.

Собака секонд-хенд – доброе дело или проблема?

См.также: О. Кажарская «Ресоциализация собак из приюта»

 

Бывает, что люди, решившие завести собаку, одновременно хотят сделать доброе дело – собираются взять пса из приюта, с передержки, «потеряшку». Какие сложности могут ожидать новоиспеченных хозяев? «Собачьи» истории комментируют кинолог и канис-терапевт.

Татьяна Любимова, руководитель программы канис-терапии «Солнечный пес» в Москве.

Лишний Оскар

Н., Саратов:

«Лохматого черно-белого песика мужчина высадил из машины и уехал. Пса жалели и подкармливали продавщицы в ларьках. Маленький пес показался лакомым кусочком стае дворовых собак. Спасся он в подъезде, вероятно, знал, что подъезд означает. Его нашла зоозащитница, а через три недели он оказался у нас. Взяли временно, на передержку, но не смогли расстаться. Мы назвали его Оскаром. Он оказался домашним псом, ласковым и аккуратным. Не попрошайничает у стола, уважает кошек, не портит вещи, не лает попусту, не гадит в доме, умеет себя вести на улице. Но есть у Оскара и странности – к своей миске он подходит, словно боясь удара, ест осторожно. Если уйти с кухни – идет следом, как бы ни был голоден. Почему от спокойного, беспроблемного пса избавились хозяева? Отгадка пришла, когда мы увидели, что Оскар до обморока боится детских колясок, хотя радостно виляет хвостом при виде детей. Вероятно, в семье родился еще один ребенок, и собака стала лишней. На наше счастье».

Черный ящик по имени Мика

М., Красноярск:

«Собака с улицы – черный ящик. Не знаешь, что у нее в жизни было. Но когда берешь взрослую собаку “с прошлым”, нужно понимать, что она – не зайчик, скорее всего, будет трудно. Мика нашлась на доске объявлений. Кто-то подобрал и пристраивал, а я – забрала. Тощая мелкая сутулая затюканная, глазищи огромные. Мика была хороший зверь, только очень замученная, нервная, то ли от прежней жизни, то ли от общей холеричности нрава. Видно было, что битая собачонка, хотя очень отчаянная и энергичная. За два года так и не оттаяла. Мика старалась мне понравиться, но любое одергивание воспринимала нервно и сразу бежала чехвостить второго пса, как свидетеля своего позора. Начиналось все исподволь, сперва Мика требушила вторую собаку, потом прокусила руку моему брату, а потом и меня начала прихватывать. Собаки спали со мной, в ногах, а я во сне ворочаюсь. Толкнешь Мику нечаянно, а она рычит, бросается кусать. Ладно, за ноги, но пару раз я еле успела лицо убрать. Она кидалась в полусне, как бы неосознанно, но прокушенное лицо – так себе перспектива. Что-то страшно мне стало. После нескольких ночных атак я пошла по пути наименьшего сопротивления – отвела Мику к ветеринару и усыпила. Сейчас уже ничего не изменить, но жалко ее и стыдно. Моя вина и слабость».

Дикая Пуля и бульдог «под ключ»

N., Москва:

«Приюты устроены для удобства людей, чтобы убрать собак с улиц. Условия для собак в приютах бывают довольно жесткие. Собаки в приюте бывают двух видов – бывшие домашние и уличные дворняги, которые во многих поколениях никогда домашними не были, городская фауна вроде крыс и голубей. Природные дворняги переносят приют легче: их не пугает присутствие себе подобных, они легко переносят зимовку в уличных вольерах. Мелкие, слабые или слишком «голые» не выживают на улицах, так что все, что родилось у дворняги – уже результат своеобразного естественного отбора. У таких потомственных дворняг, как правило, неплохое здоровье и крепкий иммунитет. Наша Пуля из таких. К ветеринару ее водим только на прививки. Но навыков жизни в человеческом жилище у дворняг нет. То, что само собой разумеется для домашних собак, приходится осваивать с нуля. Соблюдать чистоту в доме дворняги привыкают быстро, воспринимая квартиру, как большую будку, а вот мытье, например, может стать проблемой. Мне не раз приходилось бегать по всей квартире за насмерть перепуганной намыленной собакой. Есть вероятность, что такой пес будет подворовывать пищу, он всю жизнь жил по принципу «что добыл, то мое», неприкосновенность еды на столе ему надо объяснять отдельно.

Дрессируются дворняги неплохо, особенно на пищевом подкреплении. Но, поскольку привязанности формируются до года, может оказаться, что взрослой собаке будет интереснее с другими собаками, чем с людьми. Людей они могут восприниматься, скорее, как природное явление, источник еды, прогулок и некоторых опасностей. Наша Пуля, например, любит нас, каждый раз радостно встречает, но играть предпочитает с другими собаками. Надо быть готовым и к так называемому трусливо-агрессивному поведению, характерному для стайных уличных собак. Когда мы с мужем, Пуля и бульдог, идем вчетвером, в понимании Пули мы однозначно – стая, и встречные собаки будут жестоко облаяны. Все это корректируется дрессировкой, но тут нужно время и терпение, но результат того стоит. Бывшие домашние собаки, напротив, тяжело переносят потерю хозяев, смену обстановки, приют для них – большой стресс. Собаки вокруг, шум, отсутствие привычных прогулок и общения с людьми, их угнетает. На улице они простужаются, болеют от плохой пищи. После приюта такой собаке, скорее всего, понадобится лечение, кроме того, брошенный пес почти наверняка – травматик. Может пройти не один месяц, пока из-под стресса и травмы проявится характер. Ким, американский бульдог, попал ко мне после того, как его бросили хозяева. Прошло полгода, прежде чем я услышала его голос. Поначалу думала, он вообще не умеет лаять. Ким и сейчас на прогулках боится потерять меня из вида, только с появлением у нас Пули он перестал воспринимать каждый мой уход из дома, как трагедию. Но зато бывшая домашняя собака уже умеет жить рядом с людьми, знает поводок и намордник, понимает, что после прогулки надо мыть лапы. Возможно она даже командам обучена. Ким, например, оказался дрессированный, пришлось только освежить знания. Для тех, у кого нет времени на выращивание и обучение щенка, такая собака «под ключ» может стать счастливой находкой. Если качества дворняги – более или менее сюрприз, то в случае породистой собаки можно говорить о породном характере, специфике поведения и здоровья для данной породы. Увидев объявление о пристройстве Кима, я прочла все, что нашла об американских бульдогах, и поняла, что такую собаку я, кажется, хочу. И не прогадала. И с Кимом, и с Пулей на адаптацию ушло по нескольку месяцев. Кима пришлось лечить и восстанавливать после пережитого, возвращать доверие к окружающему миру. Пулю – социализировать, дрессировать и учить воспринимать людей, как что-то живое и интересное. Теперь у нас отличные собаки».

Глазами кинолога

Прокомментировать наши истории мы попросили директора УКЦ «Собаки-помощники инвалидов» Елену Орочко:

«Не обязательно, что в жизни собаки с проблемным поведением была какая-то трагедия. Возможно, это поведение – врожденное. Трусливое и осторожное поведение вовсе не означает, что собаку били, у многих псов, особенно беспородных, это приспособительные реакции, позволяющие выжить, или особенности нервной системы. Бывает, что собака не ест, потому что ее обучали не подбирать с земли, а кормили с подставки. Собака может испугаться коляски, потому что вообще боится бесшумно передвигающихся объектов, просто на прогулках с новыми владельцами попадались чаще коляски, или на коляски реакция была настолько острой, что на нее обратили внимание.

Во втором случае описана классическая картина поведения возбудимой, склонной к переадресовочной агрессии и при этом трусоватой собаки. Собака моментально переключалась и вцеплялась в первое, во что можно вцепиться. Теоретически, можно было бы оградить людей от опасности покусов, например, запирать собаку на ночь в клетку. Путем длительной дрессировки можно было отучить ее кидаться на людей или минимизировать воздействие на нее, не предоставляя повода для проблемного поведения, хотя не исключено, что собака и без повода нашла бы выход для агрессии.

Возможно, даже нашелся бы человек, который справился бы с такой задачей. Но часто ли встречаются такие люди, захотят ли они тратить время и силы на занятия именно с этой собакой и будет ли эта собака счастлива при жизни, состоящей для нее из сплошных ограничений? Где граница в решении сохранять собаке жизнь любой ценой – тоже вопрос открытый. Но в любом случае, переустраивать собаку, скрывая ее особенности – недопустимо.

В третьей истории переплелись очень здравые мысли и субъективное восприятие собак. Представители определенной породы действительно по большей части предсказуемы в том, что касается породных особенностей и породного поведения. Но все же это – не гарантия беспроблемности собаки. Недрессированными и вороватыми вполне могут оказаться и породистые псы, и их тоже придется приучать и воспитывать. Другой вопрос, что взятая с улицы потомственная дворняга и после приучения и дрессировки все равно останется фактически прирученным диким зверем, которому в квартире так и будет некомфортно, и проблемы в ее поведении могут всплывать еще долго».

Не все собаки одинаковы

Татьяна Любимова, сотрудник Учебно-кинологического центра «Собаки-помощники инвалидов», руководитель программы канис-терапии «Солнечный пес» в Москве:

«В своей практике канис-терапевта я сталкивалась со случаями, когда люди хотели сделать доброе дело, имея в голове образ верной собаки, но они просто не задумывались о том, что не все собаки одинаковые.

Некоторая вероятность, что собака “с улицы” действительно будет здоровой и адекватной, есть. Часто слышу от людей: “У нас чудесная собака, мы ее взяли с улицы”. Случается, что и на дороге находят значительные суммы, но стоит ли на это надеяться, а тем более – всерьез рассчитывать? То, что собака оказалась на улице, как правило, значит, что у нее какие-то проблемы. Или с воспитанием, или с хозяином. Среди “потеряшек” бывают любители бродяжничать, даже среди породистых собак.

Есть собаки, которые уже в нескольких поколениях живут на улице и уже не нуждаются в тесном общении с человеком. Лет тридцать назад стаи дворняг были малочисленны, обитали в промзонах и на окраинах, но после перестройки, когда прекратился отлов, уличные собаки начали размножаться буквально в геометрической прогрессии.

Городских собак исследовал Константин Поярков. Поначалу он считал, что собаки не размножаться больше определенной нормы, не опасны для человека и составляют часть городской экосистемы. Свои исследования он публиковал с середины 1990-х, но в 2000-е на основании новых данных опроверг собственные тезисы. Фактически было проведено исследование в масштабах страны. Теперь мы знаем, что будет, если собак оставить свободно размножаться на улице. Количество щенков в помете у суки зависит от кормовой базы. Чем лучше кормежка, тем больше щенков. Выяснилось, что выживают самые сильные, самые крупные и наглые. Раньше агрессивные собаки отлавливалась и уничтожались, но сейчас много так называемых “жалелок”, которые стараются этих собак спрятать, подкормить, правда, к себе не берут, а если берут, то ответственность – минимальная, собака самовыгульная, не воспитанная, не привитая, агрессивная.

Такие собаки опасны еще и потому, что могут быть переносчиками бешенства. С 1960-х по 1990-е случаев бешенства практически не было, сейчас ветеринары, особенно подмосковные сталкиваются с бешенством все чаще. Как-то ко мне обратилась мама, которая растит трех детей. Младшая дочь – с задержкой развития. После долгой реабилитации эта девочка смогла выйти во двор и даже впервые в жизни проехаться на самокате. В этот момент к девочке подскочила прикормленная кем-то дворняжка и укусила в лицо. Врачи сказали, что надо собаку поместить на карантин, чтобы узнать, не бешеная ли она. Эта мама с трудом отловила собаку, на такси отвезла ее в лечебницу, оплатила десять дней передержки, по полторы тысячи рублей в день. А потом ей сказали: “Собака не бешеная, забирайте, или мы ее усыпим”. Укус пришелся девочке в лицо, там нервные окончания близко от мозга. Если бы собака была бешеная, ребенок был бы обречен. А сразу колоть сыворотку – неизбежно будет анафилактический шок, ребенок – астматик с сильнейшей аллергией. Вот перед таким выбором поставил эту маму “добрый” человек, прикормивший собаку у подъезда: усыпить животное, чтобы быстро убедиться в том, что оно не бешеное, или переждать инкубационный период, рискуя жизнью ребенка.

Но эта мама тоже захотела сделать доброе дело: она предложила собачку к нам в центр “Собаки – помощники инвалидов” в качестве поводыря. Сначала она попыталась оставить ее у себя, но, собачка немедленно искусала пуделя, который жил в этой семье, ее вернули на платную передержку. Когда эта мама спросила меня, что делать с собакой, я ответила, что честнее было бы ее усыпить, потому что пристроить ее в семью – нереально, а вернуть собаку на улицу, значило бы еще одну маму поставить перед страшным выбором.

Бабушке, которая кормит собак, кажется, что ее питомцы так же дружелюбны и к другим людям, как к ней. Но сытым собакам становится скучно. Там, где собак кормят, они очень быстро или начинают проявлять так называемую территориальную агрессию, охраняя кормное место, или они начинают от скуки развлекаться, нападая на прохожих.

Я как-то собственными глазами видела, как такая стая по образу волчьей скрадывала зимним вечером одинокого прохожего. Там были собаки-загонщики, были те, которые вели жертву по сторонам, и те, на которых гнали. Если бы я не закричала, не замахала руками, прохожему не поздоровилось бы.

Слепые не решаются идти с собаками-поводырями в метро именно потому, что у входа и в переходах часто встречаются стаи, у спокойной и мирной собаки-поводыря в такой схватке шансов немного.

К нам на занятия часто приводят детей, пострадавших от бродячих собак. В переходе метро, например. Представьте картину: на ребенка, который недавно встал из инвалидной коляски, бросается стая собак, мать пытается его отбить, а прохожие ей кричат: “Зачем вы бьете собачек? Не ходите тут, если у вас такой ребенок”. К сожалению, это далеко не единичный случай. А потом этого ребенка надо долго реабилитировать, он просто боится выйти на улицу, не может спокойно передвигаться по городу.

Для того, чтобы бороться с детским страхом собак, у нас разработана отдельная методика. Родители водили к нам девочку с задержкой развития, которая очень боялась собак. Мы с огромным трудом, в течение нескольких месяцев буквально по сантиметру подводя наших собак к девочке, этот страх побороли, потом приучили эту девочку к собаке, девочка стала хорошо общаться, водить собаку на поводке, играть с ней. Но когда мы увидели эту девочку после каникул, было ощущение, что с ней даже не начинали работать. Я никак не могла понять, в чем причина новых страхов, пока не заметила, что у девочки по локоть исцарапаны руки. Я спросила: “Что это у вас, кошку завели?” “Да нет, щеночка! Это они так играют” – с улыбкой сказали родители.

Оказалось, что родители решили закрепить успех и летом, ни с кем не посоветовавшись, взяли щенка. В приюте им сказали, что это сука, что она будет небольшая. Но к четырем месяцам это был уже здоровенный кобель, который продолжал стремительно расти. Владельцам гарантировали, что собака привита, но поскольку все остальное оказалось неправдой, то в прививках мы тоже засомневались. Рядом с их домом есть дрессировочная площадка, где с собаками, взятыми из приюта, бесплатно занимаются хорошие инструкторы. Мы предложили этой семье срочно идти на занятия. Родители искренне удивились: “Зачем? Собаки же все добрые, как ваши”.

Занимаясь в центре с нашими собаками, родители девочки так не поняли, что с их ребенком работают специально отобранные, протестированные, очень хорошо дрессированные животные. Лишь один лабрадор из многих может быть использован в роли канис-терапевта. Занятия на дрессировочной площадке этим родителям показались блажью и пустой тратой времени. Через месяц, после того как собака серьезно покусала девочку, животное решили вернуть в приют. В приюте эта семья узнала о себе много нового и, конечно, услышала фразу: “Вы навсегда в ответе за тех, кого приручили”. Хотя, в первую очередь они ответе за собственного ребенка, а люди, которые передавали им собаку, в ответе за свои слова и за свою деятельность.

Когда мы заводим породистую собаку, мы представляем какие-то ее характеристики – размер, темперамент, способность к обучению тем или иным видам деятельности, отношение к человеку. Но когда берем неизвестного щенка, мы не знаем, каким он вырастет, в какой степени будет способен к дрессировке. Конечно, есть люди, которым просто нужна собака, чтобы было о ком заботиться, и к ней не будут предъявляться какие- то определенные требования. Как говорится, на здоровье. Но обычно те же люди чаще всего говорят: “Я ребенка из детского дома не возьму, неизвестно какая у него генетика”. Мне кажется, что в последнее время вообще появился повод для психологических исследований, связанных с некоторыми перекосами в отношением к людям и животным. В последние десятилетия сложился такой психологический феномен, девиз которого – известная максима: «Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак».

Лично я замечаю, что довольно часто люди, которые стремятся сделать “добро” собачкам, со временем все больше укрепляются в нелюбви к человеку».

Смотри также О.Кажарская «Собаки  из приюта: восстановление и ресоциализация»         «Животные секонд-хенд»

Источник

Перейти на Главную.

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал