.

Краткий обзор состояния зоозащитной деятельности в России

Состояние это можно охарактеризовать одним словом – плачевное. И  радужных перспектив пока не предвидится.

Чтобы понять, почему это происходит, надо немного разобраться, кто на сегодня «заправляет» зоозащитным движением.

А в зоозащите сейчас идет борьба, нешуточная, между правыми, левыми, радикалами. Есть свои террористы и экстремисты.  Как в политике. Казалось бы, что все сложно, а на самом деле намного проще, чем мы думаем. Камень преткновения современной зоозащиты – это бездомные животные. И даже не просто допустимость или недопустимость, желательность или нежелательность их существования (желательность этого существования признается возможным только уж совсем радикальными зоозащитными элементами), а  методы борьбы с бездомностью.

Рассмотрим левую сторону – радикалов, самую массовую и представительную часть зоозащиты. Крупнейшие представители – Вита, многочисленные разрозненные фонды и благотворительные общества. Основная идея радикалов –  убивать нельзя, усыпление допустимо только неизлечимо больных и страдающих животных. Поддерживают как способ гуманного регулирования количества бездомных животных отлов со стерилизацией и дальнейшим возвратом в среду обитания. Признают необходимость уменьшения количества животных-компаньонов за счет уменьшения их рождаемости.

Сильные стороны радикалов.

  1. Многочисленность, массовость. Фактически радикалами являются все пользователи крупнейших сайтов практической зоозащиты, как, например, ПИК в Москве, Хвосты и ВсеХвосты в Санкт-Петербурге. Подписать любые петиции, собрать тысячные митинги против отлова, жестокого обращения – не проблема для них.
  2. Для рядового члена нашего общества, не погруженного в проблемы зоозащиты с головой, именно эти организации олицетворяют гуманное начало в деле обращения с животными.
  3. Роль в практической зоозащите радикалов переоценить сложно. Но очень легко переоценить  роль самой практической зоозащиты. Под практической зоозащитой мы понимаем деятельность по оказанию помощи и спасению конкретных животных. Ну, прежде всего, это организация и содержание приютов, частных и закрытого типа. Животные из таких приютов выбываются в связи с естественной гибелью или передаются в семьи,  новые принимаются по мере освобождения мест. Отличная и очень сложная деятельность. Но, только частично финансируемые государством, а  в основном на личные средства учредителей и благотворительных взносов, приюты не рассчитаны на большое количество мест. К сожалению, менталитет нашего общества таков, что брать из приюта не престижно, да и в редком приюте есть условия для качественного тестирования животных перед отдачей в новую семью. В основном животные, взятые из приютов имеют проблемы либо в поведении, либо по здоровью. Не каждый готов решать такие проблемы. К тому же отнюдь не каждая собака, взятая с улицы, если она прожила на улице много времени или с рождения, подходит для жизни совместно с человеком, хоть в квартире, хоть в загородном доме. По крайней мере, без длительной дорогостоящей адаптации. Нельзя забывать и о том, что некоторые отказники – животные, от которых владельцы отказались, часто таковыми становятся тоже из-за дефектов поведения.
  4. Точно такую же, как  приюты, даже иногда более эффективную деятельность, ведут отдельные волонтеры – подбирают на улице собак и кошек, разными способами изымают у нерадивых хозяев, лечат, содержат у себя дома или на всякого рода передержках (гостиницы, коммерческие подразделения приютов, частные платные и бесплатные передержки), подыскивают им новых хозяев. Например, в Санкт-Петербурге эффективность, т.е. число изъятых с улицы и устроенных в новые семьи собак и кошек, выше, чем у приютов. Только на одном сайте ВсеХвосты  количество пристроенных животных больше, чем у всех приютов вместе взятых.

Слабые стороны радикалов.

1. Даже все изъятые с улицы приютами и волонтерами животные – это капля в море по сравнению с теми, кто там остается. Можно сказать, что на общую численность бездомных животных деятельность приютов и волонтеров оказывает минимальное влияние,  даже в городах, где движения практической зоозащиты развиты хорошо – Москве, Санкт-Петербурге. Что говорить о местах, где приютов нет совсем, волонтеров единицы.

Основная причина этого в том, что все практики зоозащиты борются и влияют на следствие – наличие бездомных животных. И то, сказать, уменьшает ли деятельность зоозащитников количество бездомных животных или увеличивает – сложно. Прикармливание, которое позволяет собакам и кошкам усиленно плодиться и повышает процент выживаемости молодняка, некачественное пристройство щенков и котят, значительная часть которых оказывается на улице и пополняет ряды бездомных, не может не влиять на увеличение численности бездомных животных. Какая сторона перевесит – будет  ли бездомных животных в результате такой деятельности больше или меньше – не знает никто, можно только гадать.

2. Зоозащитной деятельностью в масштабах, которую уже вполне можно назвать профессиональной, занимаются люди, в основной своей массе не подготовленные, не обладающими даже элементарными познаниями в биологии, кинологии, экологии и пр. «Прибежище дилетантов», так емко охарактеризовал радикальную зоозащиту В.Борейко в своей работе «Нищета зоозащитного движения». Плохо то, что люди не готовы воспринимать нужную информацию. Вернее, они охотно воспринимают только то, что им удобно, то, что они хотят воспринимать и во что хотят верить, совершенно не относясь к информации критично. Утверждение, что на Западе проблему бездомных животных решили только гуманным способом – стерилизацией, воспринимается радикалами охотно. Никому в голову не придет данную информацию проверить. Красивые картинки с чистенькими приютами на Западе радикалам нравятся, но информация, что животные там содержатся только довольно короткое время – не воспринимается. Мрачную сторону вопроса они стараются не замечать. Тупо повторяя заклинание о равенстве жизни животного и человека, люди не удосуживаются проследить, откуда это утверждение пошло и что оно значит на самом деле.

3. Присуща радикалам и агрессивность ко всему, что не попадает под их стандарты.  Анафеме подвергаются все не согласные, инакомыслящие.

4. Еще одна слабость – наличие требований прекратить какие-либо жесткие по отношению к животным действия, но нет экономически и научно обоснованных предложений о том, как это сделать иначе. Например, радикалы категорично выступают против отловов с умерщвлением, но не предлагают ничего конкретного, что делать, например, с опасными агрессивными собаками. Лучшие их предложения – «разбить» стаю, распределив их по новым местам, или пожизненно заключить в приют. Согласны ли будут жители «новых» мест на такое соседство, или согласие пенсионеров и налогоплательщиков за счет налогов содержать бесперспективных для пристройства животных годами – в расчет не берется.

 

Несомненно, что практическая зоозащита важна. Но ее значение не только и не столько в регулировании численности животных, в том числе, бездомных, а в нравственном, моральном смысле. Спасти собаку или кошку от смерти на улице, вылечить, выходить и устроить в хорошие руки – важно для этой кошки или этой собаки, важно для того человека, который это сделал. Но еще более важно, что такая деятельность пробуждает лучшие чувства у окружающих, стремление также помогать. Но происходит это только в том случае, если практическая зоозащитная деятельность не направлена против человека ради слепой любви к братьям нашим меньшим. Спасая и помогая кошкам и собакам, нельзя забывать об окружающих, нельзя уподобляться спасаемым собакам в попытках облаять всех тех, кто «чужой». К сожалению, часто агрессивное поведение радикалов мешает людям разглядеть то доброе, что они делают.

 

 

И переместимся условно направо. Здесь представительство малочисленное. К сожалению, в России из крупных представителей правого крыла можно назвать только двух. Причем изменение позиции Е.Ильинского, резкий и немотивированный крен вправо, за границу зоозащитной деятельности, сотрудничество и частичное слияние с движением догхантерства, пока делает проблематичным его упоминание в связи с зоозащитой. Здесь придется также упомянуть недавно появившейся сайт «Антизооэкстремизм«. Не исключено, что через какое-то время данный сайт будет претендовать на звание зоозащитного сайта, каким бы парадоксом это не звучало. парадокс, да еще, если знать, что это всего лишь переродившейся  и замаскированный сайт догхантеров «Вредителям нет».

Есть смысл остановиться только на Движении реалистичной зоозащиты «Пять свобод». Сложно его представлять. К сожалению,  тактические ошибки поставили это движение в разряд изгоев, наряду с догхантерами, вызывают отторжение,  мешающее вникнуть и понять, что все не так просто. Попробуем?

Данное движение позиционирует себя как движение, основанное на научном подходе и здравом смысле, в своей деятельности учитывает опыт зарубежных стран. Несомненным преимуществом этого движение является то, что его деятельность фактически возглавляет Владимир Рыбалко, наверное, единственный ученый-эколог в России, да и на постсоветском пространстве, который предметом своих изучений сделал бездомных животных, их влияние на среду обитания, законы, по которым они живут и размножаются. На программе движения мы не будем здесь подробно останавливаться – зайдите здесь – почитайте. Это интересно.

Слабые стороны Движения реалистичной зоозащиты

  1. Очень «заумная» подача материала. Фактически нет адаптированного, легкого для восприятия «чтива». Это приводит к тому, что люди, даже специально приглашенные на этот сайт для ознакомления с Движением, не найдя что-либо доступного, уходят. Представляется, что, если бы материал был подан по нарастающей, от простого к сложному, чтобы человек, «зацепившись» на простом уже переходил к сложному, то сторонников и сочувствующих бы прибавилось.
  2. Скверную роль в и без этого не слишком хорошей репутации движения сыграли догхантеры и сайт «Вредителям. нет». Очень много материала на этом уже бывшем сайте – фактически интерпретация материалов сайта реазащиты. Увидев эту  вольную интерпретацию,  человек уже не сможет адекватно воспринимать ее и в подлиннике. Не раз это движение упоминалось на сайте догхантеров в положительном смысле. У многих зоозащитников идет отторжение и неприятие догхантеров – это понятно. И поэтому «друг» догхантера –«враг» зоозащитника. Присутствие догхантеров под их известными псевдонимами на сайте реазащиты тоже сказывается отрицательно. Но необходимо учитывать, что отношение Движения резащиты и лично В.Рыбалко к  догхантерству отрицательное. Цель игры в лояльность — стремление привлечь на сайт людей с разными мнениями. Оправдала ли цель средства? Сложно сказать. Догхантеров привлекли, ну  тех, кто должен бы быть и мог быть активным сторонником и сочувствующим, наоборот, отпугнули.
  3. Если копнуть глубже, то слабость позиции реалистов в преувеличении значения для России западного опыта и недооценка особенностей каждого региона в отдельности. Как подтверждение приведем слова международного эксперта по контролю численности бездомных животных Браян Фолкнер (WSPA)  на  семинаре по контролю численности бездомных животных международной зоозащитной организации Neturewatch при поддержке Всемирного общества защиты животных (WSPA), Британского общества защиты животных (RSPSA) и международной организации защиты животных (HSI), который состоялся в Киеве 23.02.12: « Мы приехали чтобы дать государственным органам Украины различные варианты решения проблемы бездомных животных. При этом заявляем, что ни один из них не идеален. Ни одна страна в мире не решила проблему бездомных животных. То, что нужно сделать зоозащитным организациям в Украине — сесть за стол переговоров с муниципальными органами, взвесить все варианты, определить что сработает, а что нет и принять решение, подходящее для Вашего региона».  Справедливости ради надо сказать, что слабое изучение ситуации с бездомными животными именно по России связано с уважительными и существенными причинами, главное из которых – отсутствие финансирования, на котором мы еще будем останавливаться.
  4. Отторгает принятие материала и неоправданно жесткая позиция реазащиты по некоторым вопросам содержания домашних животных. Даже в их проекте к закону  «Об ответственном обращении с животными» предусматривалось обязательность поводка и намордника. Такое содержание считается негуманным во всех кинологических кругах и среди большинства собаковладельцев. Приходя на сайт зоозащиты, любой «собачник» ждет, что на этом сайте будут учитываться именного его интересы, если этого не происходит, будут существовать трудности и с принятием остального материала.
  5. Очень плохо на репутацию реазащиты повлияла и ситуация в Харькове. Если кратко, то состоит она в следующем. На волне шумихи с подготовкой к Евро-2012 удалось протолкнуть создание коммунального предприятия города Харькова «Центр обращения с животными». Идея и программы хорошие, в функции данного предприятия входит и регистрация животных, и просветительская работа, и содержание городского пункта передержки. И еще множество всего самого хорошего и полезного. Но исполнение и презентация данного проекта оставляла желать много лучшего. Еще до окончания строительств и сдачи в эксплуатация пункта передержки начались массовые отловы. 95 % собак усыплялось и продолжает усыпляться, в нарушении действующих законов Украины. Для рядового жителя все это выглядит примитивной зачисткой, неоправданной жесткостью,  все ради того, чтобы не ударить в грязь перед иностранными гостями. Возможно, хорошая идея, но еще не развившись, она утонула в потоке обоснованного негатива. Многочисленные акции протеста и митинги на Украине, в России, Европе  – лучшее тому подтверждение.

К сожалению, надо признать, что из-за упомянутого отторжения Движения, роль его на сегодняшний день в построении зоозащитного движения в России минимальна. Мало иметь хорошие идеи, идеи надо донести до людей. Вот как раз и с донесением этих идей пока Движение не справляется.

 

Что же получается? Получается активное левое крыло радикалов….и пустота. Нет центризма, который мог бы объединить и соединить всех или большую часть зоозащитников.

Слишком мелка проблема кошечек и собачек для политиков, никто не хочет ею заниматься всерьез. Недоработанные законы, всевозможные коллизии права.

Государственное финансирование выделяется только на «убирание» следствия – отловы, ОСВ, приюты, это все тщетные попытки решить проблему « с конца», а не с начала. Как бассейн с множеством кранов на вход и выход. Убираются животных с улиц разными путями, поступают туда тоже. Бесконечный и бесперспективный процесс. Как можно говорить об эффективности или неэффективности ОСВ в Санкт-Петербурге, если за все время действия ОСВ нет данных  о количестве бездомных собак. Из достоверного есть только количество покусов домашними животными по сведениям Роспотребнадзора за 5 лет. Только десятая часть покусов приходится на бездомных собак. Хотя в других городах, как в уже упомянутом Харькове,процент покусов между владельческими и бесхозными делится где-то 50 на 50. Визуально бездомных собак стало меньше, уменьшилось количество стай и их численность. Но что повлияло на это в большей или меньшей степени – сказать нельзя. Да и сам факт уменьшения собак мы доказать не сможем тоже. Огромные деньги ежегодно выделяются на стерилизацию – борьбу со следствием, а 60 тысяч, сумма, за которую можно было бы с известной достоверностью пересчитать бездомных собак, найти возможности нет. Нет денег на исследования, составления научно обоснованных концепций.

Закон, даже половинчатый, Госудума принимать не спешит. Хотя, чтобы в сфере обращения с домашними животными наступил условный порядок надо переработать слишком много законов. Дождемся ли мы когда-нибудь этого?

Что же делать в этой обстановке пустоты и уныния нам, тем, кто хочет  как-то продвинуть ситуацию, сдвинуть ее с мертвой точки. Об этом читайте в следующей теме.

Программа гуманизации общества и повышения ответственности в деле обращения с домашними животными.

Перейти на главную

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал