.

Суд взыскал материальный и моральный ущерб, причиненный собаками гражданину, который проник на территории ГСК

Решение

Дело: 33-1729/2015

Верховный Суд Удмуртской Республики

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Лицо3 и потребительского гаражно-строительного кооператива «<данные изъяты>» на решение Индустриального районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ, которым постановлено:

«Исковые требования Лицо3 к ПГСК «<данные изъяты>» о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ПГСК «<данные изъяты>» в пользу Лицо3 компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей и судебные расходы в размере 1 715 рублей 86 копеек».

Заслушав доклад судьи Дубовцева Д.Н., объяснения истца Лицо3, поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы и возражавшего против удовлетворения жалобы ответчика; объяснения представителя ответчика ПГСК «<данные изъяты>» Лицо1 ( доверенность от ДД.ММ.ГГГГ), поддержавшей доводы жалобы ответчика и полагавшей несостоятельными доводы жалобы истца, Судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Лицо3 (далее по тексту — истец) обратился в суд с иском к потребительскому гаражно-строительному кооперативу «<данные изъяты>» ( далее –ответчик, кооператив, ПГСК «<данные изъяты>») о взыскании компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> рублей.

Свои требования мотивировал тем, что ДД.ММ.ГГГГ его покусали две собаки на территории ПГСК «<данные изъяты>. Пришедшие на шум сторожа Лицо2. и Лицо4 пояснили, что указанные собаки живут на территории кооператива, при этом днем находятся в клетках, а ночью их выпускают.

От укусов он испытал сильную физическую боль, на левой и правой голени имелись телесные повреждения, в связи с чем длительное время вынужден был проходить лечение. После случившегося остались рубцы на теле, на фоне приема лекарственных препаратов понизился иммунитет, появилась боязнь животных.

В судебном заседании истец Лицо3 исковые требования поддержал, дополнительно пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ около 2 часов ночи возвращался домой, его путь проходил через территорию ПГСК «<данные изъяты>». Гаража в указанном кооперативе у него не имеется, но доступ на его территорию был свободным, информация об охране территории кооператива собаками отсутствовала. Укусы ему нанесли собаки, изображенные на фотографиях в вольере, представленные свидетелем Лицо5

Представители ответчика Лицо1 и Лицо6 исковые требования не признали, мотивируя это отсутствием доказательств вины ответчика, в частности не представлены доказательства, что вред здоровью истца причинен в результате укусов собаками, принадлежащими кооперативу. Территория кооператива имеет ограждения, которые закрываются в вечернее время, в 24 часов сторожа выпускают из вольера двух сторожевых собак. О том, что территория кооператива охраняется собаками известно всем владельцам гаражей, информация об этом размещена на табличках на воротах кооператива. Истец гаража в ПГСК «<данные изъяты>» не имеет, поэтому мог попасть на его территорию в ночное время только незаконным путем, перелезая через гаражи, выходящие в овраг.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда изменить в части определенной судом к взысканию суммы компенсации морального вреда, удовлетворив заявленные им требования в этой части в полном объеме, а именно в размере <данные изъяты> рублей. По мнению автора жалобы выводы суда о его незаконном нахождении на территории гаражного кооператива с ночное время в состоянии алкогольного опьянения не соответствуют представленным по делу доказательствам.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ПГСК «<данные изъяты>» просит судебный акт отменить по причине необоснованности выводов суда о том, что вред здоровью истца причинен принадлежащими гаражному кооперативу собаками. Ответчиком не допущены какие либо нарушения содержания и выгула собак, которые бы находились в причинно-следственной связи с причинением вреда здоровью истца.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, представленных на жалобу ответчика возражений истца, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобах по правилам части 1 статьи 327.1 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не усматривает.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, в ночное время ДД.ММ.ГГГГ на территории ПГСК «<данные изъяты>», расположенного по адресу: <адрес>, истцу Лицо3 нанесли укусы две собаки рыже и рыже-черного окраса, принадлежащие гаражному кооперативу. От укусов истец испытал физическую боль, в месте укусов образовались повреждения характера поверхностных ушиблено-рванных ран, ссадин и кровоподтеков на голенях, которые причинили легкий вред здоровью. По указанной причине Лицо3 был временно нетрудоспособен в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ему были поставлены прививки от столбняка и уколы от бешенства.

Статья 45 Конституции Российской Федерации закрепляет государственные гарантии защиты прав и свобод (часть 1) и право каждого защищать свои права всеми, не запрещенными законом способами (часть 2).

К таким способам защиты гражданских прав статья 12 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту — ГК РФ) относит компенсацию морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно применил к спорным правоотношениям положения гражданского законодательства об ответственности за причинение вреда и компенсации морального вреда (ст.ст. 151, 152, 1064, 1099, 1101, 1083 ГК РФ).

В соответствии с положениями вышеприведенных норм истец должен был представить суду в том числе доказательства того, что именно ответчик является собственником покусавших его собак.

Ответчик, в свою очередь, должен был представить доказательства отсутствия вины в причинении морального вреда истцу.

Согласно ст.ст. 209 и 210 ГК РФ собственник имущества обязан содержать его таким образом, чтобы имущество не причиняло вред иным лицам, в противном случае, на собственника может быть возложена обязанность возместить вред, причиненный в результате осуществления права владения и пользования таким имуществом.

В соответствии со ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.Таким образом, животное является объектом гражданских правоотношений; владелец животного несет ответственность за своего питомца. К животному применяются общие правила об имуществе, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Соответственно, животное является собственностью владельца либо принадлежит ему на ином вещном праве.

Из разъяснений, данных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (далее по тексту — постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 года N 1), следует, что при определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Частично удовлетворяя требования истца о компенсации морального вреда, суд пришел к выводу, что в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела доказан факт причинения вреда здоровью истца в результате нападения на него собак, принадлежащих ответчику.

Ссылка ответчика в апелляционной жалобе на отсутствие доказательств того, что покусавшие истца собаки принадлежат ПГСК «<данные изъяты>», отклоняются как несостоятельные.

Проанализировав представленные по делу доказательства с учетом их относимости, допустимости, достоверности, суд пришел к обоснованному выводу, что истец доказал факт причинения ему вреда, что именно ПГСК «<данные изъяты>» является собственником покусавших его собак.

Из исследованных материалов дела следует, что на территории ПГСК «<данные изъяты>» содержится четыре собаки с кличками «Муха», «Стрелка», «Рекс» и «Белка», имеющие соответствующие паспорта. Днем собаки находятся в вольере, с 24 часов до 06 часов 00 минут их выпускают для охраны территории путем свободного выгула. При этом из содержания докладной сторожей Лицо2 и Лицо4 следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 00 часов 20 минут на территории кооператива на находившегося в состоянии алкогольного опьянения гражданина набросились собаки, после чего животных пришлось закрыть в вольер.

При этом из исследованных в суде первой инстанции доказательств, в том числе акта Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Кировской области и Удмуртской Республике от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в ночное время с 24 часов до 06 часов территория кооператива недоступна для посетителей, при этом собаки кооператива при свободном выгуле не могут покинуть его территорию, так как ворота в ночное время запираются. На указанные обстоятельства охраны территории кооператива, в том числе ночью ДД.ММ.ГГГГ ссылалась и сторона ответчика.

Указанные обстоятельства исключают вероятность как нахождения принадлежащих ответчику собак за территорией гаражного кооператива в период времени с 24 часов до 06 часов, так и нахождения на территории кооператива в указанное время других собак, не принадлежащих ответчику.

Правильно установив фактические обстоятельства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о том, что ПГСК «<данные изъяты>» как владелец собак, несет ответственность за вред, причиненный истцу Лицо3, поскольку в результате укусов собак последнему причинены телесные повреждения, он нуждался в длительном лечении, перенес физические и нравственные страдания.

Всем доводам сторон в решении суда в этой части дана верная оценка, с которой Судебная коллегия соглашается.

Из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 следует, что поскольку потерпевший во всех случаях причинения вреда его здоровью испытывает физические и нравственные страдания, то факт причинения ему морального вреда предполагается априори. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При обсуждении вопроса о размере компенсации морального вреда, суд учел принцип разумности и справедливости, в том числе учел, что возникновению вреда содействовали непосредственно сами действия потерпевшего Лицо3, который проник в ночное время на охраняемую собаками территорию кооператива, при отсутствии для этого в ночное время свободного доступа.

При этом, Судебная коллегия полагает, что признаки алкогольного опьянения истца при указанных обстоятельствах для определения компенсации морального вреда значения не имеют и исходя из содержания оспариваемого решения это обстоятельство на определенный судом к взысканию размер компенсации морального вреда не повлияло. Суд лишь констатировал факт проникновения истца с признаками указанного состояния на охраняемую территорию гаражного кооператива в ночное время.

Таким образом, размер компенсации морального вреда определен судом в строгом соответствии с нормами материального права, в разумных пределах и с учетом фактических обстоятельств дела, связанных с нападением собак.

Судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда, определенный судом первой инстанции, согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности (ст.ст. 21, 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости, учитывая характер нравственных страданий и обстоятельства дела.

Оснований для увеличения установленного судом размера компенсации морального вреда по доводам жалобы истца, Судебная коллегия не усматривает.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Ссылаясь на незаконность решения суда по приведенным в жалобах основаниям, по существу стороны настаивают на переоценке доказательств, представленных в материалы дела. Доводы жалоб не содержат обстоятельств, которые могли бы повлиять на выводы суда, все они приводились в суде первой инстанции и были судом обоснованно отклонены. Оснований для переоценки выводов суда по доводам жалоб Судебная коллегия не усматривает.

Суд постановил законное и обоснованное решение, не допустив нарушений норм материального и процессуального права. Доказательства, представленные по делу, оценены судом в соответствии с правилами ст.ст. 56, 67 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах, оснований, предусмотренных статьей 330 ГПК Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьей 328 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Индустриального районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционные жалобы истца Лицо3 и ответчика ПГСК «<данные изъяты>» – без удовлетворения.

Перейти на Главную

 

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал