gtag('config', 'UA-105996004-1'); .
Судебное решение о взыскании ущерба за покусы бездомными собаками в Ухте * Правовая зоозащита

Судебное решение о взыскании ущерба за покусы бездомными собаками в Ухте

Дело № 2-2818/2020

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ (выдержка)

 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КОМИ

рассмотрела в судебном заседании 19.11.20 ноября 2020 года дело по апелляционной жалобе администрации МО ГО «Ухта» на решение Ухтинского городского суда Республики Коми от 14.09.20, по которому:

взыскана с администрации МОГО «Ухта» за счет казны муниципального образования городского округа «Ухта» в пользу Яранова компенсация морального вреда в размере 35 000 рублей.

Судебная коллегия установила:

Прокурор города Ухты в порядке статьи 45 Гражданского процессуального кодекса РФ в интересах  Яранова обратился в суд с иском к администрации МОГО «Ухта» о взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей, причиненного Яранову В.В. множественными укусами безнадзорных (бродячих) собак, указав в обоснование требования на ненадлежащее исполнение ответчиком обязанности по отлову безнадзорных животных.

К участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено МУ «Управление жилищно-коммунального хозяйства» администрации МОГО «Ухта».

В судебном заседании помощник прокурора города Ухты и Яранов исковые требования поддержали.

Представитель ответчика исковые требования не признала, указывая на отсутствие вины администрации МОГО «Ухта» и наличие заключенного между МУ «УЖКХ» и Благотворительным фондом помощи животным «Добрый город» муниципального контракта на оказание услуг по отлову, передержке, клиническому осмотру от 17.06.20.

Суд принял приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе администрация МОГО «Ухта» не согласна с решением суда и просит его отменить как незаконное и необоснованное.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора города Ухты просит решение суда оставить без изменения, отклонив доводы жалобы.

Дело в суде апелляционной инстанции рассматривается в соответствии со статьями 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса РФ в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства и не сообщивших об уважительных причинах неявки.

Проверив законность и обоснованность решения суда в порядке частей 1 и 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ в пределах доводов апелляционной жалобы и в обжалуемой части, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не усматривает.

По общему правилу, установленному статьей 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред; лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению; вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Из указанных норм следует, что ответственность за причинение вреда наступает при наличии совокупности следующих условий: наличие вреда, противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, причинно-следственная связь между противоправными действиями (бездействием) и наступившими неблагоприятными последствиями. Отсутствие одного из перечисленных условий является основанием для отказа в удовлетворении требования о возмещении вреда.

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия вины должен представить ответчик, а потерпевший в свою очередь представляет доказательства, подтверждающие факт причинения вреда, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда; при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства; суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Согласно пункту 2 статьи 1101 Гражданского кодекса РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, обязательным условием для удовлетворения требования о компенсации морального вреда является факт причинения потерпевшему физических и нравственных страданий.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 22 июня 2020 года в районе между домом №  по улице  Яранов  подвергся нападению стаи безнадзорных собак, которые, покусав потерпевшего, причинили телесные повреждения и разорвали одежду. В результате укусов собак Яранов В.В. получил , испытал страх и физическую боль.

В период с 22 июня 2020 года по 06 июля 2020 года Яранов В.В. проходил лечение в ГБУЗ РК «» с диагнозом «».

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Яранов В.В. в результате нападения стаи безнадзорных собак перенес физические и нравственные страдания и имеет право на компенсацию морального вреда за счет администрации МОГО «Ухта», как лица, наделенного государственными полномочиями принимать меры по отлову безнадзорных животных и не исполнившего эту обязанность; принятые меры по отлову собак со стороны администрации МОГО «Ухта» недостаточны и неэффективны, а поэтому наличие заключенного муниципального контракта от 17 июня 2020 года не свидетельствует о выполнении органом местного самоуправления возложенной на него законом обязанности по обеспечению безопасности населения города от нападения бездомных собак.

Данный вывод суда соответствует установленным обстоятельствам, приведенным положениям закона и является верным.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд, основываясь на положениях статей 151 и 1101 Гражданского кодекса РФ, принял во внимание характер и объем причиненных Яранову В.В. физических и нравственных страданий в результате множественных укусов собак, его индивидуальные особенности (), период прохождения амбулаторного лечения, необходимость последующего неоднократного введения препарата  вакцины и фактические обстоятельства, при которых ему причинен моральный вред.

Взысканная судом сумма компенсации морального вреда определена с учетом всех существенных обстоятельств дела и соответствует требованиям разумности и справедливости.

Доводы апелляционной жалобы администрации МОГО «Ухта» о том, что истцом не доказана совокупность условий, необходимая для возложения на муниципальный орган гражданско-правовой ответственности за причинение Яранову В.В. морального вреда, подлежат отклонению как несостоятельные.

Из статьи 137 Гражданского кодекса РФ следует, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Согласно статье 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Пунктом 9.5 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей», утвержденных постановлением главного государственного санитарного врача Российской Федерации» от 6 мая 2010 года № 54, установлено, что регулирование численности безнадзорных животных проводится путем их отлова и содержания в специальных питомниках. Все животные должны быть привиты против бешенства. При реализации региональных программ санитарно-эпидемиологического благополучия населения организация и проведение указанных мероприятий относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 15 части 1 статьи 16.1 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления муниципального округа, городского округа, городского округа с внутригородским делением имеют право на осуществление деятельности по обращению с животными без владельцев, обитающими на территории поселения.

Деятельность по обращению с животными без владельцев осуществляется в целях предупреждения возникновения эпидемий, эпизоотий и (или) иных чрезвычайных ситуаций, связанных с распространением заразных болезней, общих для человека и животных, носителями возбудителей которых могут быть животные без владельцев; предотвращения причинения вреда здоровью и (или) имуществу граждан, имуществу юридических лиц (ст. 17 Федерального закона от 27 декабря 2018 года № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Подпунктом 3 статьи 1 Закона Республики Коми от 1 декабря 2015 года № 115-РЗ «О наделении органов местного самоуправления в Республике Коми отдельными государственными полномочиями Республики Коми» органы местного самоуправления муниципальных образований муниципальных районов и городских округов в Республике Коми наделены государственными полномочиями Республики Коми по организации на территории соответствующего муниципального образования мероприятий при осуществлении деятельности по обращению с животными без владельцев.

Таким образом, администрация МО ГО «Ухта» должна надлежащим образом осуществлять на территории муниципального образования в рамках полномочий, предоставленных законодательством Российской Федерации и Республики Коми, отдельные государственные полномочия по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных.

Постановлением администрации МОГО «Ухта» от 29 июня 2015 года № 1437 утвержден Порядок отлова и содержания безнадзорных животных на территории муниципального образования городского округа «Ухта».

В соответствии с пунктами 1.5 и 2.2 указанного Порядка отлов и проведение иных мероприятий с безнадзорными животными производятся на территории МОГО «Ухта» специализированными организациями (юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица), заключившими с администрацией МОГО «Ухта» в порядке, установленном законодательством и муниципальными правовыми актами МОГО «Ухта», договор или муниципальный контракт на отлов, перевозку, содержание безнадзорных животным, проведение иных мероприятий с безнадзорными животными.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на дату происшествия (22 июня 2020 года) между МУ «УЖКХ» и Благотворительным фондом помощи животным «Добрый город» (исполнитель) был заключен муниципальный контракт на оказание услуг по отлову, передержке, клиническому осмотру, оказанию ветеринарной помощи, а также эвтаназии и утилизации трупов животных без владельцев от 17 июня 2020 года, по условиям которого исполнитель обязался оказать услуги по отлову, передержке, клиническому осмотру, оказанию ветеринарной помощи, а также эвтаназии и утилизации трупов животных без владельцев в объеме и на условиях согласно приложениям №1,2 к контракту, а заказчик обязался принять и оплатить эти услуги (пункт 1.1).

Пунктом 4.5.1 указанного контракта предусмотрено, что заказчик вправе требовать от исполнителя своевременного и полного выполнения принятых им обязательств. Доказательств контроля исполнения данного контракта со стороны администрации или МУ «УЖКХ» не предоставлено.

Возлагая на администрацию МО ГО «Ухта» ответственность за причинение истцу морального вреда в связи с нападением стаи безнадзорных собак, суд первой инстанции признал незаконным бездействие администрации МО ГО «Ухта», выразившееся в неисполнении обязанностей по организации мероприятий по отлову собак, находящихся на улице и в иных общественных местах без сопровождающего лица, их содержания и использования на территории МО ГО «Ухта», в том числе по контролю над выполнением данной работы, поскольку после заключения муниципального контракта администрацией контроль над выполнением условий контракта не производился.

Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о бездействии ответчика в области обеспечения безопасности населения города от нападения безнадзорных животных. При этом сам факт заключения муниципального контракта не может свидетельствовать о принятии действенных мер по выполнению органом муниципального образования мер по выполнению возложенной законом обязанности.

Возложенная правовыми актами на ответчика обязанность по отлову и содержанию безнадзорных животных фактически не исполнена, о чем свидетельствует факт нападения стаи собак на Яранова В.В. Кроме того, истец не является стороной в заключенном муниципальном контракте и не контролирует надлежащее его выполнение.

С учетом указанных обстоятельств суд правомерно взыскал с администрации МОГО «Ухта» в пользу Яранова В.В. компенсацию морального вреда, так как именно ненадлежащее исполнение муниципальным органом своих обязанностей по организации и проведению мероприятий по отлову безнадзорных животных обусловило причинение Яранову В.В. морального вреда в результате укусов безнадзорных собак.

Совокупность данных обстоятельств подтверждает наличие необходимых условий для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности за причинение истцу морального вреда.

Бесспорных и надлежащих доказательств, подтверждающих отсутствие вины администрации МОГО «Ухта» в причинении Яранову В.В. морального вреда, ответчиком не представлено.

Доводы жалобы о недоказанности факта укуса Яранова В.В. бродячими собаками не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судебной коллегии в качестве основания для отмены решения суда первой инстанции.

Исходя из требований ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основание своих доводов и возражений.

Заявляя о том, что Яранов В.В. был укушен не бродячей собакой, заявителем жалобы не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих данный довод.

В то время как факт нападения и укусов 22 июня 2020 года безнадзорными собаками Яранова В.В. подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе объяснениями, содержащимися в амбулаторной медицинской карте истца (л.д.18), письменным обращением в прокуратуру г. Ухты (л.д. 48), письменными объяснениями Яранова В.В., данными в прокуратуре г. Ухты (л.д. 49-50) и его объяснениями, данные в судебном заседании (л.д. 137-140); доказательств того, что истец получил укусы собак при иных обстоятельствах, суду со стороны ответчика не представлено.

Учитывая данные доказательства, ввиду отсутствия доказательств обратного, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности факта укуса истца бродячими собаками.

С учетом изложенного решение суда является законным и обоснованным и отмене или изменению по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Оснований, предусмотренных частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, для отмены решения суда не установлено.

определила:

решение Ухтинского городского суда Республики Коми от 14 сентября 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу администрации МОГО «Ухта» – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал