.
Гибель собаки после неправильно рассчитанного наркоза. Ущерб взыскан с клиники - Правовая зоозащита

Гибель собаки после неправильно рассчитанного наркоза. Ущерб взыскан с клиники

Дело № 2-1795/18

РЕШЕНИЕ

20 сентября 2018 года                                                                                                           г. Ставрополь

 

Это уже второй известный нам случай гибели собак в данной клинике после введения наркоза

Промышленный районный суд г. Ставрополя Ставропольского края, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Литвиновой к индивидуальному предпринимателю Сафоновской о защите прав потребителей, У С Т А Н О В И Л:

Литвинова обратилась в Промышленный районный суд г. Ставрополя с исковым заявлением, впоследствии уточненным к индивидуальному предпринимателю Сафоновской о защите прав потребителей, в обоснование иска, указав, что ___истец обратилась в ветеринарную клинику «Мокрый нос» под руководством индивидуального предпринимателя Сафоновской для проведения УЗИ органов брюшной полости и ультразвуковой чистки зубов собаке породы йоркширский терьер, кличка-Мини Версоли Г. Е.

Данная собака была приобретена истцом дата в питомнике «Мини Версоли» у заводчика Деминой за 1500 евро, оплата производилась в рублях по курсу ЦБ РФ на день платежа, и составила 65 400 рублей, что подтверждается Договором купли-продажи собаки, а так же распиской.

На момент обращения в клинику «Мокрый Нос», собака не имела хронических заболеваний, была здоровой.

Перед началом обследования данной собаки, с истцом не был заключен договор оказания платных ветеринарных услуг, содержащий условия об их качестве, хотя согласно п. 10 раздела 4 Правил оказания платных ветеринарных услуг платные ветеринарные услуги оказываются исполнителем на основе заключения договора, оформления абонементного обслуживания или выдачи жетона, талона, кассового чека, квитанции или других документов установленного образца.

Вместе с тем, в отсутствие письменного договора на оказание ветеринарных услуг, без предупреждения о возможных негативных последствиях, дата, в отношении собаки была проведена ультразвуковая чистка зубов.

О возможным негативных последствиях перед проведением процедуры, истец не была предупреждена.

Возраст собаки — 3 года 5 месяцев.

Ранее каких-либо заболеваний у собаки диагностировано не было.

Обследование проводила врач Миненко, являющаяся работником данной клиники. После проведенного УЗИ, врач начала проводить ультразвуковую чистку зубного камня у собаки. Врач Миненко согласилась произвести данную гигиеническую процедуру, уточнив при этом, сколько прошло времени с момента кормления собаки. Истцом были даны пояснения, что прошло около 6 часов. Больше никаких вопросов по поводу собаки или же предварительного осмотра, взвешивания, прослушивания сердца или других манипуляций для установления состояния собаки перед введением лекарственных препаратов, врачом данной клиники произведено не было.

Врач Миненко. поставила катетер в левую переднюю лапу собаки и ввела 5 мл препарата для обездвиживания. Какой именно препарат она вводила, истцу не было известно. После того, как собака впала в состояние сна, врач направил истца в коридор, а собаку забрали в операционную. Что происходило дальше истцу неизвестно. Ориентировочно, через 40 минут вышла врач Миненко и сказала, что у нее плохая новость, т.к. по непонятным для нее причинам у собаки резко покраснели глаза, потом она посинела и произошла остановка сердца. Со слов врача, она с помощником проводила реанимационные действия, но спасти собаку им не удалось.

Истец позвонила заводчику, у которой приобретала данную собаку — Деминой и сообщила о гибели животного. Демина перезвонила в клинику и попросила врача дать выписку со всеми наименованиями лекарственных препаратов, которые вводились собаке с указанием дозировки. Врач, фамилия которой истцу не известна, дала незаполненный договор на оказание платных ветеринарных услуг, а так же бумагу, в которой были указаны лекарственные препараты и дозировки к ним, введенные собаке. Труп животного истец забрала с собой.

___ истец отвезла труп собаки на патологоанатомическое вскрытие в Федеральную службу по ветеринарному и фитосанитарному надзору ФГБУ «Ставропольская межобластная ветеринарная лаборатория», по результатам которого выдан протокол патологоанатомического вскрытия трупа животного. Исследованием были уставлены: мелкоочаговые инфаркты селезенки, дилатация правого предсердия, отек легких, мелкие кровоизлияния в головном мозге, что может свидетельствовать о резком перепаде давления у собаки. Так же данным исследованием была определена масса трупа животного около 4.0 кг.

Т.к. процедура ультразвуковой чистки зубов не относится к разряду хирургического вмешательства, а является профилактической и эстетической процедурой, то собаке требовался кратковременный наркоз. Следовательно, исходя из инструкции по применению Анестофола 1 %. для кратковременного наркоза без премедикации, максимально допустимая доза препарата от 0,5 до 0,7 мл на 1 кг массы животного, исходя из этого, максимальное количество, которое должна была ввести врач Миненко, равна 2,8 мл.

До введения данного препарата врачом собака не была взвешена, а следовательно рассчитать правильную дозировку было невозможно. В инструкции также указано на то, что данный препарат может вызвать артериальную гипотензию, усиление угнетающего действия на дыхание и снижение артериального давления, кратковременное апное, при которой требуется введение инфузионных растворов, применение холинолитиков, вазоконстрикторов и респираторной поддержки. Однако врач Миненко такой раствор собаке не вводила, что подтверждается записью в листке назначения, так же не была проведена реанимация в полном объеме.

При реанимации врачом были введены внутривенно только Адреналин 2 мл (тогда как требовалось вводить адреналин непосредственно в сердце). Нитроминт в пасть 1 впрыск и Кардиомин 0.3 мл внутривенно, никакие иные реанимационные действия проведены не были.

Так же истец не получила никаких уведомлений от врача о том, какие именно анестезиологические препараты будут применяться и о возможных негативных последствиях их применения.

Кроме того, врач Миненко знала со слов истца, что с момента последнего кормления собаки прошло не более 6 часов, тогда как в инструкции к препарат) Анестофол 1 % указано, что он подлежит применению не ранее, чем по истечении 18 часов с момента последнего вскармливания животного. Также, инструкция содержит прямой запрет на применения Анестофола 1 %, к собакам продуктивного возраста.

Истцом нарочно была передана претензия индивидуальному предпринимателю Сафоновской о возмещении причинённых убытков, а также компенсации морального вреда, вызванных смертью животного в результате ошибочных действий врача.

Был получен письменный ответ от Сафоновской в котором она признавала свою вину в произошедшем и предлагала возместить только стоимость щенка в размере 20 000 рублей, а так же моральный вред в размере 2 500 рублей.

В своем ответе Сафоновская при определении стоимости щенка породы йоркширский терьер сослалась на правки, полученные от организаций, состоящих в Российской кинологической федерации, Общественной организации независимых кинологических организации.

Вместе с тем, принадлежавщая истцу собака была приобретена как щенок шоу-класса в конкретном питомнике по цене 1600 евро. По состоянию на 2017 г., согласно справке, предоставленной Индивидуальным предпринимателем Деминой В.Г. (собственником питомника «Мини Весоли»), стоимость взрослой собаки породы йоркширский терьер, равноценных по классу погибшей собаке, в питомнике «Мини Версоли» составляет от 2 000 евро до 2 500 евро, что по обменному курсу Банка России на дату выдачи справки, опубликованному на официальном сайте Банка России эквивалентно 124 744 — 155930 рублей.

Помимо материального вреда, истцу был причинен моральный вред, т.к. Минп Версоли Г. Е. являлась домашней любимицей и ее гибель причинила глубокие душевные переживания как владельцу.

Также, истцом понесены расходы на проведение патологоанатомического и химико-токсикологического исследований в размере 2 544 рублей, что подтверждается прилагаемыми документами.

Просит суд взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в пользу Литвиновой:

— 140 000 рублей в счёт возмещения убытков;

— 2 544 рублей в счёт возмещения расходов по оплате патологоанатомического и химико-токсикологического исследований;

— 50 000 рублей в качестве компенсации морального вреда;

— штраф за неудовлетворение добровольно требований потребителя.

В судебном заседании истец Литвинова поддержала доводы уточненного искового заявления, просила удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика ИП Сафоновской – Кутуков по доверенности возражал против удовлетворения исковых требований, считая их незаконными и необоснованными. Поддержал доводы письменных возражений на исковое заявление согласно которым, указано следующее.

___ в 23ч.30мин. истица обратилась в ветеринарную клинику «Мокрый нос», расположенную по пр-ту Кулакова д. 18 К/1 г. Ставрополя и принадлежащую ИП Сафоновской,, для проведения УЗИ брюшной полости на наличие беременности собаки: йоркширский терьер, сука, по кличке Мини Версоли Г. Е., дата рождения дата, вес 4,2 кг. При проведении УЗИ плоды найдены не были, тогда хозяйка собаки: Литвинова попросила провести ультразвуковую чистку зубов.

Врач Миненко предупредила, что такая процедура планируется заранее и лучше провести ее в другой день, т.к. необходимо провести полное обследование состояния здоровья животного на наличие скрытых пороков, чтобы исключить возможные неблагоприятные последствия при проведении анестезии. Кроме того, животное должно быть голодным.

Литвинова сообщила, что знает, как проводится процедура УЗ чистки зубов и в другой день она приехать не сможет, а собака последний раз ела более 6 часов назад.

При проведении чистки зубов у животного остановилось сердце. Проводимые реанимационные мероприятия положительного результата не дали. Животное умерло.

Посчитав, что животное скончалось в результате неправильных действий врача Миненко., Литвинова  обратилась в ФГБУ «Ставропольская межобластная ветеринарная лаборатория» для патологоанатомического вскрытия собаки. Кроме этого, она обратилась в Управление ветеринарии Ставропольского края с заявлением о некачественном оказании ветеринарной помощи, в результате чего умерла ее собака.

Согласно материалам административного производства врач Миненко  признана виновной в совершении административного правонарушения, т.к. при лечении не обеспечила безопасность ветеринарных мероприятий для здоровья животного, а именно собаке йоркширский терьер весом 4,2 кг, принадлежащей гражданке Литвиновой был введен лекарственный препарат для основного наркоза «Анестофол» 1% в дозе 5 мл, что превышает допустимую дозу в 1,5 раза (необходимо было ввести 3,4 мл, чем была нарушена инструкция по применению данного препарата). Исходя из вышесказанного Литвинова считает, что смерть животного наступила в результате неправильных действий врача, оказывавшего ветеринарную помощь.

Согласно инструкции по применению Анестофола 1% и 5% для общей анестезии животных, Анестофол 1% содержит в 1 мл в качестве действующих веществ пропофол -10 мг и лидокаина гидрохлорид — 1 мг.

Анестофол 1 % вводят только внутривенно в следующих дозах: для кратковременного наркоза: — без премедикации — 0,5-0,7мл препарата на 1 кг массы животного, что соответствует 5-7мг пропофола на 1 кг массы животного; — с премедикацией — 0,4 мл препарата на 1 кг массы животного, что соответствует 4 мг пропофола на 1 кг массы животного.

Для основного наркоз: препарат вводят медленно до наступаемой желаемой глубины анестезии в дозе до 8 мг пропофола на 1 кг массы животного в зависимости от вида и индивидуальной чувствительности животного. В дальнейшем для поддержания адекватного наркоза в течение всего периода оперативного вмешательства Анестофол 1% вводят в дозе 10 м г/кг/час.

Таким образом, в Листе назначения, в Протоколе операции, Журнале амбулаторного приема должна была указана дозировка Анестофола либо в миллилитрах либо в миллиграммах.

Согласно Протоколу операции от дата, в 23.00 собаке йоркширский терьер был введен после премедикации Анестофол 1% в количестве 7 мг. на 1 кг массы животного.

В 23.10-23.40 углубление и поддержание наркоза до хирургического сна путем дробного болюсного введения Анестофола 1% (суммарная доза 12 мг/кг, в период с 23.00 до 23.20 введено 2 мг/кг, с 23.30 до 23.45 введено 3 мг/кг).Уз-чистка зубов. В 23.45 остановка сердца. Операция приостановлена.

Т.е. суммарно собаке был введен Анестофол 1% в количестве 24 мг или в пересчете на миллилитры — 2,4 мл.

Истец утверждает, что он не был поставлен в известность какой препарат будет применяться собаке для анестезии.

Между тем в исковом заявлении он указывает, что в Листке назначения, выписанном врачом Миненко, указано, что собаке был введен препарат Анестофол 1% в количестве 5 мл внутривенно, дробно, Эту манипуляцию проводили при мне в течение 1-1,5 минуты.

Т.е. истцу было известно, какой препарат вводят и в каком количестве. Ссылка истца на лист назначения, где, как ему представляется, имеется передозировка препарата Анестофол 1%, не состоятельна.

В Листе назначения врач Миненко записывает препарат не в миллилитрах, а в миллиграммах — 5мг, что соответствует — 0,5мл. Это явствует даже из того, что при премедикации вводился атропин, который указывается в Листе назначения в миллилитрах и прописан по латыни -ml.

В материалах административного производства от дата № ЕК 17-0002 делается ссылка на Журнал амбулаторного приема животного и также на Лист назначения от 19.01.17. Однако в Журнале учета амбулаторного приема животного запись о введении собаке йоркширский терьер Анестофола 1% в количестве 5 мл — отсутствуют. В листе назначения от дата имеется запись о введении 5 мГАнестофола 1%, но никак не 5 мЛ. Вышеуказанное свидетельствует о том, что при проведении административного производства была допущена ошибка при определении дозировки введенного препарата Анестофол 1%.

Из показаний свидетелей Миненко и Аникиной, а также из их объяснительных, представленных ИП Сафоновской, следует, что дозировка вводимого препарата Анестофол 1% была минимальной, т.к. животное не было в глубоком сне.

Кроме этого, оба свидетеля указывают, что разъясняли Литвиновой, на возможность неблагоприятных последствий применения анестезии без проведения тщательного обследования животного.

Т.е. потребитель был проинформирован о препарате, который будет вводится его собаке и о последствиях которые могут возникнуть при его применении без обследования животного. Однако письменное подтверждение о том, что информация была доведена в полном объеме, не было получено.

Таким образом, врач Миненко не нарушала Инструкцию по применению Анестофола и ее вина в передозировке препарата отсутствует.

Согласно п.п.6.2- 6.5 ГОСТ Р57547-2017 «Услуги для непродуктивных животных. Патологоанатомическое исследование трупов непродуктивных животных», патологоанатомический диагноз оформляют в виде трех разделов:

— основное заболевание;

— осложнения основного заболевания;

— сопутствующие заболевания.

В раздел «Основное заболевание» вносят болезнь (травму), которая сама по себе или через связанные с ней осложнения послужила причиной смерти больного животного. Основных заболеваний может быть несколько.

В раздел «Осложнение основного заболевания» могут быть внесены только вторично возникшие патологические процессы, патогенетически связанные с основным заболеванием и отягчающие ее течение.

В раздел «Сопутствующие заболевания» должны быть внесены болезни, не оказавшие существенного влияния на течение основного заболевания и его осложнения.

Из протокола патологоанатомического вскрытия трупа животного невозможно определить от чего наступила смерть животного. В патологоанатомическом диагнозе перечислены морфологические изменения внутренних органов животного, но ничего не сказано ни об основном заболевании, ни об осложнениях основного заболевания и т.д. Таким образом, не представляется возможным определить причинно-следственную связь между действиями врача и смертью собаки, что исключает виновность врача Миненко.

Сафоновская полагает, что к вопросу проведенной экспертной оценки стоимости животного также необходимо подойти критически. Согласно пункту 3 ст. 86 ГПК РФ, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда. Расчет оценщиком произведен с очевидными грубыми математическими ошибками, в отчете оценщика не содержаться сведения о кормовом содержании конкретной собаки породы йоркширский терьер, сравнительная стоимость собаки была взята путем сопоставления цен в различных регионах России, а не в том регионе, где она приобреталась и жила.

Согласно п. 1.1 Положения по определению стоимости охотничьей собаки «Стоимость собак» равна сумме, полученной от произведения средней рыночной цены щенка той или иной породы, сложившейся в данном регионе, на коэффициент стоимости собаки.

Для оценки собаки привлекается эксперт-кинолог на основании представленных владельцем собаки документов, принятых в системе FCI-РКФ-РФОС.

Согласно приложенного к Отчету диплома, оценщик прошел подготовку по оценке стоимости предприятия (бизнеса), тогда как в данном случае им оценивалось совершенно иное имущество.

Расходы на питание собаки, ее вакцинацию, не могут являться убытками (затратными), в связи с тем, что являются фактически эксплуатационными расходами, поскольку без питания и регулярной ветеринарной помощи собака не могла существовать в течение 3,5 лет, когда она проживала у Литвиновой. Кроме этого, рассчитывая стоимость собаки оценщиком не принято во внимание, что собака имела лишний вес.

Согласно стандарта породы по ФЦИ-Стандарт №, йоркширский терьер, помимо других характеристик, должен иметь вес до 3,2 кг. Любое отклонение от вышеперечисленных положений следует рассматривать как недостаток (дефект), и серьезность, с которой данный недостаток (дефект) должен быть оценен. Помимо этого, любая собака, явно демонстрирующая физические или поведенческие отклонения от нормы, должна быть дисквалифицирована. Собака, принадлежащая Литвиновой имела вес 4,2 кг, в связи с чем не могла участвовать ни в выставках (шоу), ни занимать призовые места, в силу чего, иметь ту цену, которую указал оценщик.

Верховным Судом РФ неоднократно разъяснялось, что возмещение потерпевшему реального ущерба не может осуществляться путем взыскания денежных сумм, превышающих стоимость поврежденного имущества, либо стоимость работ по провидению этого имущества в состояние, существовавшее на момент причинения вреда.

В материалах дела имеются справки о средней стоимости щенков йоркширского терьера в г. Ставрополе на январь 2017 года, в связи с чем, Сафоновская полагает, что за основу следует взять информацию из этих справок, т.к. другой информации о стоимости погибшей собаки не представлено.

В судебном заседании представитель Управления Роспотребнадзора по Ставропольскому краю — Петрова М.Х. по доверенности, представила письменное заключение по делу, согласно которому указано следующее.

Управление Роспотребнадзора по Ставропольскому краю считает, что при разреше­нии судебного спора между сторонами необходимо учитывать следующее.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства, взятые на себя сторонами по договору, должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обяза­тельства и требованиями закона.

В силу п.п. 1, 2 ст.4 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан выпол­нить работу, качество которой соответствует договору, а при отсутствии в договоре усло­вий о качестве работы исполнитель обязан выполнить работу, соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодную для целей, для которых работа такого рода обычно используется. Согласно п.7 Правил оказания платных ветеринарных услуг, утвер­жденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.08.98 № 898, исполнитель обязан обеспечить применение лекарственных средств и методов, исключающих отрицательное влияние на животных при диагностике, лечении и профилактике, высокоэффективных ветеринарных препаратов и методов ветеринарного воздействия; гарантирует безопасность ветеринарных мероприятий для здоровья и продук­тивности животных.

Следует также обратить внимание, что в соответствии с п. 11 Правил исполнитель обязан своевременно информировать потребителя о том, что соблюдение указаний потре­бителя и иные обстоятельства, зависящие от потребителя, могут снизить качество оказы­ваемой ветеринарной услуги. Если потребитель, несмотря на своевременное и обоснован­ное информирование исполнителем, в разумный срок не заменит непригодный или недоб­рокачественный материал, не изменит указаний о способе оказания ветеринарной услуги либо не устранит иных обстоятельств, которые могут снизить качество оказываемой услуги, исполнитель вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков. Соответственно, законодатель исходит из того, что именно исполнитель как профессиональный участник данных правоотношений (обла­дающий специальными познаниями и взявший на себя риск осуществления деятельности), несмотря на указания потребителя, может отказаться от дальнейшего оказания услуг, если такие указания могут повлиять на качество или безопасность услуги.

В соответствии со ст. 14 Закона о защите прав потребителей вред, причиненный жиз­ни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков услуги, подлежит возмещению в полном объеме.

Кроме того, при обнаружении недостатков оказанной услуги, согласно ст.29 Закона о защите прав потребителей, потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками услуги.

В свете этого важно обратить внимание, что с учетом общего правила, предусмотренного законодательством о защите прав потребителей (п.4 ст. 13 Закона о защите прав потре­бителей, п.28 Постановления пленума Верховного суда от 28.06.2012г. № 17 «О рассмотре­нии судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»), бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежа­щее исполнение обязательства, лежит на исполнителе. Аналогичное правило содержит и п.5 ст. 14 Закона о защите прав потребителей: исполнитель освобождается от ответствен­ности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара услуги.

Также необходимо отметить, что в соответствии с действующим гражданско-процессуальным законодательством, вопросы, возникшие при рассмотрении гражданского дела и требующие специальных знаний, могут быть разрешены лишь с учетом выводов экспертов-специалистов. В свою очередь, в рамках имеющихся полномочий Управление оценивает правоотношения сторон судебного спора в сфере защиты прав потребителей с учетом представленных доказательств по гражданскому делу.

В рассматриваемом случае потребитель обосновывает заявленные исковые требова­ния некомпетентными действиями работника клиники, допустившей передозировку при­мененного препарата, а также не соблюдением порядка предварительного информирования потребителя о возможных негативных последствиях используемых лекарственных средств и методов.

Указанные обстоятельства были предметом административного реагирования со стороны уполномоченного в сфере ветеринарного надзора государственного органа, по итогам которого дата были вынесены два постановления о назначении административного наказания. Ветеринарным врачом, привлеченным к административной ответственности, факт выявления нарушений законодательства в части ветеринарной безопасности не оспорен, что свидетельствует о его доказанности.

Кроме того, свою вину в причинении вреда имуществу потребителя ответчик не отрицала и в досудебной переписке (в частности, в ответе на претензию), а ветеринарный врач согласно этой переписке была привлечена и к дисциплинарной ответственности.

Доказательств, подтверждающих занятую ответчиком в ходе судебного разбирательства позицию, нет в материалах гражданского дела и в настоящее время. Касаемо пояснений специалиста, допрошенного по ходатайству стороны ответчика, отмечаем, что оценка любых доказательств по делу является исключительной прерогативой суда, при этом Управление полагает необходимым отнестись к данным показаниям критически, так как специалист признал наличие дружеских связей с ответчиком.

Учитывая распределение бремени доказывания и отсутствие бесспорных доказательств надлежащего качества оказанной ответчиком услуги, Управление считает заявленное истцом требование о взыскании понесенного ущерба и убытков (размер которых под­твержден Отчетом об определении рыночной стоимости № 049-18 и платежными докумен­тами об оплате лабораторного исследования) правомерным и подлежащим удовлетворе­нию.

Согласно ст. 15 Закона «О защите прав потребителя», ст. 151, 1101 ГК Российской Федерации моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполните­лем прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Феде­рации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит ком­пенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вре­да определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным усло­вием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя -п.45 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.06.2012г. № 17. При установлении факта причинения морального вреда, а также при определении его размера, необходимо исходить из того, что любое нарушение прав потребителя влечет за собой возникновение конфликтной ситуации, которая, в свою очередь, не может не сопро­вождаться нравственными и физическими страданиями различной степени, что лишает по­требителя полностью или частично психологического благополучия.

Потребитель обращалась к исполнителю с претензией, требования которой не были удовлетворены. В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установ­ленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается в случае, если после при­нятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по де­лу добровольно и истец от иска отказался (п.47 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.06.2012г. № 17).

На основании вышеизложенного, Управление считает заявленные исковые требо­вания подлежащими удовлетворению.

Суд, выслушав пояснения сторон, изучив заключение представителя Управления Роспотребнадзора по Ставропольскому краю, исследовав материалы дела, оценив собранные по делу доказательства по отдельности и в их совокупности, приходит к следующему.

Согласно ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд обосновывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствие со ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся доказательств в их совокупности.

Из искового заявления следует, что дата в 23:30 истец обратилась в ветеринарную клинику «Мокрый нос», принадлежащую ИП Сафоновской Е.В., для проведения УЗИ брюшной полости на наличие беременности собаки и ультразвуковую чистки зубов принадлежащей ей собаке: йоркширский терьер, сука, по кличке Мини Версоли Г. Е., дата рождения дата, вес 4,2 кг.

При проведении чистки зубов у собаки остановилось сердце. Собака умерла.

Истцом дата была передана претензия индивидуальному предпринимателю Сафоновской Е.В. о возмещении причинённых убытков, а также компенсации морального вреда, вызванных смертью животного в результате ошибочных действий врача.

дата ответчик ИП Сафоновская Е.В. направила ответ на претензию в которой, указано, что по результатам проверки главным государственным инспектором отдела регионального государственного ветеринарного надзора управления ветеринарии Ставропольского края Костиной Е. Е. врач Миненко А. М. была признана виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 10.6 КоАП РФ. Врач Миненко A.M. привлечена к дисциплинарному взысканию, ей объявлен выговор. Кроме того предлагала возместить стоимость щенка в размере 20 000 рублей, а также моральный вред в размере 2 500 рулей.

Истец, не согласившись с указанной в ответе на претензию суммой, обратилась в суд.

В соответствии со ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

В силу части 1 статьи 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В силу пункта 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Судом установлено и подтверждается материалами дела (л.д. 175-242), что инспектором Управления ветеринарии Ставропольского края проведена согласованная с прокуратурой Ставропольского края внеплановая, выездная проверка в отношении ИП Сафоновской Е.В. по обращению Литвиновой Н.М.

В результате проверки выявлены нарушения законодательства Российской Федерации в области ветеринарии, а именно: ветеринарный врач Миненко Ана­стасия М. не обеспечила применение лекарственных средств, исключая отрицательное влияние на животного при лечении, в части расчета дозировки препарата «Анестофол» 1% для наркоза, принадлежащей Литвиновой Н.М. собаки. Кроме того, ИП Сафоновской Е.В. нарушены правила хранения лекар­ственных средств для ветеринарного применения.

По результатам проверки в отношении ИП Сафоновской Е.В. и ветери­нарного врача Миненко A.M. возбуждены дела об административных право­нарушениях, ответственность за которые предусмотрена ч.1 ст. 10.6 КоАП РФ, выдано предписание об устранении выявленных нарушений.

Постановления об административных право­нарушениях, ответственность за которые предусмотрена ч.1 ст. 10.6 КоАП РФ, ИП Сафоновской Е.В. не обжаловались.

Также судом установлено и подтверждается материалами дела, что на основании заявления Литвиновой Н.М.Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ставропольскому краю проведена проверка.

Установлено, что при заключении договора на оказание платных ветеринарных услуг дата права Литвиновой Н.М. были нарушены, в части непредоставления необходимой и достоверной информации о сроке оказания услуги (начало и окончание), не проинформировав о введении собаке анестезиологического пособия и не подписав с «Информационное согласие», согласно заключенного Договора.

По итогам проведения проверки вынесено постановление о признании ИП Сафоновской Е.В. виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ. Постановление ИП Сафоновской Е.В. не обжаловано.

На основании изложенного, а также принимая во внимание фактическое признание требований ответчиком ИП Сафоновской Е.В. при направлении ответа на претензию истца от дата, судом установлена причинно-следственная связь между действиями врачей работающих у ИП Сафоновской Е.В. и смертью животного. Обратного суду не доказано.

Стороной ответчика в ходе рассмотрения гражданского дела ходатайство о назначении судебной экспертизы для установления причин смерти собаки и причинно-следственной связи между проведенной операцией у ответчика и смерью собаки, не заявлялось.

Кроме того, судом не может быть принято во внимание пояснение эксперта Сухорукова А.В. поскольку при допросе, он указал на дружеские отношения с ответчиком.

В соответствии со ст. 14 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» вред, причиненный жиз­ни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков услуги, подлежит возмещению в полном объеме.

Согласно ст. 10 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. По отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Из ст. 29 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», следует, что потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

дата по ходатайству стороны ответчика была назначена судебная оценочная экспертиза.

Согласно отчету № от дата об определении рыночной стоимости движимого имущества-собаки«йоркширский терьер», возраст от 20 до 40 месяцев, соответствующей стандарту FCI по породным признакам, условное определение экстерьерного класса «шоу», имеющей оценку выставки РКФ ранга САС или САСIB не ниже «отлично», указано, что рыночная стоимость объекта оценки по состоянию на январь 2017 года составляет 140000 рублей.

Оснований не доверять отчету оценщика у суда не имеется, сомнений у суда оно не вызывает. Перед началом проведения экспертизы оценщик предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Таким образом, на основании вышеизложенного суд считает исковые требования Литвиновой Н.М. к ИП Сафоновской Е.В. о взыскании в счет возмещения убытков 140000 рублей, законными и обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В силу ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Учитывая, что гибель собаки причинило моральные страдания, переживания истцу, суд находит требование истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда обоснованным.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает обстоятельства, характер и объем причиненных истцу нравственных страданий, и с учетом требований разумности и справедливости считает возможным снизить размер компенсации морального вреда до 5 000 рублей.

В силу требований ч. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Поскольку судом удовлетворены требования потребителя и установлен факт несоблюдения в добровольном порядке его требований, то суд, исходя из п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», взыскивает с ответчика штраф в пользу истца в размере 72500 рублей (140 000+5 000/2 = 72500 рублей).

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу статьи 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 настоящего Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

Истцом заявлено требование о взыскании расходов по оплате патологоанатомического и химико-токсикологического исследований в размере 2544 рубля 97 копеек. Оплата подтверждается счет фактурой № МС 0000000465 от дата и квитанцией к приходному кассовому ордеру № от дата.

Суд считает, возможным удовлетворить требования о взыскании с ответчика в пользу истца расходов в сумме 2544 рубля 97 копеек по оплате патологоанатомического и химико-токсикологического исследований.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются истцы по искам, связанным с нарушением прав потребителей.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае государственная пошлина зачисляется в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

На основании изложенного с индивидуального предпринимателя Сафоновской Е. В. в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 4 000 рублей.

Руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Литвиновой  к индивидуальному предпринимателю Сафоновской о защите прав потребителей – удовлетворить частично.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в пользу Литвиновой  в счет возмещения убытков 140000 рублей.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в пользу Литвиновой расходы по оплате патологоанатомического и химико-токсикологического исследований в размере 2544 рубля 97 копеек.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в пользу Литвиновой компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

В удовлетворении оставшихся требования Литвиновой о взыскании компенсации морального вреда в размере 45000 рублей — отказать.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в пользу Литвиновой штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 72500 рублей.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Сафоновской в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 4 000 рублей.

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал