.

Решение суда по делу об интернет-клевете

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КРЫМ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2017 г. по делу N 33-3467/2017год

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В.Я. к Т.А., П. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда по апелляционной жалобе В.Я.  и апелляционной жалобе Т.А. на решение Джанкойского районного суда Республики Крым b дополнительное решение Джанкойского районного суда Республики Крым?  которыми постановлено:

«Иск удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство сведения, опубликованные на сайте «Одноклассники», от имени «АТ» 16 —  в отношении В.Я., которые содержатся в следующих фразах и выражениях:

«В.Я.. Угрожает мне физической расправой…»

«… она же теперь угрожает мне… физической расправой…».

Возложить на Т.А. и П. обязанность опровергнуть указанные порочащие честь и достоинство В.Я. сведения, опубликованные на сайте «Одноклассники», от имени «АТ»  следующим путем:

Т.А. для опубликования опровержения предоставить доступ к своей странице на сайте «<данные изъяты>»,

П. опубликовать на странице «АТ» сайта «<данные изъяты>» в том же разделе и тем же шрифтом текст опровержения, содержащего резолютивную часть настоящего решения суда в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать солидарно с Т.А. и П. в пользу В.Я. в счет возмещения морального вреда 2000 (две тысячи) рублей.

В остальной части иска — отказать»;

«взыскать солидарно с Т.А. и П. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Центр судебных экспертиз им. Б.Д. Сперанского» в возмещение затрат на проведение лингвистической экспертизы N — Э 15000 руб. (пятнадцать тысяч рублей) на р/с N в ДО «Невский» филиала <данные изъяты>»,

установила:

В.Я.  обратилась в суд с иском к Т.А., П. и, уточнив свои требования, просила признать не соответствующими действительности порочащими честь и достоинство сведения, распространенные ответчиками на странице «АТ» на сайте «<данные изъяты>» ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ и в переписке в комментариях к своему обращению, а именно: «<данные изъяты>, это она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне физической расправой. Потому, что служит в <данные изъяты> и считает, что ей все можно», «у меня на руках документы, подтверждающие, что она продала мне больных щенков», «<данные изъяты> стала торопить, мотивируя что очень травмировалась и не может за ними ухаживать. Это потом я поняла, почему меня так торопили — поняли, что щенки заболели», «В.Я. чувствуя свою полную безнаказанность и вседозволенность поливает меня грязью и топит во лжи мое доброе имя, угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет», «Я не ожидала от нее такой подлости»; возложить на ответчиков обязанность в течение 7 дней с момента вступления решения суда в законную силу опровергнуть несоответствующие действительности порочащие честь и достоинство сведения, распространенные на сайте «<данные изъяты>» на странице «АТ» путем размещения на сайте «<данные изъяты>» на странице Т.А. информации об отсутствии ее вины в смерти щенков французского бульдога следующего содержания: «ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ мною Т.А. на моей странице были размещены не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство сведения в отношении В.Я. о том, что «она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне физической расправой», что «В.Я. чувствуя свою полную безнаказанность и вседозволенность поливает меня грязью и топит во лжи мое доброе имя, угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет». Также мною распространены не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство сведения в отношении В.Я. о том, что «Яна стала торопить, мотивируя что очень травмировалась и не может за ними ухаживать. Это потом я поняла, почему меня так торопили — поняли, что щенки заболели». Данная информация является недостоверной, у меня отсутствуют на руках документы и доказательства, что В.Я. продала мне двух больных щенков французского бульдога, более того, что сделала она это, заведомо зная, что щенки больные. Также заявляю, что от В.Я. мне не поступали угрозы физической расправы и меня она не оскорбляла» и обеспечить доступ к этой информации неограниченный круга лиц в течение одного месяца со дня размещения; возложить обязанность в течение семи дней с момента вступления решения суда в законную силу разместить на сайте «<данные изъяты>» на странице Т.А. резолютивную части решения суда и обеспечить доступ к этой информации неограниченного круга лиц в течение одного месяца со дня размещения; взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб.

Заявленные требования В.Я. мотивировала тем, что она ДД.ММ.ГГГГ была госпитализирована в травматологическое отделение <данные изъяты> городской больницы <адрес> с травмой позвоночника, в связи с чем не могла осуществлять должный уход за щенками породы французский бульдог и попросила руководителя Кинологической общественной организации «<данные изъяты>» определить их в свои питомники. ДД.ММ.ГГГГ муж истца передал двух щенков П. ДД.ММ.ГГГГ ответчица привезла в ветеринарную клинику «<данные изъяты>» одного из щенков с симптомами расстройства пищеварения и оставила его там. На следующий день она привезла второго щенка с такими же симптомами. К тому времени первый щенок уже умер. После чего в социальной сети «<данные изъяты>» была размещена вышеуказанная информация, которая, по утверждению истца, не соответствует действительности, оскорбляет его, порочит его честь и достоинство, поскольку обвиняет в совершении нечестных и противоправных поступков. Данная информация распространена в сети Интернет, поэтому стала общеизвестной и обсуждаемой. Истец претерпел моральные страдания, был вынужден обратиться к врачу по поводу ухудшения здоровья, на работе ему поставлено на вид в связи с самим упоминанием ее имени в сети, длительное время ему приходилось оправдываться, что он ничего подобного не совершал, удалил свою страничку из сети Интернет.

В судебном заседании суда первой инстанции истец и его представитель требования поддержали и просили иск удовлетворить по изложенным в нем основаниям.

Ответчики и их представители иск не признали и просили в удовлетворении требований отказать.

Судом постановлено приведенное выше решение и дополнительное решение.

Не согласившись с решением и дополнительным решением суда, ответчик Т.А. подал апелляционную жалобу, в которой, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит их отменить и принять по делу новое решение об отказе в иске.

В частности апеллянт указывает на то, что он был неправомерно привлечен судом в качестве соответчика, поскольку страница на сайте «<данные изъяты>» не является именным доменом, а лишь имеет название «АТ», данное обстоятельство не является надлежащим подтверждением того, что он является собственником данной страницы. Кроме того, ссылается, что показания Т.А. и П. допрошенных судом в качестве свидетелей, являются достаточным подтверждением имеющихся угроз как со стороны истицы, так и ее мужа ФИО11

Также податель жалобы указывает, что заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ не может быть признано допустимым доказательством, поскольку привлеченный к ее проведению эксперт, не является штатным сотрудником экспертного учреждения, которому суд поручил производство экспертизы, следовательно, не был надлежащим образом предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Кроме того, по мнению апеллянта, выводы были сделаны экспертом на основании узкого спектра исследований и устаревшей методики, то есть были проведены не в полном объеме, а также выходят за пределы его компетенции. По указанным обстоятельствам, ответчик считает недопустимыми и показания допрошенного в судебном заседании эксперта ФИО12 Также Т.А. обращает внимание на то, что в суде первой инстанции он заявлял ходатайство об исключении заключения эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ из числа доказательств по делу, однако суд не рассмотрел его, ввиду чего просит суд апелляционной инстанции исключить заключение эксперта из числа доказательств по делу.

Выражая несогласие с дополнительным решением, Т.А. полагает, что судом неправомерно возложена на ответчиков обязанность по оплате лингвистической экспертизы, поскольку ответчики возражали против ее назначения, ходатайство о назначении экспертизы заявлялось истцом, который, по мнению апеллянта, и должен нести расходы по ее оплате. Т.А. полагает, что при отказе ответчиков от проведения экспертизы, суд, придя к выводу о том, что производство экспертизы необходимо, должен был отнести расходы на ее проведение на федеральный бюджет. Также апеллянт считает, что в деле невозможно определить выигравшую и проигравшую стороны, ввиду чего суду следовало возложить расходы на проведение экспертизы на ее инициатора.

Не согласившись с решением суда, истец также подал апелляционную жалобу, в которой, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, просит его отменить и принять новое решение об удовлетворении иска в полном объеме.

В частности истец ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела о том, что между ним и ответчиками имел место договор купли-продажи, а щенки являются общей совместной собственностью супругов В. Так же указывает, что ответчиками не предоставлено доказательств того, что щенки были больны энтеритом еще до их передачи.

Кроме того, апеллянт обращает внимание на то, что согласно пояснениям специалиста в области ветеринарии парвовирусный энтерит диагностируется только в лабораторных условиях и поэтому заводчик не мог знать о болезни щенков, в связи с чем у ответчиков отсутствовали основания возлагать на истца какую-либо ответственность. Податель жалобы указывает, что допущенные ответчиком П. высказывания ею лично воспринимаются как высказанные в оскорбительной форме, выраженной в отрицательной, унижающей оценке моральных качеств В.Я. ввиду чего ей был причинен моральный вред подлежащий взысканию.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции ответчик Т.А. доводы поданной им апелляционной жалобы поддержал и просил ее удовлетворить. Против удовлетворения жалобы В.Я. возражал.

Ответчик П. жалобу, поданную Т.А., поддержала по изложенным в ней доводам.

Представитель истца возражал против удовлетворения апелляционной жалобы Т.А., апелляционную жалобу своего доверителя просил удовлетворить по изложенным в ней доводам.

Надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте судебного заседания истец в суд не явился, что в силу норм ст. 167 ГПК РФ не препятствует рассмотрению дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, заслушав пояснения сторон, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Из существа разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» следует, что решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или права (часть 2 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 5961, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемое решение суда первой инстанции не в полной мере соответствует вышеизложенным требованиям.

Так, признавая несоответствующими действительности и порочащими честь и достоинство истца сведения, опубликованные на сайте «<данные изъяты>», от имени «АТ», содержащиеся в следующих фразах и выражениях: «В.Я.. Угрожает мне физической расправой…», «… она же теперь угрожает мне… физической расправой…» с возложением на ответчиков обязанности опровергнуть указанные сведения путем опубликования опровержения, суд первой инстанции исходил из того, что сведения, содержащиеся в указанных выражениях, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения спора, так как ответчиками не предоставлено доказательств того, что такие угрозы имели место со стороны В.Я.

Отказывая в удовлетворении остальной части иска В.Я., суд первой инстанции исходил из того, что другие фразы и выражения, указанные в иске, выражены ответчиком в форме предположения, мнения, содержат оценочные суждения, нейтральную информацию и соответствуют действительности.

С таким выводом суда первой инстанции соглашается коллегия судей апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории необходимо иметь в виду, что не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Между тем, следует принять во внимание и то, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17 Конституции Российской Федерации).

Принимая во внимание эти конституционные положения, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации следует обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу ст. 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего ст. 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая положения ст. 10 Конвенции и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п. 9 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

При рассмотрении дел о защите чести и достоинства одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащим установлению, является характер распространенной информации, то есть, является ли информация утверждением о фактах, либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

Как указывает Верховный Суд РФ в своем обзоре практики рассмотрения дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденной Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г., лицо, распространившее те или иные сведения; освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения. Установление того, какие утверждения являются ключевыми, осуществляется судом при оценке сведений в целом (п. 7).

Судом первой инстанции установлено, что с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на странице «АТ» сайта «<данные изъяты>» в сети «Интернет» П. опубликован ее рассказ «о ситуации, в которой она оказалась», где имеются фразы:

«… В.Я. чувствуя свою полную безнаказанность и вседозволенность поливает меня грязью и топит во лжи мое доброе имя. Угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет…».

В процессе переписки с посетителями сайта, П. опубликованы следующие высказывания:

«… это она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне судами и физической расправой. Потому что служит в <данные изъяты> и считает, что ей все можно…»;

«… <данные изъяты> стала торопить, мотивируя что очень травмировалась и не может за ними ухаживать… Это потом я поняла, почему меня так торопили — поняли, что щенки заболели…»;

«… я не ожидала от нее такой подлости»;

«… у меня на руках документы, подтверждающие, что она продала мне больных щенков…».

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела и не оспариваются П., ввиду чего факт распространения оспариваемых высказываний в отношении истца в сети Интернет, т.е. неопределенному кругу лиц ответчиком П. нашел свое подтверждение.

Для подтверждения того, являются ли распространенные высказывания сведениями или суждениями, судом первой инстанции была назначена лингвистическая экспертиза, согласно выводам которой коммуникативное намерение автора публикации определяется как информирование с целью предостеречь широкий круг адресатов, подпадающих под определение, данное автором текста в обращении, с которого начинается текст («друзья», «наши заводчики», «гости, которые заходят на нашу страничку», от попадания в тяжелую ситуацию, в которой оказался он сам (автор).

Из заключения эксперта N — Э следует, что негативная информация в форме утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, содержится во фразах «угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет…», «… это она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне судами и физической расправой». Причем, в этих фразах содержаться сведения в форме утверждений о нарушений В.Я. моральных норм и принципов.

Нейтральная информация о фактах содержится во фразах: «<данные изъяты> стала торопить, мотивируя что очень травмировалась и не может за ними ухаживать.. «… у меня на руках документы, подтверждающие, что она продала мне больных щенков».

Информация в форме предположения, мнения изложена во фразах: «Это потом я поняла, почему меня так торопили — поняли, что щенки заболели».

Оценочным суждением являются фразы «… В.Я. чувствуя свою полную безнаказанность и вседозволенность поливает меня грязью и топит во лжи мое доброе имя», «Потому что служит в <данные изъяты> и считает, что ей все можно», «.. я не ожидала от нее такой подлости».

Стороны выводы эксперта, изложенные в заключении N — Э, не оспаривают. Судебная коллегия полагает, что оснований не доверять выводам эксперта не имеется, так как экспертиза проведена специалистом, имеющим соответствующую квалификацию, на основании представленных эксперту материалов дела, с соблюдением требований действующего законодательства. Заключение эксперта содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы, является определенным и не имеет противоречий, выводы экспертиза аргументированы, обоснованы и достоверны, эксперт предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Также судом первой инстанции установлено, что передача 2 щенков французского бульдога состоялась ДД.ММ.ГГГГ от В.К., мужа истца, П. и Т.А., при этом последние передали ФИО11 3000 долларов США за щенков.

Намерение В.Я. ДД.ММ.ГГГГ продать щенков французского бульдога голубого окраса подтверждается ее пояснениями о том, что она звонила руководителю клуба «<данные изъяты>» с просьбой пристроить щенков, а при наличии возможности — продать, пояснениями В.Я., изложенными в иске и уточненном иске о том, что она является заводчиком собак с хорошей репутацией, а также скриншотами переписки между ней и П.

Кроме того, из пояснений свидетеля ФИО13 в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ следует, что ей звонила В.Я., просила срочно продать помет голубых щенков французского бульдога без документов. Свидетель позвонила П. и сообщила об этом, т.к. знала, что она разводит такую породу.

Факт возврата В.Я. денежных средств ответчикам в сумме 3000 долларов США, по мнению судебной коллегии, свидетельствует о том, что В.Я., как продавец, возвратила ответчикам, как покупателям, денежные средства, ранее уплаченные за щенков, ввиду их смерти по причине болезни. Действия В.Я. в данном случае свидетельствуют о том, что она согласилась с утверждением покупателей — ответчиков о том, что им были проданы животные, имеющие на момент продажи заболевание, приведшее к их смерти. В противном случае у продавца отсутствуют основания для возврата полученных от покупателя денежных средств.

Исходя из поведения истицы, ее мужа, предшествующих продаже щенков переговоров между сторонами спора, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, ссылаясь на нормы ст. 159, 161 ГК РФ, ст. 34, 35 СК РФ, пришел к правильному выводу о том, что, по сути, сделка купли-продажи щенков, как общего имущества, была совершена супругами В. по их взаимному согласию.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что само по себе сообщение ответчиком сведений о продажи ему истцом щенков не относится к сведениям порочащего характера.

Справкой ветврача ветеринарной клиники «<данные изъяты>» ФИО14, ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что П. обратилась к нему со щенком французского бульдога 1,5 — 2 месяцев возраста с жалобами на рвоту и зловонный понос со слизью и кровью, при осмотре щенка было обнаружено: бледные слизистые, обезвоженная сухая кожа, болезненность при пальпации брюшной стенки, температура тела 40, на термометре кровь. Был поставлен предварительной диагноз геморрагический энтерит и проведено лечение.

По данным ГБУ РК «ДРВЛПЦ» инкубационный период при заболевании паровирусный энтерит собак составляет обычно от 4 до 10 дней.

В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ в качестве специалиста была опрошена ФИО15, имеющая диплом о высшем образовании по специальности «ветеринария», зарегистрированная в качестве ИП и осуществляющая ветеринарную деятельность. Согласно ее пояснениям, признаки описанного выше заболеваний соответствуют диагнозу вирусный энтерит, при котором отмечают у животного депрессию, отказ от корма, довольно часто — невысокую гипертермию, позже — рвоту и диарею, каловые массы серого или желт о -серого цвета с резким специфическим запахом, часто отмечают в каловых массах кровь. В первый день заболевания отмечаются легкое недомогание, отказ от корма, депрессию, на следующий день признаки болезни явно выражены: частая рвота, диарея, как правило, на 3 — 4 день не привитое животное умирает, не привитые щенки возрастом до 2 месяцев умирают всегда, если привить уже заболевшего щенка, он все равно умрет. Переносчиком вируса может быть человек, возбудитель переносится на обуви, одежде, сохраняет активность до 3 месяцев. Специалист также не исключала, что если щенки жили в холле, где люди оставляют с улицы обувь, и мать щенков лежала кормящей грудью на них, щенки могли заразиться, болезнь развивается в течение от 4 до 7 суток, в любом случае ранее трех суток симптомы не появляются.

Также специалист пояснила, что при пищевом отравлении имеет место однократная рвота, высокая температура, понос без крови и запаха, от еды собаки никогда не отказываются, кроме того, щенки, сосущие молоко, не могут получить токсоинфекцию. Специалист подтвердила, что специфического лечения энтерита нет, лабораторная диагностика разработана недостаточно, антитела появляются в поздние сроки (4 — 6 день), поэтому диагностика болезни, основанная на лабораторных исследованиях, является запаздывающей, следовательно, чтобы спасти собаку, диагноз ставится по клиническим симптомам, что было сделано ветврачом ФИО14 Специалист признала поставленный диагноз «вирусный энтерит» правильным, a разновидность «парво — или короно -» — не установленной, поскольку лабораторных исследований не было.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что в выражениях, которые истец просит признать не соответствующими действительности, порочащими его честь и достоинство, автор, высказываясь о том, что истец продал ему больных щенков, ссылается на поставленный ветврачом диагноз. Учитывая, что диагноз поставлен соответствующим специалистом, осматривавшим щенков на основании определенного набора симптомов развития и течения болезни и, исходя из времени развития болезни, у П., не было оснований сомневаться в правильности поставленного диагноза или требовать от врача проведения лабораторных исследований. В подтверждение диагноза ответчиком представлена соответствующая справка, имеющаяся в материалах дела. Истец в опровержение указанного диагноза достаточных доказательств не представил.

Пояснения свидетеля ФИО16, высказавшего о том, что с марта 2014 года вирусные заболевания животных на территории Республики Крым не зарегистрированы, а диагноз «энтерит» возможно поставить лишь при наличии лабораторного исследования, в противном случае такой диагноз считается не подтвержденным, суд первой инстанции правомерно не принял во внимание. При этом следует учитывать, что сведения о заболевании щенков в целом соответствуют действительности.

Судебная коллегия полагает, что само по себе мнение свидетеля ФИО16 не является достаточным основанием считать, что выражения о больных щенка ответчиком было указано в переписке безосновательно.

Учитывая, что между сторонами спора была заключена сделка купли-продажи животных и, исходя из общих правил регулирующих отношения между продавцом и покупателем, продавец при продаже животных обязан убедиться в том, что они здоровы или поставить в известность покупателя о наличии каких-либо заболеваний у животного. При этом следует учитывать, что у покупателя отсутствует возможность проверить здоровье животных до их покупки ввиду того, что их собственником является продавец.

Как было указано выше, действия В.Я., связанные с возвратом ответчикам денежных средств, уплаченных ими за щенков в сумме 3000 долларов США, свидетельствуют о том, что она согласилась с претензиями покупателей относительно того, что щенки имели заболевание на момент продажи, и их заболевание не связано с действиями покупателей. Доказательств тому, что перед продажей щенки были здоровы и не имели каких-либо заболеваний, материалы дела не содержат.

На основании чего довод В.Я. о том, что показания свидетеля ФИО16 указывают на то, что ответчик не представил доказательств наличия заболевания щенков до их продажи, во внимание не принимается.

Из представленного ответчиками скриншота электронного письма В.Я. адресованного П. и полученного последней 2 ноября в 19 — 05 усматривается, что со стороны истца имели место оскорбительные выражения в адрес П.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции, оценив в соответствии со ст. 67 ГПК РФ имеющиеся в деле доказательства, пришел к правильному выводу о том, что высказывания автора переписки: «<данные изъяты>, это она продала мне больных щенков», «у меня на руках документы, подтверждающие, что она продала мне больных щенков», «постоянно меня оскорбляет…» нашли свое подтверждение, т.е. соответствуют действительности.

Также суд первой инстанции дал правильную оценку выражению, содержащему фразу об угрозе судом, указав, что такое выражение не может считаться посягательством на личные свободы, поскольку обращение в суд за защитой нарушенного права является цивилизованным способом отстаивания личных интересов.

Вместе с тем, негативная информация в форме утверждения распространенная в сети интернет в фразах: «В.Я.. угрожает мне физической расправой…», «она же теперь угрожает мне физической расправой» не нашла своего подтверждения, ввиду чего суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что она не соответствует действительности, порочит честь и достоинство, выставляет истца как лицо допустившее противоправный поступок и подлежит опровержению. Каких-либо допустимых и достаточных доказательств в подтверждение данного утверждения ответчик, на которого в силу закона возложена обязанность доказывания указанного обстоятельства, ни суду первой инстанции, ни апелляционному суду не представил.

В соответствии со статьей 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Определяя размер компенсации морального вреда подлежащего взысканию в пользу В.Я. суд первой инстанции исходил из характерологических и личностных особенностей В.Я., которые были определены экспертом в заключении N от ДД.ММ.ГГГГ и подтверждены им в судебном заседании. Заключение судебно-психологической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ в остальной части суд первой инстанции правомерно не принял во внимание. Судебная коллегия соглашается с мотивами, изложенными судом первой инстанции в решении, согласно которым были отвергнуты выводы, указанные экспертом в заключении N от ДД.ММ.ГГГГ. Выводы в решении суда относительно заключения N от ДД.ММ.ГГГГ являются достаточными и полными.

По мнению коллегии судей, установив распространение ответчиком информации не соответствующей действительности суд первой инстанции правомерно с учетом принципа разумности и соразмерности, а также характера нравственных страданий истца и степени вины ответчика определил размер подлежащего взысканию морального вреда в сумме 2000 руб.

Довод апелляционной жалобы Т.А. о том, что его показания и П., допрошенных судом в качестве свидетелей, являются достаточным подтверждением имеющихся угроз как со стороны истицы так и ее мужа, ФИО11, не может быть принят во внимание коллегией судей, поскольку ответчики Т.А. и П. судом в качестве свидетелей не допрашивались. Как следует из пояснений ответчика Т.А., зафиксированных в протоколе судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, об угрозах со стороны истицы и ее мужа ему известно со слов П., лично он таких угроз не слышал. Судебная коллегия полагает, что пояснения ответчиков Т.А. и П. не являются достаточными доказательствами тому, высказывались или нет истцом угрозы в адрес П.

При этом следует обратить внимание на то, что ответчики являются лицами, заинтересованными в исходе дела, в связи с чем, их пояснения должны быть подтверждены иными допустимыми и достаточными доказательствами по делу.

Доводы апелляционной жалобы Т.А. о том, что заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ не может быть признано допустимым доказательством, поскольку привлеченный к ее проведению эксперт, не является штатным сотрудником экспертного учреждения, которому суд поручил производство экспертизы, следовательно, не был надлежащим образом предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, по мнению коллегии судей, является несостоятельным, поскольку привлечение учреждением, которому было поручено проведение экспертизы, для ее проведения лица, не являющегося штатным сотрудником этого учреждения не противоречит нормам Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Доводы апеллянта Т.А. о том, что выводы были сделаны экспертом на основании узкого спектра исследований и устаревшей методики, то есть были проведены не в полном объеме, а также выходят за пределы его компетенции, ввиду чего, ответчик считает недопустимыми и показания допрошенного в судебном заседании эксперта ФИО12, коллегия судей во внимание не принимает, поскольку судом первой инстанции была дана правильная оценка заключению эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ и показаниям эксперта в соответствии с нормами ст. 67 и ч. 2 ст. 187 ГПК РФ, что нашло свое отражение в обжалуемом решении суда.

Ссылка истца на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела в части установления того, что между ним и ответчиками имел место договор купли-продажи и щенки являются общей совместной собственностью супругов В., не может быть принята апелляционным судом во внимание, поскольку данные обстоятельства опровергаются материалами дела.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, в абзаце шестом пункта 9 постановления от 24 февраля 2005 года N 3, в случае, если субъективное мнение ответчика было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Однако, как следует из текста выражений, размещенных на странице «АТ» сайта «<данные изъяты>», выражая субъективное мнение, ответчик не допустил высказываний своего мнения в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, ввиду чего, судебная коллегия считает, что доводы апелляционной жалобы В.Я. о том, что высказывания П. истцом лично воспринимаются как высказанные в оскорбительной форме, выраженной в отрицательной, унижающей оценке его моральных качеств не нашли своего подтверждения.

Вместе с тем, коллегия судей не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что Т.А. является надлежащим ответчиком в споре и иск к нему, как к собственнику страница на сайте «<данные изъяты>» подлежит удовлетворению, по следующим основаниям.

В силу ст. 12 ГПК РФ суд оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Согласно ч. 2 ст. 156 ГПК РФ председательствующий руководит судебным заседанием, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, одним из доводов возражений Т.А. в суде первой инстанции являлось то обстоятельство, что хотя страница в социальной сети «<данные изъяты>» и поименована как «АТ», однако он данную страницу не создавал, навыками работы с ресурсом не обладает, страницу регистрировала его жена, П., она же ведет на ней переписку от своего имени.

Однако судом первой инстанции при рассмотрении дела должным образом данные возражения проверены не были, что послужило основание для принятия судом апелляционной инстанции дополнительных доказательств.

Так, представленными ответчиком в качестве дополнительных доказательств распечатками скриншотов страницы «АТ» сайта «<данные изъяты>», а также ящика электронной почты и личного кабинета П. «Мой МТС» подтверждается, что страница поименованная «АТ» была зарегистрирована на адрес электронной почты <данные изъяты>, принадлежащего ответчику П. и привязана к ее номеру мобильного телефона.

Из скриншотов переписки на странице «АТ» сайта «<данные изъяты>» усматривается, что вся переписка на протяжении длительного времени велась от имени П., что не противоречит пояснениям Т.А. о том, что хотя страница в социальной сети и названа «АТ», он ее собственником не является.

То обстоятельство, что переписка велась П. истец, а также сама П. не оспаривают. В деле доказательств тому, что переписка на указанной странице велась Т.А., как и тому, что он содействовал П. или выполнял иные действия, без осуществления которых опубликование переписки было бы невозможно, не имеется. При этом, следует обратить внимание на то, что обязанность по доказыванию того, что именно ответчик Т.А. распространил не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство сведения, возложена на истца.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что исковые требования В.Я. к Т.А. заявлены не обосновано, следовательно, решение суда в части удовлетворения иска В.Я. к Т.А. подлежит отмене.

Проверяя законность и обоснованность постановленного судом первой инстанции дополнительного решения о взыскании судебных расходов на проведение лингвистической экспертизы, коллегия судей приходит к следующим выводам.

Из ч. 1 ст. 98 ГПК РФ следует, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов.

Как следует из материалов дела, для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, определением суда от ДД.ММ.ГГГГ была назначена лингвистическая экспертиза, проведение которой было поручено ООО «Центр судебных экспертиз им. Б.Д. Сперанского».

Основанием для назначения экспертизы послужило ходатайство представителя истца, в то время как ответчики возражали против назначения лингвистической экспертизы.

Стоимость расходов по проведению экспертизы составила 15000 руб. Экспертное учреждение просило суд компенсировать указанные расходы.

Изучив материалы дела, судебная коллегия установила, что В.Я. в иске просила признать не соответствующими действительности порочащими честь и достоинство сведения следующего содержания: «<данные изъяты>, это она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне физической расправой. Потому, что служит в <данные изъяты> и считает, что ей все можно», «у меня на руках документы, подтверждающие, что она продала мне больных щенков», «<данные изъяты> стала торопить, мотивируя что очень травмировалась и не может за ними ухаживать. Это потом я поняла, почему меня так торопили — поняли, что щенки заболели», «В.Я. чувствуя свою полную безнаказанность и вседозволенность поливает меня грязью и топит во лжи мое доброе имя, угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет», «Я не ожидала от нее такой подлости».

Ответчики возражали против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что указанная информация соответствует действительности и не относится к сведениям, порочащим честь и достоинство истца.

В заключении N — Э от ДД.ММ.ГГГГ эксперт указал, что из перечисленных выше фразах утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, имеют только выражения: «Угрожает мне физической расправой и постоянно меня оскорбляет…»; «… это она продала мне больных щенков и она же теперь угрожает мне судами и физической расправой». Остальные сведения, согласно выводам эксперта, выражены автором в форме предположения, мнения и оценочного суждения.

Оценивая выводы эксперта в совокупности с имеющимися в деле доказательствами и, проверяя указанные утверждения о фактах на предмет соответствия их действительности, суд первой инстанции установил, что сведения о том, что «В.Я.. Угрожает мне физической расправой…» и «…она же теперь угрожает мне… физической расправой…» не соответствуют действительности, ввиду чего удовлетворил иск частично. В признании остальных сведений не соответствующими действительности порочащими честь и достоинство отказано.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что выводы эксперта были приняты судом в качестве одного из доказательств в подтверждение как обоснованности части требований истца, так и обоснованности части возражений ответчика относительно того, что высказывания, за исключением содержащих утверждения об угрозах физической расправы, которые были предметом судебного спора, выражены ответчиком в форме предположения, мнения и оценочного суждения.

Таким образом, коллегия судей считает, что суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о необходимости взыскания судебных расходов только с ответчиков, и на основании вышеизложенного приходит к выводу о распределении расходов на проведение судебной лингвистической экспертизы между истцом и ответчиком в равных долях.

В связи с тем, что судебная коллегия установила необоснованность исковых требований В.Я. к Т.А., судебные расходы подлежат распределению между В.Я. и П.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 — 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Джанкойского районного суда Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ в части удовлетворения иска В.Я. к Т.А. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда — отменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции:

Иск В.Я. к П. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство сведения, опубликованные на сайте «<данные изъяты>», на странице «АТ» в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в отношении В.Я., которые содержатся в следующих фразах и выражениях:

«В.Я.. Угрожает мне физической расправой…»

«… она же теперь угрожает мне… физической расправой…».

Возложить на П. обязанность опровергнуть указанные порочащие честь и достоинство В.Я. сведения, опубликованные на сайте «<данные изъяты>», на странице «АТ» в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ путем размещения на странице «АТ» сайта «<данные изъяты>» в том же разделе и тем же шрифтом текста опровержения, содержащего резолютивную часть настоящего решения суда в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать с П. в пользу В.Я. в счет возмещения морального вреда 2000 руб.

В удовлетворении остальной части иска В.Я. к П., а также в иске к Т.А. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда — отказать.

Дополнительное решение Джанкойского районного суда Республики Крым от ДД.ММ.ГГГГ в части взыскания с Т.А. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Центр судебных экспертиз им. Б.Д. Сперанского» расходов на проведение лингвистической экспертизы N — Э отменить.

Взыскать в равных долях с П. и В.Я. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Центр судебных экспертиз им. Б.Д. Сперанского» расходы на проведение лингвистической экспертизы N — Э в сумме 15000 руб. (пятнадцать тысяч рублей) на р/с N в ДО «Невский» <данные изъяты>

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал