.

Оптимизация доклинических исследований: на пути к гуманным опытам

Оптимизация доклинических исследований: на пути к гуманным опытам

 

Е. Вольская,

МГМСУ им. А.И. Евдокимова

 

Журнал «Ремедиум», N 1-2, январь-февраль 2016 г., с. 6-12.

 

В Европе стратегия развития сферы экспериментальных исследований нацелена на постепенное уменьшение количества опытов на животных и их замену альтернативными методами. Такие методы интенсивно разрабатываются и предлагаются представителями научно-исследовательских и академических кругов, а также Фарминдустрией и биотехнологическими предприятиями. К сожалению, способов заменить подопытных животных все еще недостаточно, а процедура валидации таких методов, т.е. подтверждения равноценности полученных с их помощью результатов и данных исследований на животных, сложна и занимает до нескольких лет. Поэтому в 2010 г. Европарламент принял Директиву 2010/63/ЕС, которая ввела ряд требований, направленных на улучшение ситуации в области экспериментальных исследований с использованием лабораторных животных.

 

Ежегодно фармацевтические и биотехнологические компании, разрабатывающие лекарственные средства, медицинские изделия и продукты для передовых технологий, используют в своих экспериментах миллионы подопытных животных. В процессе разработки одного единственного нового лекарственного средства в среднем их используется до 100 тыс. [1]. Только в США в 2014 г. в доклинических исследованиях участвовало 834 453 особи [2], в государствах — членах ЕС — более 3 млн. [3]. Например, в Германии ежегодно в биомедицинских экспериментах используется порядка 850 тыс. лабораторных животных [4].

Одна только глобальная компания провела в 2014 г. исследования с включением почти 700 тыс. особей [5].

 

Директива о защите лабораторных животных

 

До конца ХХ в. в Европе не было принято нормативных актов, направленных на защиту лабораторных животных, хотя уже в первой четверти столетия в Великобритании издали указ о гуманном отношении к животным домашним и сельскохозяйственным. Ситуация изменилась лишь в 80-е гг. В 1986 г. в Европейском экономическом сообществе была принята Директива 86/609, которая содержала минимальные требования по обращению с лабораторными животными в эксперименте.

Один из недостатков Директивы 1986 г. заключался в том, что она не регулировала вопросы содержания и ухода. В настоящее время в Евросоюзе эксперименты на лабораторных животных, проводимые в научно-исследовательских целях, регулируются рамочным нормативным документом — Директивой 2010/63/ЕС [6]. Эта Директива заменила морально устаревший нормативный акт 1986 г.

В ноябре 2010 г. новый закон вступил в силу на территории государств — членов ЕС, в соответствии с ним стали решаться вопросы жизни и смерти миллионов лабораторных животных, невольных и бескорыстных жертв прогресса.

Инициаторами пересмотра действовавших до 2010 г. норм защиты лабораторных животных стали многочисленные общественные объединения, такие, например, как немецкий союз «Врачи против опытов над животными» [7]. Будь их воля, новый закон состоял бы из одной фразы: «Опыты на животных запрещаются». Большинство не столь радикально настроенных защитников выдвигали более реалистичные требования — не мучить и не истязать животных в лабораториях.

Осенью 2008 г., когда на рассмотрение общественности был представлен первый проект документа, разгорелись жаркие дебаты между противниками и сторонниками использования животных в экспериментах. После ожесточенных дебатов Директива была принята.

Этот нормативный акт регулирует отношения, возникающие при работе с подопытными животными, используемыми в научно-исследовательских изысканиях. Цель Директивы — устранить исследования на животных, ограничить их или, по крайней мере, обеспечить оптимальные условия для невольных участников исследований. Директива вступила в силу 01.01.2013.

Новая директива — сложный документ, состоящий из преамбулы, 65 статей и 8 приложений, в которых, в частности, устанавливаются условия содержания, питания и т.д. животных в зависимости от вида и размера.

Согласно этому нормативному акту, эксперименты на животных могут проводиться только с целью:

фундаментальных исследований;

трансляционных или прикладных исследований, проводимых:

— для предупреждения, предотвращения, диагностики или лечения заболеваний или патологий или их последствий для человека, животных и растений,

— оценки, выявления, регулирования или изменения физиологических состояний у человека, животных или растений,

— благополучия животных и улучшения условий размножения животных, разводимых в сельскохозяйственных целях;

разработки и производства, исследований качества, эффективности и безопасности лекарственных средств, продуктов питания и кормов, а также других веществ или продуктов в указанных целях;

защиты окружающей среды и биологического разнообразия;

обеспечения образовательного процесса (высшего образования или усовершенствования и повышения квалификации специалиста).

Главные цели Директивы:

— гармонизация законодательства государств — членов ЕС;

— расширение законодательной базы;

— импульс для внедрения принципа 3R;

— разрешение проектов;

— ограничение воздействия на животных (верхних пределов боли, повторного использования животных);

— ужесточение требований в отношении использования приматов;

— повышение прозрачности экспериментальной сферы для общественности.

В Евросоюзе впервые в мире введен запрет на опыты с использованием животных для нужд косметической промышленности. Инициатором этой меры стало АО Швейцарских противников опытов на животных (AG STG) [8], которое обратилось в Европарламент с петицией о тотальном запрете продажи косметических продуктов, при создании которых проводились такие эксперименты. Указанная Директива предписывает постепенный отказ от исследований косметических продуктов и их ингредиентов с использованием животных.

 

Условия проведения доклинических исследований ЛС IN VIVO

 

Директива устанавливает принцип 3R — Reduce Refine, Replace (отмена, ограничение, замена альтернативными методами).

Использование животных в экспериментальных целях допустимо только в том случае, если нет удовлетворительного альтернативного метода. В соответствии с принципом 3R, научно-исследовательские проекты перед их началом проверяются, и уполномоченные регуляторные органы выдают разрешение на их проведение. В процессе экспертизы проекта должно быть подтверждено, что использование животных оправданно и что ожидаемая польза от реализации проекта превышает вред, который будет нанесен животным. Кроме того, число подопытных особей в проекте должно быть минимальным. Применяемые в исследовании методы не должны допускать ненужной боли, страданий, страха и стресса у животных.

Исследования на животных должны проводить квалифицированные специалисты. Эксперименты без хирургических вмешательств должен проводить специалист, имеющий высшее образование в области медицины, ветеринарии, биологии, если речь идет о вспомогательном персонале, то сотрудник должен иметь специальную подготовку, например, биолога-лаборанта. Если исследование включает оперативные вмешательства на позвоночных, то специалист должен иметь соответствующую подготовку, как правило, это зоологи, медики и ветеринары с высшим образованием.

Второе условие — сертифицированные материалы, т.е. животные должны поставляться из сертифицированных питомников (собственного или коммерческих предприятий). Условие более чем целесообразное, т.к. направлено на обеспечение достоверности результатов, которые невозможно получить от нестандартных животных (с различиями в возрасте, происхождении и состоянии здоровья). Поэтому разведение и продажа лабораторных животных лицензируются соответствующими регуляторными органами.

Еще одно условие — наличие уполномоченного специалиста или комиссии по защите лабораторных животных в центрах, где проводятся исследования. В их обязанности входит контроль над выполнением предписаний и консультирование сотрудников по вопросам защиты животных, разработка программ, направленных на сокращение опытов и количества включенных в них особей.

Лабораторные животные должны получать оптимальные уход и питание, а во время опытов подвергаться по возможности меньшему стрессу. Необходимые меры для этого были прописаны в Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых в научных экспериментах еще в 1986 г. (European Convention for the protection of vertebrate animals used for experimental and other scientific purposes) [9]. В частности, в ней зафиксированы требования к питанию, ветеринарной помощи животным, к размеру и качеству клетки, предусмотрены меры, направленные на снижение стресса у животных. Например, предписано как можно реже лишать животное привычной обстановки — вынимать из его клетки. Для контроля используются портативные приборы, такие как мини-тонометры и датчики, которые устанавливаются на теле животного и передают показатели давления, ЧСС и т.д.

 

Претензии защитников животных

 

Принятая в 2010 г. Директива — результат нелегкого компромисса, однако сторонники ограничений опытов остались недовольны. Основные претензии к действующей Директиве сводятся к следующему:

  1. Государства — члены ЕС не могут ввести в собственные законы более жесткие нормы, чем в Директиве. Правда, они могут сохранить таковые, если они действовали до 2010 г.
  2. Хотя Директива и содержит условие, что нечеловекообразные приматы могут использоваться в опытах только в случае, если возможно доказать эффективность исследуемого метода, на деле это означает фактически неограниченное вовлечение этих обезьян в эксперименты.
  3. Недостаточно жестко прописан запрет на использование бездомных животных (бродячих собак и кошек).
  4. Недостаточно жестко прописан запрет на опыты, в которых животное длительное время испытывает боль, страдание и получает увечья.
  5. Разрешено повторное использование в опытах животных, которые уже использовались в экспериментах с «умеренной» или «средней» нагрузкой.
  6. Необязательность этической экспертизы. Получение разрешения только для экспериментов с «тяжелой» нагрузкой и при использовании приматов. Для остальных опытов вводится уведомительная процедура.

Противники опытов на животных продолжают наращивать усилия с целью изменить недостаточно строгие, по их мнению, требования и принять новый нормативный акт на уровне ЕС. Для этого понадобится собрать несколько миллионов подписей в европейских странах. Но защитники животных не боятся трудностей на своем пути: идет работа по сбору подписей [10].

 

Нагрузки в опытах

 

В подавляющем большинстве случаев в доклинических исследованиях используются мыши и крысы, они составляют в среднем от 70 до 85% опытных животных. Они чаще всего используются в исследованиях рака и метаболических болезней, в токсикологических исследованиях, при изучении эффективности новых активных субстанций, а также при контроле качества разрешенных к применению лекарств.

В последние годы широко используются трансгенные (генно-модифицированные) животные, на них изучают роль отдельных генов в развитии заболеваний, что помогает понять природу болезней и найти способы борьбы с ней. Так, один из крупных научно-исследовательских центров — Deutsche Mausklinik (Немецкая мышиная клиника Центра Гельмгольца в Мюнхене Института экспериментальной генетики) изучает на трансгенных мышах коморбидность заболеваний человека.

Кролики, морские свинки и хомяки составляют следующий по величине отряд подопытных. Так, кроликов используют чаще всего для оценки потенциальной эффективности новых лекарственных веществ. Собаки, кошки, мини-пиги, овцы, лошади и другие виды используются все реже, однако отказаться от их использования, как и от опытов на экзотических для вивария животных, пока не удается. На свиньях изучают сердечно-сосудистые болезни, диабет, а также остеопороз. Собак и кошек в последнее десятилетие используют в основном в исследованиях ветеринарных препаратов. Очень редко используются нечеловекообразные приматы, а человекообразные не используются вовсе.

Большинство опытов на животных при разработке лекарственных средств сводится к тому, что животному вводят исследуемое вещество, после чего у него через определенные промежутки времени берут кровь, чтобы определить фармакодинамические показатели и фармакокинетические свойства субстанции. Нагрузки, которые испытывает животное при таких процедурах, в принципе, соответствуют таковым на ветеринарном приеме. После периода отмывки (продолжительностью в несколько недель) таких животных можно использовать в следующих сериях опытов.

В других исследованиях необходимо смоделировать у животного какое-либо заболевание, что связано с соответствующей симптоматикой. В таких случаях ученые стараются снизить нагрузку, в т.ч. применяя обезболивание и седативные средства. Хирургические вмешательства проводятся под наркозом, и, если организму нанесен серьезный ущерб, животное усыпляют до того, как наркоз перестает действовать. В настоящее время ведется поиск альтернатив для экспериментов, в которых животное неизбежно чувствует боль, страх и подвергается другим тяжелым воздействиям (например, в исследованиях по травматологии, ревматологии).

После участия в опытах судьба животных складывается по-разному. Мышей, крыс и кроликов, как правило, усыпляют. Более крупные животные в последние годы все чаще попадают к новым хозяевам, об этом заботятся организации по защите животных. В последнее время вхождению бывших подопытных животных в новую жизнь помогают и фармацевтические компании, они размещают у себя на сайтах информационные материалы и даже дают объявления о возможности забрать здоровое и проверенное животное из вивария [11].

 

Альтернативные стандарты

 

В настоящее время вместо исследований с использованием лабораторных животных применяется ряд утвержденных альтернативных методов (табл. 1). Эти методы дают возможность иногда более точно, чем в эксперименте с животными, изучить действие или побочные эффекты. Так, до 80% побочных эффектов лекарственных средств выявляются при доклинических исследованиях, что позволяет прогнозировать эти эффекты у пациентов [12].

Новые методы способствуют накоплению знаний о биологических процессах и позволяют более точно оценить потенциал неблагоприятного действия активного вещества. Эти методы активно применяются и развиваются фарминдустрией, тем более что они зачастую обходятся дешевле, чем опыты с лабораторными животными. Фарминдустрия создает фонды для поддержки проектов, направленных на реализацию принципа 3R, таких как валидация in vitro-системы для оценки токсичности серий токсина ботулина А (до недавнего времени для теста использовали крыс). В 2011 г. фонд впервые присудил премию в данной области за тест-панель для исследования пневмонии, что позволяет отказаться от тестов с использованием мышей и крыс.

На первой стадии разработки лекарственного средства ведется поиск новых активных веществ и/или новых механизмов воздействия на живые структуры. Как правило, проводится исследование нескольких сотен тысяч молекул in vitro посредством автоматического скрининга (High Throughput Screening). Серии тестов проводятся не на животных, а на тканях, на субклеточном и клеточном уровне и могут включать оценку связывания молекулы с определенными рецепторами, определение активности при взаимодействии с ферментами, воздействие на изолированные ионные каналы или на микроорганизмы в питательной среде и т.д.

Для качественной оценки новой молекулы часто применяется анализ QSAR (Qantitative-Structure-Activity-Relationship). Это компьютерная программа, которая позволяет виртуально (in silico) сравнивать новую молекулу с множеством известных химических структур, обладающих определенными свойствами, что дает основания для прогнозирования фармакологической эффективности, кинетики, метаболизма и токсичности нового вещества. Правда, в настоящее время такие системы не валидированы и не разрешены для стандартных исследований, что не позволяет отказаться от использования лабораторных животных, в частности, при изучении безопасности.

Исследования in vivo начинаются после того, как в тестах in vitro и in silico определяется перспективная молекула. Успехи фундаментальных исследований, в частности достижения персонифицированной медицины, способствуют более целенаправленному поиску, что позволяет уменьшать количество лабораторных животных в экспериментах. Геномика, протеомика, новые методы визуализации позволяют разрабатывать и внедрять новые технологии, направленные на оптимизацию исследований на животных и сокращение их числа, поскольку прицельное изучение механизмов действия молекулы на уровне геномов и белков дает большее количество ценной информации.

 

Таблица 1

 

Стандартные методы, позволяющие заменить, ограничить или улучшить опыты на животных, применяемые при разработке новых фармацевтических веществ

 

Метод In vivo In vitro/ in silico Заменяет опыт на животном (replace) Ограничивает количество опытов (reduce) Улучшает опыт на животном (refine)
Специфические базы данных + + + +
QSAR + + + +
Клеточные культуры + + + +
Изолированные органы + + + +
геномы + + + +
протеомы + + + +
метаболомы + + + +
микродиализ + + +
Методы визуализации + + + +
Трансгенные животные + + +
Тест на тератогенность на эмбрионах данио-рерио* + + + +
* Популярная аквариумная рыбка, которая является модельным организмом в биологии развития и известна в англоязычной литературе как zebrafish. Данио-рерио является первым домашним животным, генетически модифицированным генами биолюминесценции в 2003 г.

 

Источник: пресс-релиз vfa от июля 2016 г.

 

Общие методы

 

Банки данных дают много информации, но она может быть использована только для общего ориентирования, т.к. первичные данные недоступны для пользователя, данные не валидированы. Метод QSAR позволяет определить некоторые специфические показатели, такие как мутагенность, репродуктивная токсичность, канцерогенность. Преимуществом метода является возможность быстро провести анализ многих веществ и сравнить их показатели. Но пока данный метод не признается регуляторными органами в качестве альтернативы исследованиям на животных. К недостаткам относится то, что прогнозирование свойств зависит от массива данных, которые заложены в систему, разные фарм-компании обладают разными массивами, единой базы данных не существует. Метод не позволяет оценивать кинетику и метаболизм вещества. Кроме того, этот метод информативен только в отношении простых молекул, новые биотехнологические вещества анализировать в такой системе очень сложно.

Субклеточные системы дают возможность определить механизм действия молекулы и специфические показатели. К преимуществам относится высокая доступность субклеточных систем, их незначительная стоимость. Метод позволяет стандартизировать исследования и обеспечить воспроизводимость результатов. В то же время имеются проблемы с экстраполяцией результатов на клеточный уровень. Невозможно оценить действие исследуемого нового вещества на целостный организм, а также изучать сколько-нибудь длительные эффекты.

Клеточные культуры позволяют исследовать специфическое влияние молекулы на отдельные органы. Работать с культурами просто и удобно, они дешевы и доступны для исследователей, но в целом характеризуются теми же недостатками, что и субклеточные культуры: на основании полученных результатов нельзя судить о воздействии вещества на целостный организм. Кроме того, они не стабильны в течение длительного времени.

На изолированных органах проводят специфические исследования, в т.ч. функциональные, что очень важно для понимания действия нового активного вещества. Однако далеко не все органы и системы организма можно изолировать (ЦНС, лимфатическая система). Опять-таки невозможно предсказать реакцию целостного организма на новое вещество, а также проводить на органе длительное исследование. Геномы, протеомы и метаболомы дают небывалые возможности для выяснения молекулярных механизмов действия вещества на генетическом и белковом уровне. С помощью этих методов определяют основные типы реакций и делают выводы о действии и неблагоприятных эффектах будущего препарата. Но это сложные технологии, требующие к тому же высокого уровня обработки и интерпретации информации.

Трансгенные животные — идеальные модели для исследований действия вещества на организм, страдающий определенной патологией, поскольку обеспечивают высокую вероятность прогноза исходов терапии. Но это дорогостоящие животные: затраты на создание новой модели заболевания, т.е. генную модификацию генома животного и воспроизводство соответствующих особей, велики и в финансовом, и во временном плане. Кроме того, животные неизбежно подвергаются серьезной нагрузке.

 

Специальные альтернативные методы

 

Хорионаллантоин мембранный тест на курином яйце — это простой и быстрый метод выявления неблагоприятных кожных реакций, успешно заменяющий исследование на кроликах. Но он применим не ко всем классам химических веществ, не позволяет определить степень обратимости реакции, поэтому в ряде государств он не разрешен в качестве стандартного альтернативного метода.

Эмбриональный тест на стволовых клетках проводится на клеточных линиях и позволяет идентифицировать эмбриотоксические вещества. Но он не позволяет установить тератогенное действие вещества и фетотоксические эффекты.

Тест микромассы почки конечности животного (чаще — крысы) позволяет проводить одновременное тестирование веществ на нескольких эмбрионах, хорошо подходит для скрининга активных веществ, принадлежащих к одному классу. Но метод не валидирован и не разрешен в качестве альтернативного стандартного, поскольку не позволяет получить полные данные о тератогенности, фетотоксических эффектах и токсическом действии на организм матери.

Тест на тератогенность на эмбрионах рыбки данио-рерио позволяет одновременно проводить тестирование веществ. Этот метод заменяет исследования in vivo, для которых требуется примерно 100 беременных крыс и столько же беременных кроликов. В настоящее время это единственная модель in vitro на позвоночных, которая позволяет учесть как возможную активацию метаболизма, так и органогенез. Но эта модель находится в процессе валидации и пока не разрешена в качестве стандартной альтернативы.

Еще одним методом, оптимизирующим эксперименты, является микродиализ. В этой модели в ткань изучаемого органа вживляется микрозонд с полупроницаемой мембраной, пропитанной питательным раствором, соответствующим исследуемой ткани. Метод малоинвазивный, он уже применяется и у людей. Зонд позволяет брать пробы у животного через определенные промежутки времени, при этом дополнительный забор жидкостей организма не требуется. Пробы, взятые до введения исследуемого вещества и после, обеспечивают достоверное сравнение показателей. Также определяют концентрацию активного вещества в ткани изучаемого органа.

Интересные перспективы в отношении защиты лабораторных животных открыла визуализация. Раньше для того, чтобы определить реакцию организма на введенный новый препарат в разные временные точки, требовалось несколько групп подопытных животных, например 4 группы, которые последовательно подвергали умерщвлению. Микровизуализация позволяет проводить исследование на одной группе животных, которую непрерывно наблюдают, получая даже более ценную информацию и почти в режиме реального времени. Возможности современной визуализации позволяют получить изображения всех морфологических, функциональных, метаболических и молекулярных процессов у мышей и крыс.

Приведенные примеры показывают, что инновационные исследовательские технологии при разработке лекарственных средств позволяют уменьшить количество опытов на животных, сократить число лабораторных особей и снизить нагрузку на животное (табл. 3).

Методы, способные заменить исследования на животных в отношении безопасности новых веществ, должны получить разрешение уполномоченных регуляторных органов.

Такое разрешение дается после длительного (иногда в несколько лет) процесса валидации, в котором получены объективные доказательства того, что с помощью этого метода можно получить не менее надежные результаты, чем в стандартном эксперименте с использованием животных. В таблице 2 представлены валидированные на сегодняшний день альтернативные методы исследования безопасности.

 

Таблица 2

 

Исследование безопасности активного вещества без экспериментов на животных

 

Исследуемый показатель Тесты in vitro
Мутагенность, генотоксичность Тест Эймса*, тест на мышиную лимфому, анализ хромосомных аберраций и др. Примечание: для регистрации лекарственного препарата требуется также хотя бы одно исследование in vivo
Фототоксичность Тест 3T3 NRU
Пирогенность Лимулус-тест (LAL; предназначен для обнаружения эндотоксинов) Моноциты крови человека
Эмбриотоксичность Тест на эмбриональных стволовых клетках мыши
Раздражение кожи и глаз Хорионаллантоин мембранный тест на курином яйце — ХЕТ-КАМ-тест (HET-CAM)**
Ожог кожи Биотехнологическая модель кожи человека
* Тест Эймса — биотест на мутагенность химических веществ, метод анализа повреждений ДНК, основанный на измерении мутагенеза в тест-штаммах бактерий.

** Не все регуляторные органы признают тест стандартным.

 

Таблица 3

 

Методы, позволяющие уменьшить количество лабораторных животных в опытах и снизить нагрузку на животное

 

Показатель Метод
Острая токсичность (ранее — тест ld50) Метод фиксированной дозы, или «вверх-вниз» (up-and-down)
Сенсибилизация Местная проба на лимфоузле мыши (LLNA)
Эмбриотоксичность Limb-bud тест

 

Маленькие хитрости на благо животных

 

Для того чтобы подопытное животное чувствовало себя лучше, желательно обеспечить ему условия, соответствующие его «социальному» поведению и эмоциональному складу. Оптимизация условий содержания лабораторных животных получила название Enrichment (наверное, можно перевести как «обогащение» — в смысле дополнения дружественными элементами). В инновационных фармацевтических компаниях эти методы используются часто и успешно.

Информация о том, что нравится подопечным животным, что может их порадовать, если позволительно так сказать, исходит от ухаживающих за ними сотрудников.

Вот небольшой список наблюдений.

Кролики очень позитивно реагируют на игрушки, а еще им нравится прятаться в домике с двумя выходами. Крольчихи любят общество себе подобных, в отличие от кроликов-самцов. Крысы и мини-пиги часто устанавливают в своих загончиках «туалет», желательно приметить этот участок и часто его убирать и чистить.

Крысам и мышкам нравятся темные уютные уголки, где они могут прятаться. Поэтому в некоторых вивариях им в клетки ставят домики из красного пластика. Для этих животных красный цвет непрозрачен, и они как бы пребывают в темноте, в то время как сотрудник может за ними наблюдать.

Собакам и свинкам очень нравится регулярно гулять и играть. Для свинок даже делают цветные пластиковые мячики с окошком, из которого они могут достать корм, — это и кормушка, и игрушка.

Но самое большое удовольствие многим животным доставляет присутствие ухаживающих за ними сотрудников, которые заботятся о них и общаются с ними. И в проявлении этого они мало отличаются от домашних любимцев.

 

В заключение

 

Как бы ни были тщательны экспериментальные исследования новых активных веществ и многочисленны тесты на подопытных животных, их результаты невозможно экстраполировать на пациентов. Не только потому, что не все вещества, развивающие эффективность при лечении людей, безопасны для животных (например, собаки не переносят ибупрофен), но и потому, что отсутствие данных о рисках, связанных с применением нового лекарственного средства у животных, не означает, что фармацевтическое вещество не разовьет неблагоприятного действия у человека. Чтобы это доказать, необходимы клинические исследования — самая затратная и трудоемкая часть разработки лекарственного препарата. Но существует общее правило: если в экспериментальных исследованиях на животных показаны серьезные неблагоприятные реакции, превосходящие потенциальную пользу, такое активное вещество исключают из клинических исследований. Лабораторные животные являются и еще долго будут оставаться необходимыми участниками процесса разработки инновационных лекарственных препаратов. Они первыми из живых существ принимают на себя неизбежные риски, испытывают тяжелые нагрузки, страдание, боль. Сделать как можно больше для облегчения их жизни — благородная задача и, пожалуй, единственная возможность примирить высокие этические стандарты медицины с необходимостью эксплуатировать живые существа для блага пациентов.

 

Источники

 

  1. Schmidt W. Was ist ein Tierversuch?: der Tierversuch; Anwendungsbereiche, Kritik, Forschungsmethoden ohne Tierleid. 2002, 16.
  2. URL: http://speakingofresearch.com/facts/statistics/.
  3. Animal Experiment Statistics. URL: www.peta.org/…/animals…experimentation/ani.
  4. Bundesministerium fur Landwirtschaft und Landwirtschaft, 2014.
  5. URL: https://www.novartis.com/our-work/research-development/animals-research/a nimal-research-novartis.
  6. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2010:276:0033: 0079:en:PDF; http://ruslasa.ru/wp-content/uploads/Dir_2010_63_Rus-LASA.pdf.
  7. URL: https://www.aerzte-gegen-tierversuche.de/de/infos/eu/550-eu-tierversuchsr ichtlinie-hin-tergrundinfos. Последнее обращение 15.01.2016.
  8. URL: http://www.agstg.ch/.
  9. URL: https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?doc umentId=0900 00168007a67b.
  10. URL: www.stopvivisection.eu.
  11. URL: https://wwwyoutube.com/watch?v=gkNS86O6kDE.
  12. URL: www.vfa.de.

См.также Этика экспериментальных исследований на животных в космической биологии и медицине

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал