.

Спасти нельзя пройти мимо

iКакое-то время назад ко мне обратилась за консультацией женщина. Возраста не пожилого, ну и не молодого. Мы много общались с ней, переписывались, по телефону, даже лично встречались, когда дела меня занесли в ее город.

С  разрешения и по ее просьбе я обезличено расскажу ее историю, грустную и в чем то трагическую. Сразу скажу, мое отношение к Ларисе (назовем ее так) очень сердечное. Я понимаю ее, сочувствую. Хотя то, что она мне поведала, вызывает неприятие и непонимание. 

А вот рассказать ее историю расскажу, чтобы кто-то прочитал и очень хорошо подумал, ввязываться или нет в игрища под названием «зоозащита», не имея опыта, знаний и практических навыков.

Итак, Лариса.  Как я уже говорила, женщина чуть старше среднего возраста, благополучная, замужняя, взрослые дети, имеющая сносно оплачиваемую работу, питомцев в комплекте кошки и собаки. Несколько лет тусовалась на зооспасательных форумах и группах. Умеренно тусовалась — где-то кошечку подберет, приведет в порядок, пристроит. Где-то с премии денежку в какую-то тему подбросит. Нормальная плата за развлекалово в виде возможности быть участником зоозащитных мелодрам и трагедий. Разумная плата. Не слишком обременительная для семьи, да и для самой Ларисы.

Все перевернулось в один миг. Когда местные кормительницы собак, которым время от времени Лариса помогала на корм, позвонили и сказали, что в гаражах уже несколько дней лежит собака и не встает. Местные сторожа ее кормят, но собака ест плохо, да и плохо ей вообще.

Моментально на форуме возникла тема (а куда Ларисе идти с такой бедой, если не к своим единомышленникам), потом и фотографии бедного пса, который оказался не диким, но и не ручным. Да какая разница, если собаке нужна помощь.

Всю ночь на форуме и в соцсетях был кипеж. Думали, как помочь собаке. Сразу возникло много желающих своим участием или небольшой деньгой стать участников операции по спасению.

«Я рекламой помогу», «Ой, а я перевезти смогу», «С меня тысяча», «Я в попсовете на 500 руб».

Ну как всегда в зоозащитных тусовках. И главное, Ларису стали уговаривать стать кураторам пса.

«Посмотрите, машину предлагают, рекламу тоже, денег уже столько пообещали. Становитесь куратором, поможем, мы с Вами. Группу в соцсетях соберем. Спасем собаку, только будьте куратором».

Ну и согласилась Лариса. Тем более, что многое решалось без нее. Только показала место, где собака лежит, да в клинику подъехала, чтобы оформить собаку на себя. На карточке уже лежали деньги, которых хватило, чтобы и за клинику заплатить, и корм купить. Всего на пару часов на работу задержалась. Теперь оставалось ждать вердиктов врачей.

Первые вердикты появились уже к вечеру. Пес не то, чтобы старый, но и немолодой, лет 5, может больше, может меньше, у бездомышей иногда очень сложно возраст определить. Болячек, как у всякого бездомыша, много, и печенка подшаливает, и почки халтурят и еще много чего. Но, главное, собака не просто так лежала. У собаки сломан позвоночник. Поврежден спинной мозг. Собака жить будет, только вот задние лапы не будут действовать, да и восстановление функций самостоятельного мочеиспускания и калоотделения под большим вопросом.

Вечером тема Ларисы была в фаворе, наверху все время. Люди рассматривали фотографии, выражали сочувствие и предлагали помощь. Была организована группа в соцсети. Собирались деньги. И немалые. Поэтому разговора об усыплении не было, даже после того, как диагноз был подтвержден и другими специалистами.

Вылечим, поставим на коляску, еще будет жить, бегать по травке и радоваться жизни.

 Ларисе было страшновато, но помощь пока лилась если не рекой, то вполне осязаемым ручейком, даже своих средств пока не пришлось тратить. Только где-то в глубине подсознания что-то скреблось, »куда дальше». К себе категорически нет, муж не позволит, да и высокий этаж без лифта, как гулять с таким псом. О том, что пес вынужден будет жить в памперсах, а помимо обычных забот прибавятся довольно трудные процедуры по отжиманию мочи, пока думать не хотелось. »Я подумаю об этом завтра».

Первые два месяца собака находилась в клинике.  Поправляла здоровье. Денег пока хватало. Потом встал вопрос о передержке. Передержка должна быть с опытом, умением проводить непростые маницпуляции, да и по характеру пес был сложный.

Но и передержка нашлась, собаку перевезли туда. Только через две недели состояния собаки ухудшилось, снова клиника, снова передержка, снова клиники. Месяц проходил за месяцем.

И вот тут Ларисе стало по-настоящему страшно. Тема спасения пса была популярна от силы три месяца. Ну ничего нового не происходило. Клиника-лучше-передержка-хуже - клиника. Не было у Ларисы навыков постоянно поддерживать интерес к теме.

Потихоньку стал распадаться попсовет. Кто работу потерял, кто своих бездомных хвостов набрал, а кто и причины не стал объяснять — просто  перестал деньги переводить. А чего? Попсовет дело добровольное. Сначала в теме было оживленно, а сейчас скучно. Нужно что-то с собакой решать, что ж за него всю жизнь платить, что ли.

Но пристройство собаки было невозможным. И по характер пес не так, чтобы очень, куснуть мог, да и внешне обычный серый лайкоид. Но главное, здоровье. Да-три раза в день отжимания мочи, постоянные пролежни, таскать на руках нелегкое тело, памперсы, запах. Кому нужна такая собака?

Получилась так, что спасти спасли, а подумать, что дальше делать — забыли.

Осталась Лариса с больным сложным псом один на один. Помощи  удавалось собрать все меньше, а передержка требовала деньги, корм, памперсы, лекарства. Клиники оплату услуг. Все хотели денег, сейчас и немедленно. А обходился пес в месяц почти в полтора раза выше сносной зарплаты Ларисы.

Напомню, что Лариса — человек старой закалки, человек порядочный. Для нее долг — это свято, его отдавать надо. А представить, что ее имя будут трепать в соцсети как черного куратора — смерти подобно.

Сначала Лариса потратила на пса семейные денежные запасы, конечно, тайно от мужа. Потом пришлось брать кредиты. Сначала в нормальных банках, потом дошло дело до микрофинансовых организаций. Одна клиника отказалась лечить пса, обратилась в суд с требованием выплатить долг. Другая клиника пока держала собаку, т.к. забирать ее  Ларисе было некуда  передержка из-за неоплаты отказалась их принять.

Муж узнал об исчезновении денег из семейной складушки. Сказать, что он был огорчен или недоволен — это ни сказать ничего. Понятно (хоть он это и не говорил, хороший человек), что главным добытчиком в семье был он. Как муравей, все тащил в дом. На ремонт ли, на отпуск, но не псу же под хвост.

Пришли повестки в суд. Оживились коллекторы. Стали угрожать Ларисе и мужу. Мужа из-за возраста попросили с работы уйти, пришлось искать новую, не такую хорошо оплачиваемую. Из за отсутствия денег псу под хвост полетел долгожданный отдых в Болгарии, о котором Лариса с мужем так долго мечтали.

Какое-то время Лариса старалась скрыть от мужа наезды коллекторов, казалось, что все рассосется, как-нибудь, но все будет хорошо. Любой звонок, телефонный или в дверь заставлял Ларису вздрагивать, любая машина под окнами вселяла ужас- а вдруг коллекторы приехали вещи забирать, как обещали. Не мудрено, что Лариса »свалилась»,  несколько месяцев пробыла на больничном, и начальство мягко и твердо показывало на выход.

 

Вот в таком состоянии - полностью издерганную, с суицидальными мыслями, всю в долгах, находящуюся на грани разрыва с мужем, я и встретила Ларису. Чем я могла помочь? Таких денег, чтобы прикрыть все проблемы Ларисы у меня нет, да и не отдала бы, есть свои не менее важные проблемы. Собирать в сети не буду, табу для меня это. Оставалось только то, что я умею делать  убеждать и успокаивать.

Долго проговорили мы с Ларисой в тот вечер, благо ее муж в ночную смену работал.

Поговорили о псе. У него и клички то толковой не было, номинально назвали.

Привязана ли была Лариса к собаке? Да нет, конечно. Пес вырос и сформировался в условиях вольной жизни, человек для него был либо источником еды, либо источником опасности.

И вот резко вместе с болью и неподвижностью пришло вынужденное общение с человеком. Пес не понимал ласки сначала. Потом как будто начал понимать, что тактильные ощущения от поглаживания приятны. «Отогревается, умница, хвостиком виляет» — верещали форумские девицы. Да не отогревался он, т.к. он и не был заморожен. Пес вырос в тех условиях, в которых вырос. Ему была мила уличная жизнь, свобода, общение с человеком только на расстоянии. Теперь он сходил с ума от вынужденной  неподвижности, болезненных и просто неприятных процедур. Отрадой для него были прогулки, хоть ползком, хоть на коляске. И на прогулке он старался от человека уйти, уйти в ту жизнь, к которой привык. Один раз даже сбежал, когда сломался карабин, пришлось догонять. Но прогулки — это час, два, раз или два в неделю. А остальное время — это заточение в тесном закуточке или тесной клетке. Пес ошалевал от скуки, от нереализованной потребности двигаться. Появилось две страсти — есть всегда и грызть все, что попадало на зуб. Однажды наелся щепок и попал на операцию.

Возможно, если бы за псом ухаживал один человек, чуть более сердечный, пес и привязался к этому человеку, какими однолюбами бывают дички и полудички, известно. Но людей было много. Им было не до ласок. Холодные деловитые руки поднимали, переворачивали, обрабатывали, отжимали. Эти люди честно отрабатывали деньги, которые зарабатывали на псе. Чтобы не кусался и не грыз, он практически все время была в елизаветинском воротнике. Лариса могла ездить к псу только раз в неделю, в выходные, прогулки были слишком для нее тяжелы физически. В первое время иногда заезжали волонтеры, но для пса они были чужими людьми, как и Лариса, как и врачи, да и передержка. При обилии заботящихся о собаке, своим для нее стать никто не смог, да и не захотел. Людям дело делать надо, а не в собачьи глазки заглядывать. Постепенно и прогулки сошли на нет. Зачем? Памперсы есть, волохать тяжеленую тушу мало кому интересно.

Так и сидел пес в тесном закутке от процедуры до процедуры.

Все это мне рассказала сама Лариса. Вместе мы подошли к той мысле, крамольной с точки зрения зоозащитно- форумских обитателей, что жизнь не всегда в радость. Если нет желания, а, главное, возможности, посвятить всю себя уличной дворняге, которой надо намного больше, чем закуток с редкими прогулками, не надо было и браться за собаку.

Но что сделано, то сделано.  Что я могла сделать, как помочь Ларисе и собаке? Только отговорить ее искать приют. Нет таких приютов, где было бы хорошо спинальнику. Да еще не отдавать никому за разовый взнос, это мошенники. Я решила мягко подводить Ларису к мысли, что единственный выход — это усыпление собаки. Но как сделать так, чтобы доброе имя не было запятнано внесением в черный список? Как объяснить это шаг людям, которые имели право потребовать это объяснение?

К счастью для меня и Ларисы, все решилось само собой. Именно в тот момент, когда мы сидели в теплой уютной квартирке за рюмочкой  хорошего вина, собака умирала в клинике. Утром Ларисе объявили о смерти.

У меня есть твердое убеждение, что врачи клиники помогли собаке уйти в мир иной, пожалев его и Ларису. Спасибо им за это. Про людей говорят «Отмучился», «Бог прибрал». Я н буду таких слов говорить о смерти собаки, но ведь смысл остается?

Почти двухлетний марафон спасения, вранья, угрызений совести и прочих радостей окончился. В итоге долги на сумму, чтобы погасить которую Ларисе пришлось бы работать «не пивши, не евши» год и больше, отношения с мужем на грани развода, подорванное здоровье, непонятные перспективы с работой.  А мне осталось выполнить свою работу (помочь разобраться с коллекторами и банковскими кредитами), да рассказать эту историю, что  я и делаю.

Люди добрые

Прежде, чем начинать помогать кому-либо (птица, собака, человек) думайте, под силу ли Вам эта помощь. Не причините ли Вы вред, не будут ли Ваши игрища в доброту пляской слона в посудной лавке. 

Тем, кто помогает животным, участвуя в зооспасательных тусовках.

Учтите, подобрав животное, решив ему помочь, став куратором, Вы в конце концов можете остаться с животным и всеми сложностями один на один. Все попсоветы и группы поддержки — это «друзья на час». Пока интересно, пока тема живенькая. 

Не ведитесь на темы, где парализованные собаки спасаются и живут счастливо и здорово. Это единичные случаи, ну совсем единичные. А в основном громкие темы про спасение тяжелых животных созданы (нет, нет, не мошенниками, хотя иногда и открытыми мошенниками тоже) дельцами от зоозащиты, которые на таких темах делают себе неплохой капитал.  

На рынке благотворительности сейчас идет захват и передел территорий волками от милосердия. Вам через батальон умелых и зубастых акул помощи животным не пробиться. Темы ведут специалисты пиара, фандрайзинга  и маркетинга, знающие, как заставить человека, на какие струнки его тонкой души надавить, чтобы человек забрался в кошелек и выложил опеределенную сумму. И еще они знают, как от этой суммы отщипнуть кусок себе. 

У Вас есть такие знания и умения? Нет? Тогда расчитывайте только на себя.

Я понимаю, как сложно иногда пройти мимо животного, нуждающегося в помощи. Да что там «иногда». Сложно всегда. Но надо рассчитывать на свои силы, материальные возможности и свои способности.  Иногда лучше пройти мимо…  

Берегите себя и своих близких! 

С уважение, Анна Разинова

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал