о необходимости дополнительного использования органом местного самоуправления собственных материальных ресурсов и финансовых средств. Также указано на необходимость при реализации переданного полномочия определить участие всех муниципальных образований района и использовать оптимизацию расходов местных бюджетов (л.д.63). Таким образом, суд первой инстанции правомерно не признал состоятельными доводы ответчика администрации МО Кондинский район об отсутствии правовых оснований для возложения ответственности по компенсации причиненного ущерба в связи с отсутствием дополнительной субвенции на проведение вышеуказанных мероприятий.

Ссылки в апелляционной жалобе на п. 27 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. №7 «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку в рассматриваемом спорном правоотношении до вынесения решения суда наличие обязательства ответчика администрации МО Кондинский район перед истцами по предоставлению в собственность овец романовской породы, не установлено. При разрешении требований истцов судом правомерно применены, в том числе положения ст. ст. 1064, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку настоящий спор является спором о возмещении вреда, вытекает из деликтных правоотношений, стороны не связаны договорными отношениями.

Также судебная коллегия полагает необходимым отметить, что при наличии обстоятельств, установленных ч. 1 ст. 203 ГПК РФ, ответчик не лишен права обратиться в суд, рассмотревший дело, о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения решения суда, изменении способа и порядка его исполнения.

Доводы апелляционной жалобы ответчика повторяют позицию, изложенную при рассмотрении дела в суде первой инстанции, не содержат новых обстоятельств, которые опровергали бы выводы судебного решения, не могут быть признаны состоятельными, так как сводятся по существу к несогласию с выводами суда и иной оценке исследованных судом доказательств и установленных по делу обстоятельств, а также основаны на неверном толковании положений действующего законодательства, что не отнесено ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к числу оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, нормы материального права судом применены верно, в связи с чем, оснований для отмены решения у судебной коллегии не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кондинского районного суда от (дата) оставить без изменения, апелляционную жалобу администрации (адрес) — без удовлетворения.

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал