.

Спасли… или «не нам решать, кому жить, а кому умирать».

 

 

Ложная доброта зоозащиты

Пес был бездомным и по бездомным меркам старым, 6-7лет. И оканчивал свою жизнь так, как оканчивают жизнь абсолютное большинство бездомных собак, мучительной смертью. Ибо судьба такая, расплата за бездомную жизнь, за право жить такой жизнью зоозащитники упорно бьются.

Пес лежал на обочине, стараясь не двигаться, ибо малейшее движение сопровождалось резкой болью. Есть и пить не хотелось, хотелось только лежать и не двигаться, чтобы не было боли. Хорошо бы было куда еще забиться, но лапы не слушались.

Собаки не думают о смерти, собаки просто делают то, что подсказывала им природа. В данном случае природа подсказывала лежать и не двигаться, пока природа сама щадяще делала свое дело, обеспечивала умирание тела, уже испытавшего  прелести и муки бездомной жизни.

Сознание потихоньку покидало собачье тело. Природа гуманна, когда боль становится сильнее той, что можно терпеть,  наступает беспамятство. Так Пес и лежал, временами отключаясь, временами приходя в себя. Только не двигаться, только чтобы никто не беспокоил, дать природе сделать свое дело. Ибо мучительная смерть – это расплата за бездомную, но жизнь. Несколько часов или суток, и все… Но Пес этого не знал, он только лежал и старался не шевелиться.

Но Пес не знал и того, что в просторах интернета каким-то доброхотом была сброшена информация о том, что там-то лежит собака на обочине, живая, моргает глазами.

Не знал, что механизм его пытки уже включен, и смерть отсрочена. На зоозащитном сайте поднялась суета с поиском машины, денег, главное куратора. А куратор нашелся, опытный и знающий.

А там, на обочине, все было спокойно и естественно. смерть делала свое дело. Разум затуманился, все реже и реже Пес выныривал из беспамятства, чтобы почувствовать боль и уйти в беспамятство опять.

Все спокойно и не страшно. Только лежать и ждать, так говорит природа.

И вот к боли присоединился ужас, когда Пес увидел, что к нему приближаются люди, которых Пес за свою бездомную жизнь научился бояться. Они приближались. Надо вскочить и бежать, но боль, жуткая, пронзила тело, А люди решительно подошли, что-то накинули на морду  и стали Пса ворочать. Насколько может быть болезненна транспортировка неумелыми руками травмированных тел знают только травмированные тела.

К жуткой боли присоединился страх, всепоглощающий ужас от того, что человеческие руки его куда-то тащат, потом положили в машину, потом клиника. Боль и ужас…

И этот страх, адреналин уже не давал Псу уйти в беспамятство. Природа гуманна, люди нет. Беспамятства не было. Была боль, которую уже невозможно было терпеть, но терпеть приходилось. И приходилось терпеть страх от  близости страшных и непонятных людей. И не было сил противостоять страху и боли. Безответная плоть в руках добрых садистов.

Псу не дали умереть. вместо смерти его ждали еще долгие дни и недели боли и страха, боли и тоски, тоски и безысходности. Безысходности от того, что не можешь убежать от боли и страха, от страшных и жестоких рук, причиняющих боль. В тесной клетке, люди приходили, чтобы делать и делать больно, его вертели, кололи. резали, погружали в спасительный сон, чтобы потом возвратить снова к боли и страху. Долго.

Ну а теперь вернемся в зоозащитную тематику. Куратор попалась, как я и говорила, опытный, практически профессиональная попрошайка и умелый организатор. За считанные часы организовала людей, машину. Люди лечили укусы от Пса, шофер отмывал машину от кала и рвотных масс. Куратор в это время строчила посты в интернете об оказании материальной помощи…. собаке. На следующий день куратор пришла в клинику навестить своего подопечного, уже вчера она полюбила всей душой этого пса, которого никогда не видела. Всем сердцем хотела, чтобы Пес выжил, пусть калека, но пусть живет. Куратор этого очень хотела, а хотел ли Пес, куратору некогда было об этом подумать.

После клиники необходимо было поставить душещипательный пост, выложить фотографии, и просить, просить, просить. Это получалось хорошо.

Сначала консультации светил ветеринарии. Но те из светил, которые говорили о том, что Пса лучше отпустить, становились уже не светилами. Светилом остался один из светил, который сказал, что есть процент, ну очень маленький, но он есть, ничтожный процент того, что пес будет опять бегать и радоваться жизни. А, если и не будет, ну так и что. Не нам решать, кому жить, а кому умереть. давайте делать операцию. Только вот операция дорогая. ну так и что, зато сколько людей за Пса переживают сколько этого пса виртуаьно любят, и сколько людей  готовы отщипнуть  небольшой кусок от себя, чтобы еще больше виртуально любить пса..

Итого, пытку решили продолжить. Врачи лечили, обслуживающий персонал в рамках своих профессиональных обязанностей за Псом убирал и ухаживал. Жертвователи жертвовали, чтобы быть причастными к таинству спасения жизни, а куратор руководил, упиваясь своей добротой и мужеством. Но все на расстоянии. Несколько раз в неделю приходила в клинику, чтобы посмотреть на того. кого спасала, почмокать губками, уловить взгляд, который с точки зрения куратора молил о спасении. А потом, идти в удобный и уютный интернет, чтобы вести деятельность по сбору денег.

Пес выжил. Он остался калекой, задние лапы не действовали, мочу надо было регулярно отжимать. Пока уход осуществляла платная передержка, которая оплачивалась стараниями куратора из собранных денег.

Но Пес не стал доверять людям, которые ничего, с точки зрения Пса ему хорошего не делали, их приход означал чаще всего пытку и мучения. Пес ненавидел людей, он боролся изо всех сил. Кусал, пытался уползти и спрятаться. Чаяния куратора, что через несколько дней Пес станет няшной собакой, благодарной за спасение, не оправдались. Дикий пес остался диким псом.

Встал вопрос о том, куда его определить.

Но куратор опытный и умелый. За взнос. собранный в интернете, Пса определили в приют.

Как страшно было Псу, как больно, как хотелось ему ночами уползти куда-нибудь подальше от мучителей, мы не знаем… Через несколько меяцев пес в приюте умер. Посты плачущих смайликов на несколько страниц и очередная звезда на зоозащитном фузеляже. Засчитано.

Прости нас, Пес. Прости людей за зоозащитников –мучителей. Мы можем наказывать садистов, которые несколько минут или часов измываются над плотью, полученной ими во владение .Но мы не можем защитить Живое от спасателей, которые измываются над Живым неделями и месяцами. Ради денег, ради удовлетворения амбиций, по глупости. Садистов мы  можем остановить. Зоозащитных спасателей нет. Прости…

Перейти наГлавную

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал