.

Стрельба из оружия в населенных пунктах

отстрел собак После беспорядочной ритуальной стрельбы из кавказских свадебных кортежей в центре Москвы в начале 2013 года Госдума незамедлительно отреагировала на эти события и приняла Федеральный закон от 02.07.2013 № 177-ФЗ «О внесении изменений в статьи 3.5 и 20.13 Кодекса Российской Федерации об административных нарушениях и статью 1 Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных нарушениях»1 (далее — Закон),усилив меры административной ответственности за стрельбу из оружия в населенных пунктах.Отныне ст. 20.13 «Стрельба из оружия в отведенных для этого местах с нарушением установленных правил или в не отведенных для этого местах» КоАП РФ состоит не из одной, а из трех частей, каждая из которых образует самостоятельный состав правонарушений. Часть 1 изменена и сформулирована следующим образом: «Стрельба из оружия в отведенных для этого местах с нарушением установленных правил — влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему или без таковой». Часть 2 изложена в следующей редакции: «Стрельба из оружия в населенных пунктах или в других не отведенных для этого местах — влечет наложение административного штрафа в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия на срок от полутора до трех лет с конфискацией оружия и патронов к нему». В часть 3 законодатель ввел два квалифицирующих признака, отягчающих вину: «…совершенное группой лиц либо лицом, находящимся в состоянии опьянения — влечет наложение административного штрафа от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия на срок трех года с конфискацией оружия и патронов к нему». Напомним, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.13 КоАП РФ, подлежат рассмотрению мировыми судьями. Со дня вступления в силу рассматриваемого Закона еще не прошло и года, однако уже сейчас можно подвести некоторые итоги его применения, так как эта практика сразу обратила на себя внимание не только владельцев гражданского оружия, но и органов внутренних дел (далее — полиция). Ведь для полиции появился мощный профилактический рычаг воздействия на граждан, имеющих оружие как на законном, так и на незаконном основаниях. Следует отметить, что возросший в десять раз размер штрафа и конфискация оружия за стрельбу в населенных пунктах являются сдерживающим фактором д ля владельцев оружия, следствием чего стало снижение количества таких правонарушений. Так, по сведениям ФКУ ГИАЦ МВД России, в 2013 году было выявлено меньше случаев стрельбы в населенных пунктах по сравнению с 2012 годом (3292 против 3486)2.

Практика применения статьи 20.13 КоАП РФ

Анализ административных дел этой категории свидетельствует о том, что полиция и суды в основном правильно применяют правовые нормы рассматриваемого Закона. Особенностью таких дел является доследственная проверка, проводимая должностными лицами полиции с целью установления в действиях стрелявшего лица признаков состава преступления, предусмотренного в большинстве случаях ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» УК РФ либо ст. 213 «Хулиганство» УК РФ. При наличии состава преступления возбуждается уголовное дело. В случае его отсутствия выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду наличия в действиях стрелявшего лица признаков административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, и материал направляется в суд для привлечения стреляющего лица к административной ответственности. Вместе с тем в деятельности некоторых должностных лиц полиции по сбору материалов об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.13 КоАП РФ, составлению административного протокола и квалификации правонарушения, а также сбору доказательств по делу имеются недостатки в плане правильности и полноты, занесенных в протокол сведений. Имеются недоработки и в деятельности некоторых мировых судей. В статье будут рассмотрены те погрешности в работе должностных лиц подразделений полиции и судей, которые лежат на поверхности и бросаются в глаза при чтении постановлений, определений и решений по делам об административных правонарушениях, рассмотренных судами в различных регионах России. Ошибки и недоработки, допускаемые сотрудниками полиции и судами при производстве по делам об административных правонарушениях по ст. 20.13 КоАП РФ, как можно догадаться, легко разделить на процессуальные и неверные по квалификации. Процессуальные недоработки. Процессуальные ошибки могут заключаться, например, в неуказании части ст. 20.13 КоАП РФ при составлении административного протокола о совершенном правонарушении, что является поводом для возвращения мировым судьей материала в полицию на доработку.

Из практики. Гражданин М. стрелял из ружья в населенном пункте. Должностное лицо полиции составило на него протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.13 КоАП РФ, не указав ее часть. Судья вернул в подразделение полиции административный протокол и другие материалы в отношении М., указав на ошибки, и предложил устранить их, указать часть ст. 20.13 КоАП РФ, то есть квалифицировать действия М. Должностные лица полиции, не устранив недостатки, вторично направили материал в суд в том же виде. Судья, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, вторично возвратил его в подразделение полиции, указав: «…в протоколе не указана часть ст. 20.13 КоАП РФ, по которой М. предъявляется обвинение. Кроме того, срок давности привлечения М. к административной ответственности истек. Совокупность вышеуказанных обстоятельств делает невозможным рассмотрение дела» (судебный участок № 219 Реутовского судебного района Московской области, административное дело от 10.01.2014 № 5-15/2014)3.

Таким образом, можно сделать вывод о недобросовестном отношении должностных лиц полиции к своим служебным обязанностям, вследствие чего нарушитель не понес заслуженного наказания.

Из практики. В деле от 19.11.2013 № 5-406-2013, поступившем в судебный участок № 28 Сунтарского района Республики Саха (Якутия), содержится аналогичная ошибка сотрудников полиции: они также не указали часть ст. 20.13 КоАП РФ. Возвращая материал в полицию, мировой судья вынес определение, в котором указал: «…должностным лицом полиции не указано, по какой части квалифицирует действие П., а так как суд не является обвинительным органом, а также не переквалифицирует действие нарушителей в сторону отягчения, то, руководствуясь ст. 29.4 КоАП РФ, определил: административный материал в отношении П. о совершении правонарушения, предусмотренного ст. 20.13 КоАП РФ, возвратить в ОМВД России по Сунтарскому району для доработки».

В практике также нередки случаи допущения существенных недостатков, которые встречаются в материалах, направляемых в суд. Например, когда такие материалы представляются в копиях, не заверенных надлежащим образом, а также в них отсутствуют документы и сведения об изъятии либо невозможности изъятия оружия, в связи с чем протокол об административном правонарушении не может быть рассмотрен в суде, поэтому возвращается в органы полиции для устранения недостатков.

Из практики. К мировому судье судебного участка № 29 в Камчатском крае поступил материал в отношении Б. о совершенном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ. Ознакомившись с материалами дела, судья установил, что они представлены в копиях, которые не заверены надлежащим образом, не читаемы, в объяснениях не указана дата составления документа, отсутствуют сведения о месте хранения изъятого у Б. оружия. Далее мировой судья в своем определении отметил: «В связи с тем, что в материалах данного дела недостаточно сведений для рассмотрения его по существу, неполнота представленных материалов не может быть восполнена при рассмотрении дела, дело подлежит возвращению в орган, составивший протокол об административном правонарушении… На основании изложенного определил: возвратить протокол об административном правонарушении и другие материалы по факту совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, в отношении Б. в ОМВД… для устранения указанных в определении недостатков» (дело от 26.12.2013 № 5-481/13).

Ошибки квалификации. Неправильная квалификация действий правонарушителя может заключаться, например, в том, что действия нарушителя подпадают под признаки ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, а должностные лица полиции в административном протоколе указывают ч. 1 либо вместо ч. 3 указывают ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ. Судья, доверяя сотрудникам полиции, машинально повторяет их ошибку, не обращая на нее внимания, и выносит постановление, ошибаясь в квалификации правонарушения.

Из практики.Мировому судье судебного участка № 106 Луховицкого судебного района Московской области поступил административный протокол и материалы с квалификацией административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, в отношении гр. К., который в состоянии опьянения стрелял из пневматического оружия в не отведенном для этого месте (дело от 10.12.2013 № 5-805/2013). Здесь сразу надо отметить, что должностное лицо полиции неправильно квалифицировало действия К., так как состояние опьянения является квалифицирующим признаком ч. 3 данной статьи и относится к признаку, отягчающему вину. В судебном заседании К. пояснил, что ночью он, «выпив бутылку пива и взяв из шкафа пневматическую винтовку, которая принадлежит брату, вышел на улицу, где произвел стрельбу по фонарю. При стрельбе разбил в фонаре лампочку». Несмотря на то, что правонарушение было совершено в состоянии опьянения, судья, изучив материалы дела, в том числе и заключение медицинского освидетельствования, которым у К. выявлено состояние опьянения, и признавая это «обстоятельством, отягчающим административную ответственность», приходит к выводу, что здесь имело место административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ. В результате заблуждения судья постановил: «признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, и назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере 40 000 (сорок тысяч) рублей с конфискацией оружия и патронов к нему». Тогда как это правонарушение подлежало квалификации по ч. 3 ст. 20.13 КоАП РФ, санкция которой предусматривает размер штрафа в два раза больше — от 50 тыс. до 100 тыс. руб.

Вместе с тем содержание вынесенного мировым судьей постановления вызывает одобрение. Он — один из немногих судей — указывает в нем на дальнейшую судьбу изъятого оружия, а также письменно разъясняет правонарушителю ответственность за несвоевременную уплату штрафа. Выглядит это следующим образом: «Копию постановления для исполнения о конфискации оружия и патронов к нему направить в ОМВД России по Луховицкому району. Постановление может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления через мирового судью в Луховицкий районный суд. Административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее 60 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных ст. 31.5 КоАП РФ. Квитанция об оплате административного штрафа должна быть предоставлена в судебный участок № 106 Луховицкого судебного района Московской области. При отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, судья направляет в течение 10 суток постановление о наложении административного штрафа с отметкой о его неуплате судебному приставу-исполнителю для исполнения. Кроме того, в отношении лица, не уплатившего административный штраф по делу, судебный пристав-исполнитель составляет протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, которое влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного штрафа либо административный арест на срок до 15 суток». По нашему мнению, такое письменное разъяснение судьи служит для правонарушителя правовым ликбезом и должно иметь место во всех постановлениях о признании виновным в совершении административного правонарушения и назначении ему наказания.

Из практики.Разберем еще один пример неправильной квалификации, содержащийся в деле от 26.11.2013 № 5-4755/13, рассмотренном Адлерским районным судом г. Сочи. В этом деле гражданин «… находясь вне населенного пункта, произвел выстрел из двуствольного охотничьего ружья, а именно совершил выстрел с нарушением установленных правил». По данному факту должностным лицом полиции был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.13 КоАП РФ. Судья, так же как и должностное лицо полиции, квалифицировал действия правонарушителя по ч. 1 ст. 20.13 КоАП РФ, но с иной, чем в административном протоколе, формулировкой: «стрельба из оружия в отведенных для этого местах с нарушением установленных правил». Формулируя правонарушение именно так, судья и должностное лицо полиции обязаны были указать, что это за место, отведенное для стрельбы, его точный адрес, какие конкретные правила были нарушены и кем они установлены, однако они в своих документах это не отразили. Таким образом, судья неправильно определил место стрельбы, в связи с чем дал неправильную квалификацию действиям правонарушителя.

Анализируя вышеприведенное решение, отметим, что отведенным для стрельбы местом является тир, полигон, охотничье угодье либо другая ограниченная территория, специально выделенная для учебной, экспериментальной и иной разрешенной стрельбы и зарегистрированная как таковая в полиции. Это место должно иметь точный адрес. В таких местах устанавливаются правила, которые имеют различия в зависимости от наименования и принадлежности. Например, если стрельба производится в учебном тире, то все делается по команде руководителя стрельб: стреляют только с огневого рубежа, только в направлении мишени. Если кто-то выстрелит без команды либо в другую сторону от мишени, то это является нарушением установленных правил. Если стрельба ведется в охотничьем угодье, например в лесу либо на озере, то охота ведется организованно под руководством егеря в соответствии с установленными правилами охоты, стреляют, только находясь, например, на определенном «номере». Не доходя до этого «номера» или отойдя от него после охоты, нельзя стрелять, также нельзя досылать патрон в патронник. Следует подчеркнуть, что лес, поля, луга, овраги, свалки и тому подобные места, в том числе и территория вне населенного пункта, не являются отведенным для стрельбы местом, и там стрелять категорически запрещено. Иные правила при стрельбе из спортивного пневматического оружия с дульной энергией не более 7,5 Дж. Владелец такого оружия, которое не подлежит регистрации в органах внутренних дел, может стрелять не только в тире, где ему необходимо платить за это, но и во дворе собственного дома, дачи, коттеджа. Для этого необходимо оборудовать собственный тир, приняв меры предосторожности, и производить тренировочную стрельбу по мишеням. Этот домашний тир и будет являться «другим отведенным для стрельбы местом». Но так как эти правила нигде не прописаны (авторы не нашли правовых норм, устанавливающих правила для стрельбы из пневматического оружия с дульной энергией не более 7,5 Дж), авторы предлагают оформить эти правила соответствующим образом, взяв за основу предложенный текст. Возвращаясь к нашему примеру, отметим, что правонарушитель стрелял вне населенного пункта, то есть в не отведенном для стрельбы месте, поэтому его действия необходимо квалифицировать не по ч. 1, а по ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, которая устанавливает, что стрельба из оружия в населенных пунктах или в других не отведенных для этого местах влечет наложение административного штрафа в размере от 40 тыс. до 50 тыс. руб. с конфискацией оружия. Однако этих обстоятельств судья не учел и постановил: «Признать <ФИО> виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.13 КоАП РФ, и назначить ему административное наказание в виде административного штрафа в размере 3000 (три тысячи) рублей без конфискации оружия».

Из практики. Третий пример неправильной квалификации правонарушения должностным лицом полиции основан на том, что он бездоказательно квалифицировал действия правонарушителя по ч. 3, а не по ч. 2 ст. 20.13. КоАП РФ (дело от 04.02.2014 № 5-15/2014, рассмотрено мировым судьей судебного участка № 1 Аромашевского района Тюменской области). К мировому судье из подразделения полиции поступил материал и протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 20.13 КоАП РФ. В судебном заседании К. вину свою признал и пояснил, что «он из охотничьего ружья, оставшегося у него после смерти его деда, ночью на улице произвел выстрел в воздух. Перед тем как произвести выстрел, он употреблял со своим знакомым пиво». Заслушав К. и исследовав представленные доказательства, мировой судья посчитал, что «действия К. ошибочно квалифицированы сотрудниками полиции по ч. 3 ст. 20.13 КоАП РФ, его действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 20. 13 КоАП РФ, так как слова К. о том, что он употребил пиво перед производством выстрела из охотничьего ружья не свидетельствует о том, что в момент выстрела он находился в состоянии алкогольного опьянения. Каких-либо иных доказательств в подтверждение того, что К. в момент производства выстрела из охотничьего ружья находился в состоянии алкогольного опьянения, мировому судье не представлено». Проанализировав представленные доказательства, мировой судья решил «переквалифицировать действия К. с ч. 3 ст. 20.13 КоАП РФ на ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, так как при этом не ухудшается положение лица, совершившего административное правонарушение». Далее мировой судья постановил: «К. признать виновным по ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 40 000 (сорок тысяч) рублей с конфискацией охотничьего ружья ИЖ-18Е 12 калибра».

Ситуация крайней необходимости

В отдельную группу недостатков в работе должностных лиц полиции можно отнести материалы, направляемые в суд, в которых правовая оценка действий правонарушителей дается без учета крайней необходимости, в состоянии которой граждане были вынуждены стрелять. Федеральным законом от 13.12.1996 № 150 -ФЗ «Об оружии»4 (далее — Закон об оружии) установлено, что «граждане Российской Федерации могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости» (ст. 24). Стреляя (применяя оружие) в состоянии крайней необходимости, гражданин в соответствии со ст. 39 «Крайняя необходимость» УК РФ освобождается от уголовной ответственности. Если речь идет об административном правонарушении, то следует руководствоваться ст. 2.7 «Крайняя необходимость» КоАП РФ, которая освобождает от административной ответственности, но, так же как и при уголовной ответственности, при условии, если опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред в результате произведенных выстрелов является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Из практики. Мировому судье из подразделения полиции поступил материал в отношении С. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ. В судебном заседании С. пояснил, что «он, управляя автомобилем, остановился на красный сигнал светофора и в это время почувствовал удар в заднюю часть своего автомобиля. Выйдя из автомобиля и обойдя его сзади, увидел, что автомобиль «Газель» совершил столкновение с его автомобилем. Между ним и водителем «Газели» произошел скандал, во время которого водитель «Газели» взял в руки молоток и нанес удар им по его голове. Он увернулся от удара, но молоток задел его лицо в области лба. Второй раз водитель «Газели» нанес удар молотком по ребрам. Испугавшись за свою жизнь, он достал пистолет и произвел выстрел в воздух. Водитель «Газели» бросил молоток и убежал за машину». Свои слова С. подтвердил справкой, выданной медицинским учреждением, в которой указан диагноз: «закрытый перелом хрящевой части 6 ребра справа, ушиб мягких тканей лица». Судья, изучив материалы, пришел к выводу, что «применение травматического оружия С. было произведено в состоянии крайней необходимости, для устранения насильственных действий со стороны водителя «Газели» с применением молотка, так как последний уже нанес два удара. Причиненный вред в виде выстрела в воздух является менее значительным, чем причиненный вред здоровью С., то есть в действиях С. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ». В подтверждение своего вывода судья привел содержание ст. 2.7 КоАП РФ. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 29.9–29.11 КоАП РФ, судья постановил: «прекратить производство по административному делу в отношении С. за отсутствием состава административного правонарушения. Вещественное доказательство пистолет — вернуть С.» (дело от 06.12.2013 рассмотрено мировым судьей судебного участка № 19 Красноглинского судебного района г. Самары.). Аналогичный пример — дело от 20.12.2013 № 12/1/-43/2013, рассмотренное Абдулинским районным судом Оренбургской области. Т. был осужден мировым судьей за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ, к штрафу с конфискацией охотничьего ружья. Т. не согласился с постановлением мирового судьи, так как считал, что стрелял на улице в состоянии крайней необходимости, поэтому обжаловал его в районном суде. В судебном заседании Т. пояснил, что «стрелял в собак в целях защиты своего имущества — овец, которых в тот момент гоняли и кусали собаки. Собаки вели себя агрессивно, на его попытки отогнать их вилами они не реагировали, поэтому ему не оставалось ничего другого, как стрелять в собак, иначе собаки могли причинить вред его овцам». По мнению суда, «в сложившейся ситуации Т. действовал в состоянии крайней необходимости». Судья привел содержание ст. 2.7. КоАП РФ и сделал вывод, что «вред, причиненный Т. в результате стрельбы в населенном пункте по собакам, менее значительный, чем предотвращенный». Далее он отметил, что «в силу п. 3 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, в том числе в случае действия лица в состоянии крайней необходимости». В итоге районный суд, руководствуясь ст.ст. 30.7, 30.8 КоАП РФ, отменил постановление мирового судьи о привлечении Т. к административной ответственности по ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т. Изъятое огнестрельное оружие возврщено владельцу. Таким образом, ошибки должностных лиц полиции и мирового судьи были обнаружены и устранены в районном суде, что позволило реабилитировать невиновное лицо и вернуть ему его имущество.

Выводы

Подводя итог, можно отметить, что в настоящее время практика применения должностными лицами полиции и суда правовых норм, предусмотренных ст. 20.13 КоАП РФ, в том числе и с применением ст. 2.7 КоАП РФ, только формируется и поэтому неизбежно совершение отдельных ошибок. Для их устранения необходимо своевременно дать правильный комментарий указанным статьям КоАП РФ. Можно также сделать вывод, что значительное число граждан, имеющих гражданское оружие, не знают правил его применения и, более того, у них отсутствует культура обращения с оружием. А если человек находится в стрессовой ситуации, то его действия с оружием в руках вообще непредсказуемы. Например, мы часто можем наблюдать картину, когда два автомобилиста, совершив ДТП, выходя из машин, сразу беспричинно и без оснований извлекают свои пистолеты и готовы стрелять куда угодно и в кого угодно, даже на поражение человека, лишь бы снять свой стресс, испуг и одновременно напугать предполагаемого виновника происшествия. В такой ситуации все может закончиться не оформлением ДТП, а убийством либо причинением телесных повреждений друг другу. Чтобы избежать подобных ситуаций, необходимо сделать самое малое — не брать в руки оружие без крайней необходимости. Авторы надеются, что данная статья послужит повышению эффективности практики применения ст.ст. 20.13 и 2.7 КоАП РФ, а также будет способствовать повышению культуры обращения граждан с оружием.

Нерешенная проблема

Говоря о проблематике административной ответственности по ст. 20.13 КоАП РФ, нельзя обойти вниманием нерешенный вопрос. На сегодня не только в специализированных магазинах по продаже оружия, но и в сувенирных магазинах продаются пневматические пистолеты и винтовки, в руководстве по эксплуатации (паспортах) которых написано, что «изделие относится к конструктивно сходным с пневматическим оружием изделиям и не является оружием». При этом на упаковках, например на отечественной модели МР-654К, имеется надпись: «пистолет пневматический газобаллонный, калибр 4,5 мм, дульная энергия не более 3,0 Дж». Указанная информация основана на Законе об оружии и определена в ГОСТ Р 51612-2000 «Оружие пневматическое. Общие технические требования и методы испытаний». Граждане, покупая такие изделия, уверены, что приобретают не оружие, так как оно, как и пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж, не подлежит регистрации в органах внутренних дел. Поэтому с полной уверенностью в своей правоте, не таясь, стреляют из него у себя во дворе по мишеням, то есть, используют по назначению — «для тренировочной и любительской стрельбы», как это написано в прилагаемом к пистолету руководстве по эксплуатации. Однако сотрудники полиции квалифицируют эти действия, как стрельбу из оружия в населенном пункте или в другом не отведенном для этого месте, не считаясь и не обращая внимания на то, что написано в документе (паспорте). Возникает вопрос — почему оружие, ведь покупалось изделие, не являющееся оружием? Это выясняется достаточно просто: сотрудники полиции назначают баллистическое исследование, и эксперт дает заключение — исследуемое изделие является спортивным пневматическим оружием. В связи с этим нарушитель привлекается к административной ответственности по ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ.

Из практики. Постановлением мирового судьи Чебаркульского городского суда Челябинской области от 13.12.2013 по делу № 12-58/2013 за стрельбу из пневматического газобаллонного пистолета во дворе своего дома Т. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.13 КоАП РФ и подвергнут административному штрафу в размере 40 тыс. руб. с конфискацией оружия. Т. не согласился с постановлением мирового судьи и обратился с жалобой в районный суд. В своей жалобе он просил отменить это постановление и производство по делу прекратить, указав, что решение мирового судьи является незаконным и необоснованным, поскольку этот пистолет оружием не является, так как на основании Закона об оружии относится к изделиям, конструктивно сходным с оружием, обладает дульной энергией менее 3 Дж и не может относиться к категории пневматического оружия, с заключением экспертизы он не согласен. Однако суд отказал Т. в удовлетворении жалобы по следующим основаниям. Суд решил, что виновность Т. в совершении вышеописанного правонарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, заключением эксперта, согласно которому пистолет, изъятый у Т., является многозарядным газобаллонным пневматическим пистолетом и относится к пневматическому спортивному оружию, предназначенному для тренировочной и любительской стрельбы 4,5 мм сферическими пулями.

Таким образом, законопослушный гражданин, не имевший умысла на совершение правонарушения, становится правонарушителем. Вместе с тем вызывает недоумение следующее. Если это конструктивно сходное с пневматическим оружием изделие, купленное гражданином, является оружием, то почему оно не признается таковым там, где его продают — в сувенирных магазинах, где оружие не должно продаваться, так как эти юридические лица не имеют соответствующей лицензии, а некоторые владельцы таких магазинов являются физическими лицами. При этом условия хранения оружия в таких магазинах не соответствуют требованиям Закона об оружии и приказу МВД России от 12.04.1999 № 2885, которым утверждена Инструкция по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации. Представляется, что обозначенная практика нарушает права граждан и требует скорейшего разрешения со стороны должностных лиц соответствующих органов.

1Российская газета. 2013. 05 июля. 2Данные ФКУ ГИАЦ МВД России. Форма 1-АП (январь–декабрь 2013 года). 3Здесь и далее информация с сайта РосПравосудие. URL: https://rospravosudie.com. 4Российская газета. 1996. 18 дек. 5Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. № 32.

 

Владимир Тимофеевич Мазеин, 
к. ю. н., преподаватель Негосударственного образовательного учреждения «Стража-А»
Юрий Николаевич Минаев, 
руководитель направления Негосударственного образовательного учреждения «Стража-А»

Уголовный процесс №5 2014 года

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал