.

В.А.Микрюков. Несколько вопросов о бремени гуманного обращения с животными.

В.А. МИКРЮКОВ

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ

О БРЕМЕНИ ГУМАННОГО ОБРАЩЕНИЯ С ЖИВОТНЫМИ

 

Микрюков В.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».

 

Согласно абз. 1 ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Это означает, что по общему правилу животные:

а) могут выступать объектом присвоения и находиться у граждан, организаций и публично-правовых образований на праве собственности (и на других вещных правах, когда это применимо) и

б) способны быть объектом имущественного оборота.

Необходимо подчеркнуть, что указанная норма отнюдь не признает животных вещами (а равно живыми вещами, одушевленными предметами) и даже прямо не определяет живые организмы имуществом. Подобно тому как к публично-правовым образованиям, не названным юридическими лицами, но обладающим схожими с последними признаками, в силу п. 2 ст. 125 ГК РФ применяются правила, определяющие участие юридических лиц в регулируемых гражданским законодательством отношениях, на животных, которые представляют собой телесные объекты, способные находиться в хозяйственном господстве человека и удовлетворять его потребности, лишь распространяется режим имущества (вещей). Различение вещей (предметов) и животных в нормотворчестве весьма наглядно проявилось, в частности, в Правилах перевозок пассажиров, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом, утвержденных Приказом Министерства транспорта РФ от 19 декабря 2013 г. N 473, в которых животные последовательно перечисляются отдельно от других перевозимых объектов и которые содержат специальные разделы о порядке перевозки животных в качестве ручной клади и (или) багажа на особых условиях.

Животные, будучи подобными человеку творениями природы, обладают свойствами, требующими особого юридического отражения. Животные являются одушевленными существами и, как люди, обладают способностью чувствовать, испытывать привязанность и отторжение, ощущать страх и боль. Они нуждаются в перманентном обеспечении естественных физиологических, питательных, поведенческих и прочих потребностей.

Исходя из этих соображений, законодатель в абз. 2 ст. 137 ГК РФ указал на одну из наиболее значимых юридических особенностей присвоения, использования и оборота животных, установив, что при осуществлении прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности.

С одной стороны, указанная норма сформулирована четко и недвусмысленно: обладатель любого субъективного гражданского права при его осуществлении ограничен в действиях и бездействиях, нарушающих принципы гуманности и оцениваемых как жестокое обращение с животными. Допустимость такого ограничения в аспекте нормы абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ, принципиально разрешающей ограничения гражданских прав на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо в поименованных в данной статье целях, сомнений не вызывает.

Но с другой стороны, известная лаконичность положения абз. 2 ст. 137 ГК РФ, требующего его ситуационного применения и реализации заключенной в нем широкой дискреции при толковании оценочных понятий «жестокость» и «гуманность», не могла не привести к появлению ряда проблемных теоретических и прикладных вопросов.

Прежде всего необходимо определиться в вопросе, уместно ли вообще использовать сам термин «гуманность» по отношению к животным.

Так, может показаться, что требование о проявлении человеколюбия (гуманности, от лат. humanitas — человечность, humanus — человечный) к животным, а не к людям, некорректно. Однако вышеуказанные специфические черты живых объектов имущественных отношений людей предопределяют наличие значимого интереса общества и государства в том, чтобы каждый человек относился к животным именно как к себе подобным — гуманно. Думается, что именно экстраполяция на животных известной тяги людей к получению удовольствия при употреблении вкусной пищи послужила поводом к проявлению гуманного подхода в определении Правительством РФ режима питания служебных животных, используемых таможенными органами: Правила использования служебных собак при проведении таможенного контроля, их обучения и содержания, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 31 марта 2011 г. N 232, предусматривают применение для кормления служебных собак не только свежеприготовленной пищи из натуральных продуктов или полноценных сбалансированных сухих либо консервированных кормов, но и различных лакомств.

Нормативное требование гуманности к животным как проявления человечности во многом объясняет общую причину установления рассматриваемого требования как такового. Законодатель стремится сохранить нравственное здоровье людей, предвосхитить перерастание жестокости по отношению к животным в преступное поведение против людей.

Неочевиден ответ на вопрос о том, как соотносится запрет на жестокое обращение с животными с указанием на недопустимость такого обращения с животными, которое противоречило бы принципам гуманности.

На первый взгляд формулировка нормы абз. 2 ст. 137 ГК РФ позволяет заключить, что признак гуманности выступает конкретизацией признака недопустимости жестокого обращения, и прийти к выводу, что если человек обращается с животным в противоречии с идеями человеколюбия, но не допускает жестокости, то такое поведение следует признать правомерным. Кроме того, можно помыслить, что законодатель не обременяет людей необходимостью действовать гуманно, а лишь заставляет воздерживаться от жестокой активности.

Однако во взаимосвязи с нормой ст. 241 ГК РФ, определяющей последствия именно негуманного (а не жестокого) поведения людей по отношению к животным, указанная трактовка видится несостоятельной. Думается, что, раскрывая узкий признак посредством более широкого, законодатель стремился назвать жестоким и недопустимым любое негуманное обращение с животными, в том числе пассивное.

С целью устранения возможных сомнений видится целесообразным уточнить формулировку абз. 2 ст. 137 ГК РФ, закрепив позитивную обязанность участников гражданских правоотношений обращаться с животными в соответствии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, в том числе не допуская жестокого обращения с ними.

Значимый интерес представляет вопрос о том, в отношении каких животных гражданское законодательство распространяет норму абз. 2 ст. 137 ГК РФ.

В первом приближении прочтение данной нормы приводит к выводу о том, что запрет антигуманного обращения с животными носит общий характер и действует применительно к любым животным, как к домашним, так и к диким. Но уточнение о том, что рассматриваемое требование должно выполняться при осуществлении прав, указывает на то, что законодатель имеет в виду предписание о гуманном осуществлении вещных либо обязательственных прав на домашних животных. Действительно, публично-правовой запрет жестокого и прочего антигуманного отношения к диким животным как к элементу природной среды и возобновляющемуся природному ресурсу основывается на нормах специального природоресурсного законодательства. В свою очередь, гражданско-правовые механизмы обеспечения исполнения бремени гуманного обращения с животными (отказ в защите права на основании ст. 10 ГК РФ, принудительный выкуп животного в силу ст. 241 ГК РФ и др.) включаются в работу, если речь идет о конкретных (индивидуально-определенных) изъятых из естественной среды обитания живых организмах, над которыми установлен интеллектуальный и (или) физический контроль со стороны субъектов гражданских отношений и в силу этого осуществляется хозяйственное господство.

Важно подчеркнуть, что нарушение бремени гуманного обращения с домашними животными имеет гражданско-правовые последствия и в том случае, когда животное является диким по происхождению, но присвоенным человеком (цирковой медведь, зоопарковый тигр и т.п.) и рассматриваемым для целей гражданско-правового воздействия в качестве домашнего.

Принципиальным с точки зрения эффективности правила абз. 2 ст. 137 ГК РФ видится ответ на вопрос, допустимо ли формулировать общее категорическое требование о гуманном обращении с животными (как установлено — домашними) без его конкретизации к отдельным видам животных по той роли, которую они выполняют в хозяйственной деятельности людей.

Представляется, что распространенная практика хозяйствования, при которой во многих случаях применение людьми животных выходит за рамки принципов гуманности (при разведении и умерщвлении сельскохозяйственных животных, при проведении опытов с лабораторными животными и т.п.), отнюдь не препятствует утвердительному ответу на этот вопрос. Напротив, норма о бремени гуманного обращения с животными должна устанавливаться исключительно прямо и безоговорочно, естественным образом уточняясь в аспекте набора требуемых проявлений гуманности в каждой отдельной ситуации. Иными словами, если человек объективно вынужден допускать разрешенную законом жестокость по отношению к животному, проявление жестокости должно быть минимально. К примеру, при использовании лабораторных животных необходимо не только обеспечивать кормление, поение, смену подстилки, пересаживание, мытье клеток, уборку помещений, в которых содержатся животные, выполнять другие нормативные правила лабораторной практики, но и соблюдать этические нормы, как это предписывают Правила лабораторной практики, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития России от 23 августа 2010 г. N 708н.

Пожалуй, наибольшую актуальность представляет вытекающий из предшествующего вопрос о том, как в конкретном случае следует определять критерии недопустимой жестокости и необходимой гуманности по отношению к животным со стороны участников гражданских правоотношений.

Помня о причине, побудившей законодателя возложить на человека бремя гуманного обращения с животными, изъятыми из естественной среды обитания, можно утверждать, что двумя основными взаимосвязанными критериями должны признаваться:

а) степень биологического совершенства животного (чем биологически совершеннее животное, тем выше требования к обращению с ним) и

б) степень близости животного к человеку в социальном аспекте (чем больше животное одомашнено и «очеловечено», тем жестче рамки поведения по отношению к нему со стороны людей).

Важно, что бремя гуманного обращения с животными является жесткой юридической обязанностью, выступающей основанном на положениях п. 2 ст. 1 ГК РФ ограничением субъективных гражданских прав. Игнорирование таких ограничений и обязанностей может повлечь для нарушителя неблагоприятные правовые последствия. В силу ст. 241 ГК РФ в случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд. Само по себе закрепление в законе указанной специальной нормы следует приветствовать. Однако конкретная ее формулировка вызывает дополнительные вопросы. В частности, указание на явность противоречия поведения обладателя животного нормам гуманности способно сформировать ложное представление о том, будто имеет значение степень жестокости, а не ее очевидность. Кроме того, может возникнуть не отвечающий общему смыслу рассматриваемых правил вывод о том, что нарушение принципов гуманности по отношению к животным имеет последствия лишь в случае умышленного поведения человека.

Думается, что совершенствование гражданско-правовых механизмов обеспечения гуманного обращения с животными с целью разрешения поставленных выше и иных насущных вопросов должно быть продолжено.


«Пятый Пермский конгресс ученых-юристов (г. Пермь, 24 — 25 октября 2014 г.): Избранные материалы» (отв. ред. В.Г. Голубцов, О.А. Кузнецова)

 

См. также «Что делать, если хозяин негуманно обращается со своим животным»

 

Перейти на Главную

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал