.

Решение суда по делу о нападении собаки со смертельным исходом

Решение

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-19001/2014

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании 25 ноября 2014 года апелляционные жалобы С., Л.Е. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2014 года по делу № 2-957/2014 по иску С. к Л.Б., Л.М., Л.Е. об обязании усыпить собаку, взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда.

УСТАНОВИЛА:

С. обратилась в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Л.Б., Л.М., Л.Е., в котором с учетом уточнении требований в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просила обязать ответчиков усыпить собаку породы «<…>» по кличке «<…>», взыскать солидарно материальный ущерб в размере <…> рублей, компенсацию морального в размере <…> рублей, судебные расходы.

Свои требования истица мотивировала тем, что <дата> около 23.00 часов у участка <адрес> собака ответчиков породы «<…>» по кличке «<…>», находясь без намордника, ошейника и привязи, совершила нападение на отца истицы Ф., <дата> г.р., в результате которого Ф. были причинены множественные обширные рвано-скальпированные укушенные раны волосистой части головы и лица с полной травматической ампутацией правой ушной раковины, осложнившихся гнойно-некротическим воспалительным процессом (тотальным остеомиелитом) костей свода черепа, двусторонней гнойной пневмонией, тромбозом кровеносных сосудов, сепсисом и полиорганной недостаточностью; для лечения отца истица потратила значительные денежные средства, на протяжении двух месяцев не теряла надежды на выздоровление отца, всеми силами боролась за его жизнь, принимала всевозможные меры по привлечению к лечению отца различных медицинских учреждений, однако несмотря на это <дата> ее отец от полученных травм скончался. По данному факту Следственным отделом по <адрес> было возбуждено уголовное дело №…, обвиняемым по делу был признан зять ответчиков З., который в момент нападения находился с собакой, однако в связи с тем, что З. <дата> скончался от болезни, уголовное дело было прекращено. При этом, в ходе предварительного расследования уголовного дела ответчики давали показания о том, что собака принадлежит всем членам семьи.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2014 года исковые требования С. были удовлетворены частично, в ее пользу с Л.Б. взыскан материальный ущерб в размере <…> рублей, компенсация морального вреда в размере <…> рублей, расходы по оплате госпошлины в размере <…> рублей, расходы на оформление доверенности в размере <…> рублей, в удовлетворении остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе Л.Е. просит решение суда первой инстанции отменить, как незаконное и необоснованное.

С. в апелляционной жалобе также просит решение суда первой инстанции отменить, как необоснованное.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции представитель <…> районной ветеринарной станции не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию не представил. В связи с изложенным судебная коллегия на основании п. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что <дата> около 23.00 час. у участка <адрес> собака породы «<…>» по кличке «<…>», находясь без намордника и привязи, совершила нападение на отца истицы Ф., <дата> г.р., шедшего мимо данного участка по единственной ведущей к ж/д платформе дороге.

После нападения собаки Ф. был доставлен в <…> районную больницу, откуда в связи с необходимостью оказания более специализированной медицинской помощи <дата> с диагнозом: открытая <…>, был переведен в более оснащенное в области медицинского оборудования ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени A.M. Никифорова» МЧС России.

С <дата> по <дата> Ф. находился на лечении в ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени A.M. Никифорова» МЧС России на отделении торако-абдоминальной хирургии.

При поступлении он был осмотрен нейрохирургом, согласно заключению которого состояние Ф. было крайне тяжелым, уровень сознания — сопор, высшие мозговые функции угнетены.

Данным медицинским учреждением Ф. был установлен диагноз: укушенная, инфицированная, скальпированная рана свода черепа с истинным дефектом тканей. Укушенная рана правой околоушно-жевательной области, с дефектом правой околоушной слюнной железы, ушитые укушенные раны правого крыла носа, левой щечной области, лба тяжелой степени, 3-й категории, известной собакой. Тотальное отсутствие правой ушной раковины. Осложнение: Сепсис. Инфекционно-токсический шок II ст. Тромбоз общих яремных вен с обеих сторон. Септическая абсцедирующая двустороння пневмония. Двусторонний гидроторокс (фибриноторакс). ДН II. Раневая кахексия III ст.

В связи с обращением ВрИО главного врача ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени A.M. Никифорова» МЧС России и истицы в Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга об оказании содействия в переводе Ф. в септический центр ГБУ «СПб НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе» для дальнейшего лечения, Ф. был <дата> переведен в ГБУ «СПб НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе», где <дата> несмотря на проводимое лечение скончался.

Согласно заключению эксперта №… от <дата>, составленному в рамках уголовного дела №…, смерть Ф. наступила от причиненных ему множественных укушенных ран лица и волосистой части головы с полной травматической ампутацией правой ушной шины, осложнившихся гнойно-некротическим воспалительным процессом (тотальным остеомиелитом) костей свода черепа, двусторонней гнойной пневмонией, тромбозом кровеносных сосудов, сепсисом и полиорганной недостаточностью. При этом, между причиненными Ф. повреждениями в виде множественных укушенных ран и наступлением его смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

Из представленных в материалы дела документов судом установлено, что поскольку лечение Ф. в ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени A.M. Никифорова» МЧС России осуществлялось на условиях, не предусмотренных программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, истицей были понесены расходы на лечение Ф. в размере <…> рублей, а также расходы на его погребение в размере <…> рублей.

Размер понесенных истицей расходов, признанных судом обоснованными, сторонами по делу не оспаривается.

На основании изложенного, факт причинения истице материального ущерба в установленной судом сумме, вызванного необходимостью лечения Ф. из-за нападения собаки породы «<…>» по кличке «<…>» нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В соответствии со ст. 137 Гражданского кодекса Российской Федерации к животным применяются общие правила об имуществе, постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии с Правилами «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР», принятыми в соответствии с Постановлением Совета министров РСФСР N 449 от 23 сентября 1980 года владелец домашних животных должен обеспечить надлежащее содержание собак и кошек в соответствии с требованиями настоящих Правил, принимать необходимые меры, обеспечивающие безопасность окружающих (п. 2.1). Вред, причиненный собаками и кошками, возмещается их владельцами в соответствии с действующим законодательством (п. 6).

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Разрешая спор, руководствуясь вышеуказанными нормами права, исследовав представленные доказательства, установив, что вред здоровью отцу истицы, повлекший его смерть, был причинен по вине ответчика Л.Б., являющегося владельцем напавшей собаки, поскольку он не обеспечил такие условия содержания своего животного, при которых исключалось бы причинение вреда другим лицам, суд первой инстанции пришел к выводу о возложении обязанности по возмещению имущественного и морального вреда на указанного ответчика.

В качестве своих возражений по существу заявленного спора, а также в качестве доводов апелляционной жалобы, ответчики ссылались на те обстоятельства, что собственником напавшей собаки являлся З. (супруг Л.Е. и зять Л.Б. и Л.М.).

Однако, указанные доводы были проверены судом первой инстанции и обоснованно отклонены.

Принадлежность собаки породы «<…>» по кличке «<…>» ответчику Л.Б. подтверждена представленными в материалы дела доказательствами, в том числе сведениями, представленными Российской кинологической федерации, ветеринарной клиникой ООО «<…>», паспортом домашнего животного, пояснениями сторон и показаниями свидетелей, полученных в рамках рассмотрения настоящего дела и в ходе предварительного расследования по уголовному делу №…, в том числе и пояснениями по факту нападения собаки самого З. в рамках указного уголовного дела.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Л.Е. всем представленным в ходе рассмотрения дела доказательствам суд первой инстанции дал надлежащую правовую оценку, которая подробно изложена в мотивировочной части обжалуемого решения.

Доводы жалобы о неправильной оценке представленных доказательств не могут являться основанием для отмены постановленного решения суда, так как суд воспользовался правом, предоставленным ему ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Само по себе несогласие ответчика с данной судом первой инстанции оценкой обстоятельств дела не дает оснований считать решение суда неправильным, при том, что оснований для переоценки доказательств у судебной коллегии не имеется.

Ссылки ответчиков на те обстоятельства, что уголовное дело по факту смерти Ф. в результате нападения собаки было возбуждено в отношении З., непосредственно находившегося с собакой в момент ее нападения на Ф., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 109 ч.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, сами по себе в отрыве от других доказательств по делу не дают оснований считать З. собственником указанной собаки, принимая во внимание, что указанное уголовное дело было прекращено в связи со смертью З., вступивший в законную силу приговор суда о виновности З. отсутствует, а само по себе привлечение лица в качестве обвиняемого, как обоснованно указал суд первой инстанции, не свидетельствует о том, что его вина в последующем будет доказана в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, судебная коллегия считает вывод суда первой инстанции о принадлежности собаки породы «<…>» по кличке «<…>» ответчику Л.Б. правильным, подтвержденным представленными доказательствами.

С учетом вышеизложенного, доводы апелляционной жалобы С. о принадлежности собаки всем ответчикам и наличии оснований для привлечения их к солидарной ответственности также подлежат отклонения, как несостоятельные, опровергающиеся установленными обстоятельствами дела.

Вместе с тем, судебная коллегия считает заслуживающими внимания доводы апелляционной жалобы истицы, оспаривающие решение суда в части взыскания компенсации морального вреда.

Так, в соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, при этом размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 Постановления от 20 декабря 1994 года N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (п. 8 Постановления).

Разрешая спор, суд первой инстанции обоснованно признал установленным факт причинения истице морального вреда в виде физических и нравственных страданий в связи с полученными ее отцом травмами, повлекшими его смерть.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с размером компенсации морального вреда в размере <…> рублей, присужденным судом ко взысканию.

Согласно положениям Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст. 2); каждый имеет право на жизнь (п. 1 ст. 20); право на жизнь и охрану здоровья относится к числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите; Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека (п. 1 ст. 41)

Гибель родственника и близкого человека сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи.

В случае С., которая лишилась отца, являвшегося для нее, исходя из содержания искового заявления, близким и любимым человеком, подобная утрата, безусловно, является тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания, горе дочери, потерявшей отца безмерно и безусловно.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Утрата близкого человека (родственника) рассматривается в качестве наиболее сильного переживания, влекущего состояние субъективного дистресса и эмоционального расстройства, препятствующего социальному функционированию и адаптации лица к новым жизненным обстоятельствам.

Учитывая изложенное, принимая во внимание фактические обстоятельства дела, индивидуальные особенности потерпевшей, степень причинения физических и нравственных страданий, судебная коллегия считает, что взысканная судом сумма в счет компенсации морального вреда является явно заниженной и не отвечает принципам разумности и справедливости,

На основании изложенного судебная коллегия полагает возможным изменить решение суда в части определения размера компенсации морального вреда, увеличив размер компенсации морального вреда до <…> рублей.

В остальной части решение суда следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2014 года изменить в части взыскания компенсации морального вреда.

Взыскать с Л.Б. в пользу С. компенсацию морального вреда в размере <…> рублей.

В остальной части решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> оставить без изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал