.

К.Д.Гасников. Животные как объект гражданских прав

ЖИВОТНЫЕ КАК ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

 

К.Д. ГАСНИКОВ

 

К.Д. Гасников, юрист.

 

Действующим законодательством установлен различный правовой режим для объектов животного мира (диких животных) и всех остальных животных (домашних, сельскохозяйственных и иных).

Объект животного мира — организм животного происхождения или популяция (ст. 1 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире», далее — Федеральный закон). Основным критерием, позволяющим отличить дикое животное от одомашненного или иного, служит среда его обитания. Дикие животные обитают в состоянии естественной свободы и находятся под прямым контролем естественного отбора.

В связи с тем что объекты животного мира в соответствии с Федеральным законом в совокупности представляют собой один из видов природных ресурсов (см. преамбулу Федерального закона), то, исходя из п. 3 ст. 209 ГК РФ, возникновение, изменение и прекращение имущественных прав на них имеют свои особенности.

Выражается это прежде всего в том, что согласно ч. 1 ст. 4 Федерального закона животный мир в пределах Российской Федерации находится в государственной собственности. При этом закрепляется, что разграничение прав собственности на объекты животного мира между Российской Федерацией и ее субъектами осуществляется в порядке, предусмотренном федеральным законом. Однако до сих пор такой закон не принят, что затрудняет решение множества вопросов и вызывает немало коллизий на практике.

В соответствии со ст. 137 Гражданского кодекса РФ, а также с ч. 6 ст. 4 Федерального закона к животным применяются общие нормы гражданского права, касающиеся имущества.

Такая позиция законодателя не нова, поскольку еще в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. в соответствии со ст. 140 «приплод животных», а следовательно, и сами животные признавались имуществом.

Таким образом, по отношению к животным как объектам гражданского права применяются общие правила, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав, за исключением особенностей, установленных названным выше Федеральным законом и Гражданским кодексом Российской Федерации.

Иными (кроме права собственности) вещными правами на животных (диких, домашних или сельскохозяйственных) являются права хозяйственного ведения и оперативного управления. Никто не запрещает собственнику — Российской Федерации, ее субъекту или муниципальному образованию — передать принадлежащих ему на праве собственности животных в хозяйственное ведение или оперативное управление государственному или муниципальному приюту, специально созданному для целей надлежащего содержания животных и их охраны. Соответственно, такие приюты могут быть созданы в виде государственного или муниципального унитарного предприятия или учреждения.

Рассмотрим особенности правового регулирования гражданского оборота объектов животного мира по Федеральному закону.

Поскольку дикие животные, в отличие от иных, не могут находиться в частной и муниципальной собственности, в соответствии со ст. 33 Федерального закона они могут предоставляться органами государственной власти, уполномоченными осуществлять права собственника от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, юридическим лицам в долгосрочное пользование на основании лицензии и гражданам в краткосрочное пользование на основании именной разовой лицензии. Кроме того, закрепляется, что пользователь осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования объектами животного мира на условиях и в пределах, установленных законом, лицензией и договором с соответствующим органом государственной власти. Содержание прав на объекты животного мира определяется Федеральным законом на основании общих положений гражданского законодательства (абз. 4 ст. 33 Федерального закона).

По общему правилу в соответствии со ст. 210 ГК РФ бремя содержания принадлежащего ему имущества несет собственник.

Исходя из толкования положений Федерального закона (ст. 40, 47), можно сделать вывод, что бремя содержания объектов животного мира в соответствии с условиями, закрепленными в лицензии, несет пользователь.

Риск случайной гибели объекта животного мира согласно ст. 211 ГК по общему правилу несет его собственник. Однако в договоре между органом государственной власти, уполномоченным распоряжаться (от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации) объектами животного мира, и пользователем может быть предусмотрено, что этот риск переходит на пользователя с момента передачи ему животного, если оно изымается из среды обитания (абз. 3 ст. 34 Федерального закона), или с момента заключения указанного договора.

Интересным представляется и решение вопроса о применении к собственнику или пользователю объекта животного мира положений ст. 1079 ГК РФ в случае, если животное причинило вред третьему лицу или его имуществу.

Рассмотрение вопросов причинения вреда человеку или нанесения ущерба имуществу животными связано с использованием понятия «источник повышенной опасности». Однако четкого законодательного определения этого понятия пока нет, что затрудняет развитие правоприменительной практики по данной теме.

Что следует понимать под источником повышенной опасности? Две основные точки зрения таковы. Одни ученые выводят это понятие из любой деятельности человека, осуществление которой создает повышенную опасность для окружающих из-за отсутствия возможности полного контроля за ней. Другие же, наоборот, считают, что под источником повышенной опасности необходимо понимать предметы материального мира, обладающие опасными для окружающих свойствами и не поддающиеся полному контролю со стороны человека.

Попытаемся решить, относится ли животное к источнику повышенной опасности на основании судебной практики. В качестве примера рассмотрим Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 апреля 1997 г. N 5923/96.

Автомашиной как источником повышенной опасности был совершен наезд на лося, в результате которого последний погиб. Главное управление природопользования администрации Пермской области обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию «Комбинат благоустройства» — владельцу транспортного средства — о взыскании 2766500 рублей в возмещение вреда, причиненного животному миру. Ответчик этих требований не признал, ссылаясь на то, что вред причинен в результате взаимодействия двух источников повышенной опасности.

Президиум ВАС РФ удовлетворил требования истца, указав, что «сбитый лось является обитателем естественной, а не искусственно созданной юридическими или физическими лицами среды для животных» и поэтому не представляет собой источник повышенной опасности.

Анализ названного Постановления Президиума ВАС РФ позволяет сделать два вывода:

источником повышенной опасности признаются животные, не являющиеся объектами животного мира, а также дикие животные, временно изъятые из среды обитания и содержащиеся в неволе или полувольных условиях;

источником повышенной опасности признается животное как имущество, обладающее опасными для окружающих свойствами и не поддающееся полному контролю со стороны человека.

Интересно, что рассмотренная позиция ВАС РФ совпадает со смыслом нормы ст. 404 ранее действовавшего Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. <*>, согласно которой лица и предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, в том числе держатели диких животных, отвечали за вред, причиненный источником повышенной опасности.

———————————

<*> В ст. 454 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., устанавливавшей порядок привлечения к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, о животных не говорилось.

 

Подытоживая, необходимо отметить: под источником повышенной опасности понимается только то животное, которое непосредственно находится под контролем человека и выступает объектом вещного права.

Право собственности на сельскохозяйственных и домашних животных (далее — животные) может приобретаться различными способами. Традиционно эти способы подразделяются на две группы: первоначальные, т.е. не зависящие от прав предыдущего собственника на животное, и производные, при которых право на животное возникает по воле предыдущего собственника.

Производные способы приобретения права собственности, которые могут быть распространены и на животных как объект гражданского права, перечислены в п. 2 ст. 218 ГК.

Остановимся на первоначальных способах приобретения права собственности на животных и проблемах, возникающих при их применении на практике.

Статьи 230 — 232 ГК регламентируют порядок приобретения права собственности на безнадзорных животных. Исходя из положений закона, можно сформулировать следующее определение: под безнадзорным понимается животное, имеющее собственника и временно выбывшее из его попечения, а также животное, собственник которого неизвестен.

Гражданским кодексом установлен шестимесячный срок приобретательской давности для возникновения права собственности на безнадзорное животное у лица, его задержавшего. Если указанное лицо откажется по истечении шести месяцев от права собственности на животное, оно поступает в муниципальную собственность (абз. 2 п. 1 ст. 231 ГК).

Применение этого положения закона затрудняется тем, что муниципальные образования созданы не повсеместно и соответственно не во всех субъектах Российской Федерации существует муниципальная собственность. Названная норма носит императивный характер, и поэтому, исходя из ее содержания, безнадзорное животное не может поступить в собственность Российской Федерации или ее субъекта.

В качестве примера возьмем город Москву как субъект Федерации. На территории столицы до сих пор нет муниципальных образований, хотя их создание и предусмотрено Уставом города Москвы (ст. 54). Поэтому безнадзорные животные до момента организации системы местного самоуправления и принятия закона города Москвы о разграничении собственности на городскую и муниципальную (ч. 2 ст. 22 Устава города Москвы) находятся во владении, пользовании и распоряжении субъекта Российской Федерации.

Этот вывод получил закрепление в проекте Закона города Москвы «О животных».

22 октября 2002 г. правительство Москвы приняло Постановление об утверждении проекта этого Закона. Этот комплексный правовой акт наряду с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О животном мире» регламентирует порядок содержания, охраны животных и обращения с ними на территории столицы. Проект рекомендован для внесения в Московскую городскую Думу.

Однако статьи, устанавливающие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, не могут распространяться на все имущественные отношения, объектом которых выступают бездомные животные. В частности, вряд ли целесообразно применять статьи, регламентирующие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, если, например, собственник бездомной собаки был найден, но отказался от права собственности на животное. В таком случае, как представляется, могут быть использованы статьи ГК РФ, касающиеся возникновения права собственности на бесхозяйную вещь (ст. 225 и 226 ГК РФ).

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 226 ГК «другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными».

Отсюда следует, что лицо, обнаружившее брошенное животное, вправе обратиться в суд общей юрисдикции, представив соответствующие доказательства отказа собственника от своих прав на животное, с иском о признании указанного животного бесхозяйным. В случае удовлетворения иска истец приобретет право собственности на такое животное.

Итак, можно отметить: несмотря на то что животные являются имуществом особого рода, к вещным правоотношениям, объектом которых они выступают, должны применяться соответствующие положения раздела II ГК РФ, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав.

Перейти на Главную

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал