.

Попытка присвоения привязанной у магазина собаки признано судом хищением

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 марта 2016 г. по делу N 10-3322/16

Московский городской суд рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденной Л. и защитника — адвоката Сабитова Р.К. на приговор Савеловского районного суда города Москвы от 16 декабря 2015 года, которым Л., гражданки Российской Федерации, с высшим образованием, не замужняя, ранее судимая, официально не работающая, осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ — к лишению свободы сроком на 1 год.

На основании ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Савеловского районного суда города Москвы от 8 мая 2015 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем присоединения к вновь назначенному наказанию частично не отбытая части наказания по предыдущему приговору, окончательно Л. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 16 декабря 2015 года.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу, Л. взята под стражу в зале суда.

Суд апелляционной инстанции установил:

Л. признана виновной в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.

А именно в том, что 10 мая 2015 года, в период времени с 11 часов 30 минут по 11 часов 50 минут, находясь по адресу: город Москва, ул. Р***, д. 14, похитила принадлежащую П1 и привязанную поводом к металлическому периллу собаку породы метис «Бордер колли» стоимостью 20 000 рублей, после чего с места совершения преступления скрылась, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб.

В судебном заседании Л. свою вину в совершенном преступлении не признала, отрицая наличие умысла на совершение хищения.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней, выражая несогласие с приговором суда, осужденная Л. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона. Утверждает о формальном подходе суда к исследованию материалов дела. Считает, что судом не учтены смягчающие наказание обстоятельства. Заявляет об отсутствии умысла на хищение собаки, указывая, что решила накормить животное, так как собака ей показалась голодной и неухоженной, она не знала, что у собаки есть хозяин. Выражает несогласие с тем, что суд не учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств положительную характеристику ее свидетелем С1. Обращает внимание на свое семейное положение и отсутствие детей, а также на то, что не состоит на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах, по месту жительства и учебы характеризуется положительно, страдает рядом хронических заболеваний, имеет на иждивении дедушку участника Великой Отечественной войны, инвалида 1 группы, нуждающегося в постоянном уходе, за которым она осуществляла уход, так как родители проживают в М***.

Просит снизить срок назначенного наказания или применить в отношении нее иную меру наказания, не связанную с лишением свободы.

В апелляционной жалобе защитник — адвокат Сабитов Р.К. указывает на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания, утверждая, что судом не были приняты во внимание обстоятельства, смягчающие наказание, а также не учтено влияние наказания на условия жизни семьи осужденной, проживающей совместно с дедушкой — участником ВОВ, нуждающимся в постоянном уходе, не принято во внимание добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, о чем свидетельствует позиция потерпевшей об отсутствии претензий к Л.

Считает немотивированным назначение судом для отбывания наказания исправительной колонии общего режима, несмотря на то, что в соответствии с ч. 1 ст. 58 УК РФ, лицам, осужденным впервые к лишению свободы за преступления средней тяжести, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях.

Просит приговор изменить, назначить Л. наказание не связанное с реальным лишением свободы, а приговор суда от 8 мая 2015 года оставить для самостоятельного исполнения.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, приходит к следующим выводам.

Выводы суда о виновности Л. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах:

показаниях потерпевшей П1 о том, что 3 мая 2015 года она приобрела собаку породы метис «Бордер Колли» за 20 тысяч рублей. 10 мая 2015 года, выйдя из магазина, обнаружила пропажу своей собаки, которую она привязала за поводок к металлическому периллу у магазина примерно в 11 часов 30 минут. При просмотре записи камеры видеонаблюдения, установленной при входе в магазин, она увидела как молодой человек и девушка, как позже выяснилось Л., отвязали собаку и увели. Она поняла, что собаку похитили и обратилась в полицию;

показаниях свидетеля С2 в ходе предварительного следствия, исследованными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, о том, что она является заводчицей собак. 3 мая 2015 года она продала П1 за 20 000 рублей собаку породы «Бордер Колли», передав международный ветеринарный паспорт с отметками о прививках и вакцинациях. 10 мая 2015 года в 12 часов ей позвонила П1 и сообщила о хищении собаки. Примерно в 15 часов от сотрудников полиции ей стало известно о том, что собака найдена;

показаниях свидетеля С3 о том, что 10 мая 2015 года он с Л. подошли к магазину «Пятерочка», где к периллам была привязана собака, которую Л., сказав, что хочет покормить, отвязала, после чего они погуляли с ней и привели домой, где накормили;

показаниях свидетеля С4 о том, что 17 июня 2015 года она участвовала в качестве понятой, когда Л. по адресу: Москва, ул. Р***, дом *, поясняла, что похитила собаку, которая была привязана к металлическому поручню у магазина «Пятерочка» и которую она привела домой. Затем они проследовали по адресу: Москва, ул. Новая Б***, дом *, зашли в квартиру 40, куда, как пояснила Л., она привела собаку, покормила и обустроила для нее спальное место на балконе;

показаниях свидетеля С5 — оперуполномоченного *** г. Москвы, согласно которым, после получения сообщения о хищении собаки, которая была привязана поводом к металлическому периллу у магазина «Пятерочка», было установлено, что на месте происшествия имеется камера видеонаблюдения. В ходе просмотра видеозаписи он увидел, как к собаке подходит молодой человек и девушка, как выяснилось С3 и Л., которые отвязали собаку и увели с собой. Они проследовали по адресу Л., но ее там не оказалось. Вернувшись к магазину, увидели Л., которая на их вопрос о хищении собаки пояснила, что собака находится по адресу: Москва, ул. Новая Б***, дом *, кв. 40;

письменных материалах дела, содержание которых в необходимом объеме изложено в приговоре.

В ходе судебного разбирательства всесторонне и полно исследованы все представленные сторонами доказательства, имеющие значение для установления фактических обстоятельств дела.

Суд привел мотивы, по которым принял вышеперечисленные доказательства в качестве достоверных и допустимых. Каких-либо сведений, позволяющих усомниться в допустимости исследованных доказательств, не установлено, учитывая, что они получены и исследованы в судебном заседании в полном соответствии с требованиями УПК РФ.

При этом суд не ограничился только указанием на доказательства, но и дал им оценку в соответствии с требованиями УПК РФ. Проверка всех доказательств произведена судом путем сопоставления с другими имеющимися в деле доказательствами, как того и требуют положения ст. 87 УПК РФ.

Суд первой инстанции обоснованно признал допустимыми и достоверными приведенные выше показания потерпевшей, а также свидетелей, поскольку они последовательны, логичны, непротиворечивы, согласуются между собой и другими доказательствами, собранными по уголовному делу. Нарушений норм УПК РФ при проведении допросов указанных лиц, а также обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность показаний потерпевшей и свидетелей, как и обстоятельств, которые свидетельствовали бы об их заинтересованности в исходе дела и давали бы основания полагать, что они оговаривают осужденную, не установлено.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденной, по мнению суда апелляционной инстанции, по делу отсутствуют.

Все заявления и версии осужденной, проверены, нашли свое отражение в приговоре и получили должную оценку. Выводы суда являются полными и аргументированными, суд апелляционной инстанции с ними соглашается.

Правильно установив фактические обстоятельства дела и оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденной, правильно квалифицировав ее действия по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Выводы относительно направленности умысла осужденной и наличия квалифицирующего признака, надлежаще аргументированы в приговоре, основаны на совокупности исследованных в суде доказательств, и у суда апелляционной инстанции нет оснований с ними не согласиться.

Нарушений каких-либо норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора либо влекущих безусловную отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия, и судом первой инстанции при рассмотрении дела в судебном заседании, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено объективно и в соответствии с законом.

Суд первой инстанции принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Вид и размер наказания осужденной судом определены правильно, в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, сведений о личности осужденной.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 389.15 УПК РФ, в связи несправедливостью приговора.

Из положений ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ следует, что в случае назначения по приговору наказания, не соответствующего тяжести преступления, личности осужденного, либо наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости, такой приговор признается несправедливым.

Таким образом, одним из критериев оценки приговора на его соответствие требованиям законности и справедливости является назначенное судом наказание. В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Положения ст. 60 УК РФ обязывают суд назначать лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливое наказание. Согласно ст. 6 УК РФ справедливость назначенного подсудимому наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

По настоящему делу указанные выше требования закона выполнены не в полной мере. Фактически оставлено без внимания то обстоятельство, что Л. проживает совместно с дедушкой, 192* года рождения, участником Великой Отечественной Войны, инвалидом 1 группы, за которым осуществляет уход.

Таким образом, принимая во внимание данные о личности осужденной, на которые ссылается суд в приговоре, влияние назначаемого осужденной наказания на условия жизни ее семьи, то обстоятельство, что Л. сразу же сообщила сотруднику полиции о месте нахождения похищенной собаки, учитывая мнение потерпевшей, просившей не лишать Л. свободы, суд апелляционной инстанции считает возможным применить в отношении осужденной положения ст. 73 УК РФ, а приговор Савеловского районного суда города Москвы от 8 мая 2015 года в отношении Л. исполнять самостоятельно, исключив указание на применение ч. 4 ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ, а также отменив меру пресечения, избранную приговором суда для обеспечения исполнения приговора.

Иных нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора суда по иным основаниям, помимо описанного, по делу не установлено, в остальном приговор является законным, обоснованным и справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Савеловского районного суда города Москвы от 16 декабря 2015 года в отношении Л. изменить.

Исключить из приговора указание на применение ч. 4 ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Л. за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, наказание в виде лишения свободы сроком на один год считать условным с испытательным сроком в течение 2-х лет.

Обязать Л. в течение испытательного срока не менять места жительства без уведомления органов, осуществляющих контроль за поведением условно осужденного, и своевременно являться по их вызову. Контроль за поведением условно осужденной возложить на специализированный государственный орган, осуществляющий исполнение наказания.

Приговор Савеловского районного суда города Москвы от 8 мая 2015 года в отношении Л. исполнять самостоятельно.

Меру пресечения в виде содержания под стражей отменить. Из-под стражи Л. освободить.

Зачесть в срок отбывания наказания время нахождения Л. под стражей с 16 декабря 2015 года по 21 марта 2016 года.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденной и защитника — удовлетворить частично.

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал