.
Собака из Альмы загрызла другую собаку * Правовая зоозащита

Собака из Альмы загрызла другую собаку

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ (выдержка)
от 6 августа 2018 г. N 33-15514/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1996/2018 по апелляционной жалобе С.Е.В. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 17.0.18 по иску прокурора Красносельского районного суда Санкт-Петербурга, действующего в интересах С.С. к С.Е.В. о взыскании компенсации морального вреда.
Установила

Прокурор Красносельского районного суда Санкт-Петербурга, действующий в интересах С.С., обратился в суд с иском к С.Е.В., в котором указал, что 05.07.17 С.С. находилась с внучкой О., и декоративной собакой на улице. Ответчик С.Е.В. выгуливала собаку породы «овчарка» без намордника, которая сорвалась с поводка и накинулась на собаку истца. При попытке оторвать свою собаку от собаки ответчика истец получила раны в виде укусов, которые были нанесены собакой ответчика, собака истца погибла.
Истец была направлена в СПБ ГУЗ «Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина», где находилась сутки, после чего проходила лечение в СПб ГБУЗ Поликлиника 91 по месту жительства, где проходила лечение с 05.07.17 по 16.07.17. Полученные травмы причиняли ей физическую боль, С. была лишена привычного образа жизни, ухудшилось состояние здоровья пожилого человека.
Истец просил взыскать с ответчика в пользу С.С. компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб.
Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 17.04.18 исковые требования удовлетворены частично.
С С.Е.В. в пользу С.С. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.
С С.Е.В. в доход Российской Федерации взыскана государственная пошлина в размере 300 рублей.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе ответчик С.Е.В. просит решение отменить, ссылаясь на неправильное установление обстоятельств имеющих значение для рассмотрения дела, и нарушение норм права.

Судебная коллегия, выслушав объяснения сторон и заключение прокурора, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, не находит правовых оснований для отмены решения суда.
овчарка загрызла собакуКак усматривается из материалов дела, 05.07.17 около 13.00 в Санкт-Петербурге С.С. были причинены укушенные раны рук собакой ответчика С.Е.В., что подтверждает направление С.С. в СПБ ГУЗ «Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина», затем в СПб ГБУЗ поликлинику 91 по месту жительства, где она проходила лечение с 05.07.17 по 16.07.17.
Представленная в суд медицинская карта, подтверждает, что истец поступила в СПБ ГУЗ «Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина» 06.07.17, куда направлена экстренно из травмпункта СПб ГБУЗ поликлиники 91, с диагнозом «Укушенная рана 1 пальца правой руки».
Постановлением и.о. дознавателя УУП 84 отдела полиции УМВД РФ по Красносельскому району СПб об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 116 Уголовного кодекса РФ, подтверждено причинение телесных повреждений С.Е.В. собакой ответчика при изложенных обстоятельствах.
В ходе рассмотрения дела свидетель 1 пояснил, что со слов С.С. ему известно, что их собаку «загрызли», пострадала также С.С. Все происходящее случилось на глазах ее ребенка. После консультации с детскими психологами ему и его семье пришлось сменить обстановку и съехать из квартиры, где до июля 2017 года они проживали совместно с С.С. После случившегося, С.С. была в подавленном состоянии, обращалась за медицинской помощью. Поскольку С.С. покусала собака, ей пришлось самостоятельно ездить в поликлинику на уколы.
Свидетель 2 пояснила суду, что после того, как на глазах у ребенка большая собака «загрызла» их маленькую собаку и покусала бабушку — С.С., у ребенка был стресс. Психологи посоветовали сменить обстановку. После произошедшего у истца психическое состояние было плохое, болела рука, она ездила на уколы, травма не заживала три месяца.
Свидетель 3 показала суду, что 05.07.17 услышала на улице собачий вой и крики. Во дворе дома увидела, что внучка истца плачет, а сама С.С. находилась в шоковом состоянии, сказала, что загрызли ее собаку. После случившегося, истец ходила в поликлинику на уколы.
Свидетель 4 показала суду, что видела, как большая собака напала на маленькую собаку. Истец стал отнимать свою маленькую собаку. У истца рука была в крови, общее шоковое состояние. Видела, как за большой собакой бежала девушка, и потом оттягивала ее от маленькой собаки. Большая собака была без намордника. В дальнейшем истец проходила лечение, ходила с перевязанной рукой, ездила на уколы.
Судом первой инстанции установлено, что С.Е.В. являлась владельцем собаки (которую вела на поводке), на основании договора о передаче Благотворительным фондом помощи безнадзорным животным «Альма» указанной собаки ответчику.
Указанные обстоятельства в ходе рассмотрения дела ответчиком не оспаривались.
В соответствии с Правилами «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР», принятыми в соответствии с Постановлением Совета Министров РСФСР N 449 от 23.09.80 владелец домашних животных должен обеспечить надлежащее содержание собак и кошек в соответствии с требованиями настоящих Правил, принимать необходимые меры, обеспечивающие безопасность окружающих (пункт 2.1). Вред, причиненный собаками и кошками, возмещается их владельцами в соответствии с действующим законодательством (пункт 6).
В силу пункта 3.1 при выгуле собак владельцы должны выводить собак из жилых помещений (домов), а также изолированных территорий в общие дворы и на улицу только на коротком поводке или в наморднике, с номерным знаком на ошейнике (кроме щенков до трехмесячного возраста).
В силу пункта 3.2 при выгуле собак владельцы должны выгуливать собак только на специально отведенной для этой цели площадке. Если площадка огорожена, разрешается выгуливать собак без поводка и намордника.
Между тем, как установлено судом, собака, укусившая истца, была выпущена на улицу в нарушение действующего законодательства, устанавливающего меры безопасности граждан при выгуле собак, без намордника.
Согласно требованиям статьи 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20.12.94 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимается нравственные или физически страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя, исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.
В силу статьи 1101 Гражданского кодекса РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Разрешая заявленные исковые требования и определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции, руководствуясь вышеназванными нормами материального права, исследовал представленные доказательства в их совокупности, дал им надлежащую правовую оценку по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что травма, причиненная собакой ответчика, лишила С.С. привычного образа жизни, ухудшив состояние ее здоровья, повлекла физические и нравственные страдания.
Исходя из возраста потерпевшей, особенностей ее личности, обстоятельств причинения вреда, суд определил размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу потерпевшей, в размере 50 000 руб.
Судебная коллегия не находит оснований для изменения размера компенсации морального вреда, определенного судом первой инстанции по правилам, установленным статьями 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и отвечающего требованиям разумности и справедливости.
Ссылка в жалобе на то, что суд при вынесении решения не учел то обстоятельство, что собака породы «овчарка» была вакцинирована от бешенства, ввиду чего у истца не было необходимости в прохождении лечения на предмет бешенства, судебной коллегией отклоняется, поскольку сведения о наличии у собаки ответчика вакцинации были представлены лишь в ходе рассмотрения дела, тогда как в момент прохождения С.С. лечения последняя такими сведениями не располагала. При этом прохождение лечения потерпевшей было обусловлено в том числе и болью в поврежденных руках.
Указание ответчиком на то, что истец также прогуливала собаку без намордника, основанием к изменению судебного акта не является, поскольку собака истца не причинила вреда участникам спора, исходя из декоративного характера ее породы доказательств того, что она представляла опасность для окружающих, материалы дела не содержат.
Довод жалобы ответчика о том, что она оставляла С.С. свой номер телефона и предлагала свою помощь, в том числе и материальную, основанием для вывода о ненадлежащем размере морального вреда, который суд определил исходя из обстоятельств причинения вреда, не является.
Подлежит отклонению ссылка ответчика на нормы ст. 1083 ГК РФ, поскольку материалы дела не содержат доказательств того, что имущественное положение ответчицы препятствует выплате истцу справедливой и соразмерной компенсации морального вреда. Ссылки ответчика на наличие у нее текущих обязательств по выплате сумм в погашение кредитов сами по себе не свидетельствуют о наличии оснований уменьшения размера ответственности.
Учитывая, что обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судом первой инстанции определены верно на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, судебная коллегия в пределах доводов апелляционной жалобы оснований к отмене или изменению оспариваемого решения не усматривает.
Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 17 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал