.
Наш блог - Страница 20 из 179 - Правовая зоозащита

Комментарий к Федеральному закону от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

Комментарий к Федеральному закону от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»
(с изменениями и дополнениями от 29 декабря 2014 г.)
Преамбула
Реализация программ модернизации здравоохранения, охраны здоровья граждан и окружающей среды, обозначенные в качестве приоритетных задач государственной политики в РФ, требует соответствующего правового регулирования отношений, связанных с обеспечением санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Суд вынес решение о частной передержке — освободить территорию частного домовладения от части собак


Дело №33-6523/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Оренбург                                                                              20 сентября 2017 года

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда, рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Важинской  на решение Промышленного районного суда г. Оренбурга от 14.06. по делу по иску Манаевой и Манаева к Важинской об устранении препятствий в пользовании жилым домом и земельным участком.  У С Т А Н О В И Л А:

Манаев и Манаева обратились в суд с иском к Важинской об устранении препятствий в пользовании жилым домом и земельным участком, указывая, что Манаева и Важинская является сособственниками домовладения, расположенного по адресу: (адрес); .Манаевой принадлежат … долей, а Важинской – … долей домовладения. Земельный участок, на котором расположено домовладение, находится в муниципальной собственности. Манаев является членом семьи собственника Манаевой, проживает и зарегистрирован в указанном домовладении. Они, истцы, пользуются частью жилого дома и земельного участка по правой стороне домовладения, а ответчик – по левой стороне.

Примерно четыре года тому назад у Важинской появились две собаки породы «алабай», а спустя некоторое время ответчица завела новых собак, которых разместила в палисаднике на расстоянии около одного метра от их окон. В настоящее время у Важинской находится свыше двадцати собак, которые бегают по всему двору, неприятный запах от собачьих испражнений распространяется по всей улице, проникает к ним в дом. В период с весны по осень из-за зловонного запаха им не хватает свежего воздуха, открыть форточку невозможно из-за резкого неприятного запаха, весной после таяния снега все нечистоты от собак проникают к ним во двор. Кроме того, не дает покоя постоянный лай собак, который слышен даже через закрытые двери и окна. К ответчику постоянно привозят собак в любое время суток, а совсем недавно Важинской привезли еще десять будок для собак, которые ответчица разместила под окнами их комнат. Все сказанное доставляет большие неудобства их семье. На неоднократные просьбы навести порядок и убрать собак ответчик никак не реагирует. Они неоднократно обращались в различные инстанции, по результатам их обращения с ответчиком проводились беседы разъяснительного характера о правилах содержания домашних животных на территории частного домовладения и недопустимости противоправного поведения, однако ответчик никаких мер по устранению нарушений не предпринимает. На основании изложенного просили устранить препятствия в пользовании жилым домом и земельным участком, обязав ответчика демонтировать будки для размещения животных в количестве двадцати штук и вывезти собак с территории домовладения.

В судебном заседании Манаев и Манаева исковые требования поддержали.

Ответчик Ю.А.Важинская иск не признала, пояснив, что она является волонтером, ей привозят раненых собак, за которыми она и ухаживает. Действительно, в настоящее время у нее находится девятнадцать собак, однако все животные привиты, стерилизованы. Не отрицает, что собаки лают, но не постоянно; за собаками она регулярно убирает.

Решением суда иск Манаева и Манаевой удовлетворен: суд обязал Важинскую устранить препятствия в пользовании истцами жилым домом и земельным участком, обязав ответчика демонтировать будки для размещения животных в количестве пятнадцати штук и вывезти собак с территории домовладения.

В апелляционной жалобе Важинская просит решение суда отменить, указывая, что истцами не представлено доказательств того, что при содержании собак нарушены санитарно-эпидемиологические и ветеринарно-санитарные нормы и правила, притом, что согласно ответу начальника ГБУ «Оренбургское городское управление ветеринарии» нарушений ветеринарных правил при содержании собак ею не допущено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. В силу статьи 305 Гражданского кодекса Российской Федерации права, предусмотренные статьями 301 – 304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, приведенными в пункте 45 постановления от 29.04.10 №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», применяя 304 Гстатью ражданского кодекса РФ, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, судам необходимо учитывать следующее. В силу статей 304, 305 Гражданского кодекса РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

Как установлено по делу, Манаева и Важинская является сособственниками домовладения, расположенного по адресу: (адрес); Манаевой принадлежат … долей, а Важинской – … долей домовладения; В.В.Манаев является членом семьи собственника Манаевой, проживает и зарегистрирован в указанном домовладении. Земельный участок, на котором расположено домовладение, находится в муниципальной собственности.

В ходе выездного судебного заседания судом также установлено, что между сторонами сложился определенный порядок пользования домом и земельным участком; разделяющий единый земельный участок на два участка забор расположен по передней меже на расстоянии примерно 0,5 метров от окон жилого дома истцов; за забором на территории земельного участка, находящегося в пользовании ответчика, расположены будки, во дворе находятся собаки. Другая часть забора внутри двора расположена на расстоянии около одного метра от окон дома истцов; за забором также находятся будки и собаки.

В соответствии со статьей 4 Закона Оренбургской области от 04.12.03 №712/90-III-ОЗ «О содержании домашних животных в городах и других населенных пунктах Оренбургской области» владелец домашних животных обязан, в том числе, содержать домашних животных в соответствии с их биологическими особенностями, обеспечивать безопасность граждан от воздействия домашних животных, а также спокойствие и тишину для окружающих. Согласно части 8 статьи 7 названного Закона Оренбургской области владельцы собак, имеющие в пользовании земельные участки, могут содержать собак в свободном выгуле только на хорошо огороженной территории или в изолированном помещении. О наличии собак должна быть сделана предупреждающая надпись перед входом на участок.

Исследовав материалы дела, дав надлежащую оценку представленным сторонами и собранным по делу доказательствам, в том числе, показаниям свидетелей, подтвердивших, что ответчик содержит большое количество собак, которые постоянно лают и от которых на улице стоит неприятный запах; сообщению МУ МВД России «Оренбургское» Отдел полиции №4 от 07.05.17, согласно которому по заявлению Манаева с Важинской была проведена профилактическая беседа о недопустимости противоправного поведения и разъяснены правовые последствия такого поведения; сообщению Администрации Северного округа г. Оренбурга от 09.03.17, согласно которому с собственником домовладения (адрес) была проведена беседа и им направлено уведомление о правилах содержания домашних животных на территории частного домовладения; видеоматериалу по факту содержания Важинской собак, вышедшему в эфир «Орен-ТВ» 0.03.17, которым подтверждаются приведенные истцами доводы, суд пришел к обоснованным выводам о том, что действиями ответчика нарушаются права истцов на благоприятную окружающую среду, спокойствие и тишину.

Поскольку в ходе судебного разбирательства нашли свое подтверждение доводы истцов о нарушении их прав действиями ответчика, суд пришел к правильным выводам об удовлетворении исковых требований.

С приведенными в решении суда выводами судебная коллегия соглашается, поскольку эти выводы основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств, правовая оценка которым судом дана в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и обстоятельствам дела.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истцами не доказано нарушение их прав размещением на земельном участке будок с собаками, являются несостоятельными как противоречащие установленным судом обстоятельствам дела.

По существу доводы жалобы сводятся к переоценке обстоятельств, которые судом определены правильно, и доказательств, которые суд положил в основу своих выводов, и не могут быть приняты в качестве оснований к отмене решения суда, поскольку в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса РФ право оценивать доказательства предоставлено суду.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Промышленного районного суда г. Оренбурга от 14 июня 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Важинской Юлии Александровны – без удовлетворения.

 

Е.Минина. Проблемы правового регулирования обращения с животными

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБРАЩЕНИЯ С ЖИВОТНЫМИ

Е.Л. МИНИНА

Минина Елена Леонидовна, кандидат юридических наук, заместитель заведующего отделом аграрного, экологического и природоресурсного законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Исследованы понятие и виды животных в зависимости от целей использования их человеком, выявлены общие вопросы как для диких, так и домашних, сельскохозяйственных и других видов животных, в частности обеспечение гуманного обращения с ними. Сделан вывод о необходимости решения таких вопросов в специальном федеральном законе, посвященном ответственному обращению с животными, который охватил бы проблемы как защиты животных от жестокого обращения, так и защиты человека от опасностей и неудобств, связанных с содержанием животных в населенных пунктах и других местах, где они соприкасаются непосредственно с людьми.

Решении суда по делу об обязании убрать кошек из квартиры

Дело: 33-1604/2015

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«19» февраля 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда, заслушав в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Батуриной на решение Центрального районного суда г.Кемерово от 11.11.14 по иску Батурина к Батуриной о возложении обязанности устранить препятствия в пользовании квартирой, освобождении жилого помещения от кошек,  установила:

Батурин обратился в суд с иском к Батуриной о возложении обязанности устранить препятствия в пользовании квартирой, освобождении жилого помещения от животных (кошек). Требования мотивировал тем, что он является собственником квартиры,  <адрес>, где помимо него прописаны его бывшая супруга Батурина и две дочери, в настоящее время проживающие в Испании.

Между ним и ответчиком возникают споры о порядке пользования и владения квартирой. Соглашение о разделе квартиры не достигнуто. Сложился следующий порядок пользования квартирой: в квартире он проживает один, занимая одну из трёх комнат. В остальных комнатах и на кухне проживают 12 кошек, принадлежащих ответчице. Сама хозяйка кошек проживает в квартире своей матери и, кроме того, у неё имеется квартира, доставшаяся ей по завещанию, где также содержатся ещё около 30 кошек.

На требования удалить из квартиры кошек ответчица не реагирует, чем препятствует приведению квартиры в надлежащее санитарное состояние и проживанию истца. На основании изложенного просил суд обязать Батурину устранить препятствия в пользовании квартирой, освободить жилое помещение от животных.

Решением Центрального районного суда г.Кемерово от 11.11.14 постановлено: Обязать Батурину  использовать жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес>, по назначению — для проживания.

Обязать Батурину М.Г. в течение одного месяца после вступления настоящего решения в законную силу освободить жилое помещение от содержащихся в нём кошек.

В апелляционной жалобе Батурина просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении требований отказать. Указывает, что истец не представил доказательств нарушения его права собственности наличием животных в квартире, не доказал факт её не проживания в квартире. Полагает, что сам по себе факт проживания в квартире животных не является нарушением права собственности истца. Истец также не привёл доказательств нарушения животными чьих-либо прав на благоприятные условия проживания, наличие опасного воздействия на других животных и людей. Суд не дал оценки справке, выданной ОСП по Центральному району г.Кемерово от 07.11.14, согласно которой все исполнительные производства, возбуждённые в отношении Батуриной, окончены, следовательно ею были исполнены требования решения Центрального районного суда г.Кемерово от 24.12.12 о приведении спорного жилого помещения в соответствие с действующими СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях». Показания свидетеля ФИО1 следовало оценить критически, поскольку между ответчиком и свидетелем сложились неприязненные отношения, что свидетельствует о её заинтересованности в исходе дела. В деле также отсутствуют доказательства принадлежности спорных кошек ответчику. Осуществление ухода за кошками не свидетельствует о том, что ответчик является собственником данных животных. Суд, возложив на ответчика обязанность освободить квартиру от кошек, оставил без внимания то обстоятельство, что в квартире также проживают два старых кота, в связи с чем резолютивная часть решения должна содержать указание как на данное обстоятельство, так и на частичное удовлетворение иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения Батуриной, поддержавшей доводы жалобы, заслушав Батурина, просившего решение суда оставить без изменения, проверив в соответствии с частью статьи 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия находит решение суда правильным и не усматривает оснований для его отмены.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 288 Гражданского Кодекса РФ, ч. 1 ст. 30 Жилищного Кодекса РФ, собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

В соответствии с п. 4 ст. 17 Жилищного Кодекса РФ, пользование жилым помещением осуществляется с учётом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии со ст. 304 Гражданского Кодекса РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были связаны с лишением владения.

Судом установлено, что Батурин является собственником жилого помещения — квартиры,  <адрес>.

Как следует из ответа администрации г. Кемерово от 03.10.14 также собственниками жилого помещения являются Батурина , ФИО2, ФИО3, которые в настоящее время зарегистрированы в данном жилом помещении

Брак между Батуриным и Батуриной расторгнут 19.07.12.

Как утверждал истец, в квартире проживают 12 кошек, вследствие чего квартира находится в антисанитарном состоянии, в квартире постоянно присутствует неприятный запах.

Батурина не оспаривала факт нахождения 12 кошек в квартире, пояснив, что она за ними постоянно ухаживает, квартира соответствует санитарным правилам и нормам.

В силу ст. 8 Федерального закона от 30.03.1999 года N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» граждане имеют право на благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.

Содержание собак и кошек в отдельных квартирах, занятых одной семьёй, допускается при условии соблюдения санитарно-гигиенических и ветеринарно-санитарных правил и Правил содержания собак и кошек в городах и других населённых пунктах РСФСР», а в квартирах, занятых несколькими семьями, кроме того, лишь при наличии согласия всех проживающих (п.1.2 Правил). Указанный принцип закреплён также и в ст. ст. 246,247 Гражданского кодекса РФ, согласно которым владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности осуществляется по соглашению всех её участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

Оценив в совокупности представленные доказательства, суд пришёл к выводу об обязании Батуриной освободить жилое помещение <адрес>, от содержащихся в нём кошек.

Вывод суда является правильным, так как содержание животных в квартире, занятой несколькими собственниками, допускается лишь с согласия всех проживающих. Как следует из материалов дела, истец Батурин, являясь собственником, не согласен с нахождением кошек в квартире.

Судебная коллегия в полной мере соглашается со сделанными судом выводами, поскольку они основаны на материалах дела, исследованных доказательствах, их надлежащей оценки и сделаны в соответствии с нормами права, подлежащими применению в рассматриваемом случае.

Довод апелляционной жалобы о том, что нахождение кошек в спорной квартире не создают каких-либо неудобств истцу, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку Батурина в нарушение норм действующего законодательства и правил, использует жилое помещение <адрес>, не по назначению, содержит в квартире большое количество кошек (12), нарушая право истца Батурина на нормальные и безопасные условия проживания в квартире.

При этом суд обоснованно принял во внимание то обстоятельство, что ранее решением Центрального районного суда г. Кемерово от 24.12.12 были частично удовлетворены исковые требования Батурина к Батуриной об устранении препятствий в пользовании жилым помещением путём приведения жилого помещения, <адрес> в соответствующее действующим законодательством санитарным нормам.

В рамках рассмотрения вышеуказанного гражданского дела, судом установлено не соответствие условий проживания в квартире по <адрес> требованиям СнПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», ГН 2.1.6.1338-03 «предельно допустимые концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в атмосферном воздухе населенных мест», ввиду содержания в квартире большого количества кошек.

Доказательств устранения установленных судом нарушений, приведения жилого помещения в соответствие действующим санитарным нормам, в частности заключение специалистов, Батуриной в суд первой инстанции в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального Кодекса РФ не представлено.

Суд правильно не принял во внимание справку Отдела судебных приставов по Центральному району г. Кемерово УФССП по Кемеровской области от 07.11.14 об окончании исполнением всех возбуждённых в отношении Батуриной исполнительных производств, так как доказательства фактического устранения выявленных нарушений СнПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», ГН 2.1.6.1338-03 «предельно допустимые концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в атмосферном воздухе населённых мест», ответчиком не представлены.

Разрешая спор, суд также правильно учёл и то обстоятельство, что сама Батурина в квартире, <адрес> не проживает, что подтвердила свидетель ФИО1 оснований не доверять её пояснениям у суда первой инстанции не имелось.

Доводы жалобы Батуриной о том, что суд не установил принадлежность ей кошек, находящихся в квартире, не служат основанием для отмены решения суда, так как в судебном заседании она факт принадлежности ей кошек не оспаривала.

Доводы жалобы о том, что суд, возложив на ответчика обязанность освободить квартиру от кошек, оставил без внимания то обстоятельство, что в квартире также проживают два старых кота, также не являются основанием для отмены решения суда, так как в случае неясности исполнения решения суд вправе разъяснить его в порядке ст. 202 Гражданского процессуального Кодекса РФ.

Иные доводы апелляционной жалобы фактически направлены на иную оценку установленных по делу обстоятельств и представленных в их подтверждение доказательств, получивших надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 198 Гражданского процессуального Кодекса РФ в решении и, как не опровергающие правильности выводов суда, не могут служить основанием для его отмены.

Нарушений судом норм процессуального права, которые являются безусловным основанием к отмене решения суда, или норм материального права, которые могли привести к принятию неправильного решения, судом не допущено.

Учитывая вышеизложенное, оснований для отмены или изменения постановленного по делу решения по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 327.1 частью 1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда

определила:

решение Центрального районного суда г. Кемерово от 11.11.14 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Батуриной М.Г. — без удовлетворения.

 

Решение суда о взыскании ущерба, причиненного травмированием собакой. (не покус).

Дело: 2-83/2015 (2-788/2014;)

 

 

Р Е Ш Е Н И Е  (выдержка)

10 февраля 2015 года                                                                                                                   г. Кировград

Кировградский городской суд Свердловской области,  рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Семкиной к Брызгаловой о взыскании компенсации морального вреда,  УСТАНОВИЛ:

Семкина обратилась в суд с иском к Брызгаловой о взыскании компенсации морального вреда в сумме 300000 рублей.

В судебном заседании истец Семкина заявленное требование поддержала, указав в его обоснование следующее: ___ в дневное время шла в гости к племяннице, проживающей в частном доме. Шла одна, на тот период времени передвигалась без трости. Когда подходила к дому племянницы услышала лай собаки, остановилась, к ней подбежала белая собака с черными пятнами. С какой стороны выбежала собака, не помнит. Собака была без поводка и без намордника. Испугавшись, закричала. Собака лапами прыгнула на нее, но она удержалась, после чего собака еще раз прыгнула на нее лапами в область груди, от чего она упала на правый бок. Подняться сама не могла, подошла хозяйка собаки- Брызгалова, ранее которую не знала. Брызгалова помогла ей подняться, но на правую ногу встать не могла. Подошла племянница с мужем, посадили ее в машину и привезли в больницу города Верхний Тагил, где был поставлен диагноз___. Проходила стационарное лечение в больнице г. Верхний Тагил, а потом в больнице г. Екатеринбурга, где была проведена операция. После операции ходила только с помощью ходунков, по настоящее время ходит с трудом. После получения травмы испытывала и в настоящее время испытывает боль, сейчас испытывает страх при виде собак.

 

Ответчик Брызгалова в судебном заседании заявленное истцом требование не признала, пояснив суду следующее: проживает в доме г. Верхний Тагил. Дом находится на окраине города. Имеет в собственности собаку породы «Далматин», кличке «Граф». ___ пошла гулять с собакой. На тот период времени вес собаки не превышал 20 кг, а ее высота была около 50 см. Выйдя на пустырь, отпустила собаку с поводка, поскольку рядом никого не было. Собака разыгравшись, побежала в сторону дороги, на команды не реагировала. Увидев, что по дороге идет пожилая женщина, побежала за собакой, кричала. Потом увидела, что пожилая женщина, как потом выяснилось Семкина, лежит на дороге. Собака убежала, держа в зубах шапку Семкиной. Как упала Семкина, не видела, так как когда бежала за собакой смотрела не только на собаку, но и еще под ноги, чтобы не упасть. Подбежав к Семкиной, надела на нее свою шапку, принесла извинения. Семкина не кричала. Помогла ей подняться, но стоять она не могла. Минуты через две подошла племянница. Семкина не смогла идти, в связи с чем, племянница ушла за мужем, подъехал внедорожник, Семкину. посадили в машину и увезли в больницу. Когда Семкину садили в машину, положила ей в карман 1000 рублей за шапку. На следующий день ходила к племяннице, которая сказала, что Семкиной нужна платная операция, обратились в полицию. Ответила, что готова только частично оплатить стоимость операции. Потом звонил Семкин с просьбой оплатить стоимость операции. Ответила, что согласна оплатить не больше 50% от стоимости операции. Семкина это не устраивало, тогда предложила решать вопрос в судебном порядке. После этого Семкин звонил еще несколько раз, говорил, что будут обращаться в суд. Не оспаривает, что в результате падения Семкина  получила перелом, тяжесть вреда также не оспаривает. Однако полагает, что Семкина упала сама. Был зимний период времени, по дороге, где шла Семкина, была колея. Не допускает, что ее собака могла прыгнуть на Семкину. Факт привлечения к административной ответственности за выгул собаки без намордника и поводка подтверждает. Постановление мирового судьи не оспаривала, уплатила административный штраф. Заявленная истцом сумма компенсации морального вреда чрезмерно завышена, не возражает против взыскания компенсации морального вреда не более чем 10000 рублей.

Представитель ответчика в судебном заседании поддержала доводы ответчика, дополнительно указала, что факт падения истца в результате того, что на нее прыгнула собака ответчика, не доказан. Учитывая погодные условия, время суток, видимость, возраст и состояние здоровья истца Семкиной, последняя могла оступиться и упасть. Считает, что к показаниям свидетелей нужно относится критически, поскольку их связывается родственные узы. Также полагает, что Семкина была не правильно транспортирована в больницу, что могло усугубить состояние здоровья Семкиной.

Свидетель А.Е.В. суду показала следующее: ___находилась у себя дома по адресу: г. Верхний Тагил, ждала в гости тетю- Семкину, выглядывала в окно на втором этаже дома, которое выходит на дорогу, чтобы открыть Семкиной калитку. Увидела идущую по дороге Семкину, до дома оставалось метров 25. Подумала, что немного постоит, так как тетя шла медленно, и пойдет ее встречать. В это время увидела, что собака породы « Далматин» толкнула Семкину в область груди, от чего Семкина упала на бок. Увидела, что собака что-то схватила и убежала. На улице была минуты через две, Брызгалова, в это время уже помогла подняться Семкиной, но стоять Семкина не могла. Побежала за мужем. Когда муж подъехал на машине, посадили Семкину  в машину, в это время Брызгалова положила в карман Семкиной 1000 рублей, стала ругать собаку. Семкина в этот же день была госпитализирована в хирургическое отделение больницы города Верхний Тагил с диагнозом __, потом проходила стационарное лечение в г. Екатеринбурге, где была сделана операция. Брызгалова после случившегося приходила к ней 2-3 раза, интересовалась самочувствием Семкиной. Когда была назначена операция, позвонила ответчику, пояснив что нужны деньги на операцию. Брызгалова ответила, что ничего платить не будет. Собаку ответчика видела не в первый раз, до этого был случай, что они вместе с ответчиком выгуливали собак. Собака ответчика играючи прыгала на нее. Семкина шла медленно, в тот период времени ходила без трости.

Заслушав стороны и их представителей, допросив свидетеля, исследовав материалы дела и оценив собранные доказательства в совокупности между собой, суд соглашаясь с заключением прокурора, приходит к выводу, что заявленное истцом требование подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии с п.1 ст.1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Согласно п. 1 ст. 1099 Гражданского кодекса РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой (гл. 59) и статьей 151 настоящего Кодекса. В соответствии с п. 1 ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Судом установлено следующее: Как следует из объяснений ответчика и материалов дела Брызгалова имеет в собственности собаку породы «Далматин». ___  Брызгалова осуществляла выгул своей собаки без поводка и намордника. В это же время, там же, шла Семкина.

Ст. 210 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 137 Гражданского кодекса РФ к животным применяются общие правила об имуществе, постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Согласно п. 71, 75 Примерных Правил содержания домашних животных в Свердловской области, Положения о комиссии по организации деятельности в сфере содержания домашних животных на территории Свердловской области, утвержденных Постановлением Правительства Свердловской области от 06.08.04 N 743-ПП запрещается выгуливание собак без сопровождающего лица, поводка и оставлять их без присмотра. При выгуле собаки владелец обязан гарантировать безопасность окружающих. В жилых микрорайонах выгул собак разрешается только на поводке, с регистрационный номером на ошейнике. В общественных местах, а также в местах скопления людей владелец обязан взять собаку на короткий поводок, а на крупных или злобных собак надеть намордник. В силу п. 9 Примерных правил, владельцы домашних животных несут ответственность за их здоровье и содержание, а также за моральный и имущественный ущерб либо за вред здоровью человека, причиненные их домашними животными иным лицам. Содержание собак рассматривается как деятельность, связанная с повышенной опасностью.

Согласно п.1 ст. 1079 Гражданского кодекса РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Ст. 38 Закона Свердловской области « Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» предусмотрена административная ответственность за выгул собак на территории населенного пункта вне мест, специально отведенных для этого органами местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, без сопровождающего лица, без поводка и намордника в случаях, когда их наличие обязательно.

Из объяснений истца Семкиной следует, что собака Брызгаловой прыгнула на нее лапами, от чего она упала и получила травму. Факт получения Семкиной травмы в результате падения ответчик Брызгалова подтверждает, при этом полагает, что Семкина упала сама. Каких-либо доказательств самостоятельного причинения истцом вреда своему здоровью суду не представлено. Вместе с тем, Брызгалова подтверждает, что ее собака, разыгравшись, убежала от нее в сторону Семкиной, при этом на команды не реагировала. Также подтверждает, что ее собака утащила шапку Семкиной. Доводы ответчика о самостоятельном падении истца прежде всего основываются на том, что Брызгалова сама не видела момент падения Семкиной. Вместе с тем, доводы истца подтверждаются показаниями свидетеля А.Е.В., которая являлась очевидцем описываемых истцом событий, и материалами дела. Вопреки доводам ответчика и ее представителя, оснований ставить под сомнения показания свидетеля А.Е.В. у суда не имеется, поскольку они последовательны, согласуются с объяснениями истца и материалами дела. Так, непосредственно после получения Семкиной. травмы, А.Е.В. обратилась в полицию с заявлением о привлечении к административной ответственности хозяев собаки породы «Далматин» по кличке «Граф», которые выгуливали ее без поводка и намордника, в результате чего Семкина  получила телесные повреждения. Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 г. Кировграда Свердловской области Брызгалова признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 38 Закона Свердловской области « Об административных правонарушениях на территории Свердловской области». Указанное постановление Брызгалова не обжаловала, вступило в законную силу. При рассмотрении дела мировым судьей А.Е.В. давала аналогичные показания, что и при рассмотрении настоящего дела, при этом Брызгалова на тот период времени показания А.Е.В. под сомнения не ставила, не оспаривала, что А.Е.В. могла видеть происходящее из окна своего дома. Доводы отзыва ответчика о том, что на момент событий  года возраст собаки составлял 1 год и 1 месяц не свидетельствуют о том, что собака не могла прыгнуть на Семкину. Как следует из объяснений ответчика на тот период времени высота ее собаки составляла около 50 см, что согласуются с объяснениями истца, из которых следует, что собака прыгнула на нее лапами в область груди, при ее росте в 150 см.

Оценив представленные доказательства, суд приходит к выводу, что *** года Семкина А.М. получила травму при падении в результате действий собаки, принадлежащей Брызгаловой Т.М., которая в то время выгуливала собаку без намордника и поводка, за что была привлечена к административной ответственности. При указанных обстоятельствах, именно на Брызгалову Т.М., как владельца собаки, должна быть возложена ответственность по возмещению вреда истцу.

Из материалов дела следует, что после получения травмы, Семкина была госпитализирована в хирургическое отделение МУЗ ГБ г.Верхний Тагил с диагнозом ___, где находилась до__. С___ по___ Семкина  с аналогичным диагнозом проходила стационарное лечение в ФГБУ «УНИТО им. В.Д. Чаклина», где ей была проведена операция. После стационарного лечения Семкина наблюдалась у травматолога. Указанные обстоятельства ответчиком не оспариваются. Доводы представителя ответчика о том, что состояние здоровья Семкиной могло усугубиться неправильной транспортировкой в больницу, не состоятельны, так как фактически являются только предположениями представителя ответчика.

В результате причинения вреда здоровью Семкиной причинены физические и нравственные страдания. Указанное обстоятельство является очевидным и также не оспаривается ответчиком. Право человека на здоровье по своему содержанию является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав. Такая позиция подтверждается как ст. 41 Конституции РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровья и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье, так и п. 1 ст. 150 Гражданского кодекса РФ, где жизнь и здоровье входит в приведенный перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ. Пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.10 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено следующее: учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Согласно ст.1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер физических и нравственных страданий, перенесенных Семкиной, принимает во внимание фактические обстоятельства, при которых произошло причинение вреда здоровью, степень вины ответчика Брыгаловой, ее материальное и семейное положение, а также требования разумности и справедливости. Суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в сумме 80000 рублей. В остальной части иска о взыскании компенсации морального вреда суд отказывает истцу, находя требуемый размер компенсации морального вреда завышенным.

Согласно ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ с ответчика надлежит взыскать госпошлину в доход муниципального образования Кировградский городской округ в размере 200 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса РФ суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Семкиной к Брызгаловой о взыскании компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с Брызгаловой в пользу Семкиной  компенсацию морального вреда в сумме 80000 рублей. В удовлетворении остальной части иска о взыскании компенсации морального вреда — отказать.

Взыскать с Брызгаловой в доход муниципального образования Кировградский городской округ госпошлину в размере 200 рублей.

 

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал