.
В результате ветеринарной ошибки у собаки развилась аспирация легких. Суд отказал в иске к ветеринарной клинике, т.к. долгое время собака находилась без наблюдения ветеринара * Правовая зоозащита

В результате ветеринарной ошибки у собаки развилась аспирация легких. Суд отказал в иске к ветеринарной клинике, т.к. долгое время собака находилась без наблюдения ветеринара

 

 

 

Дело № 2-9/2018 г.

Р Е Ш Е Н И Е (выдержка)

 

14.03.18 Озерский городской суд Челябинской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Храповой к ИП Володину о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим оказанием ветеринарных услуг, У С Т А Н О В И Л:

Храпова обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Володину о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим оказанием ветеринарных услуг. Истец просила взыскать с ответчика стоимость оплаченных ветеринарных услуг в ветеринарном госпитале «Панацея» в размере 6 650 руб; стоимость ветеринарных услуг, оказанных ОБГУБУ «Озерская городская ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» в сумме 2 650 руб, расходы в интернет-зоомагазине 6280 руб, стоимость приобретенных лекарственных средств 3942 рубй, стоимость проведенной экспертизы 19 000 руб, стоимость собаки в размере 150 000 руб, компенсацию морального вреда 150 000 руб, штраф.

Свои исковые требования Храпова мотивировала тем, что ей на праве собственности принадлежал кобель породы прямошерстный ретривер, кличка Фил. 05.02.17 истец обратилась в ветеринарный госпиталь «Панацея» за оказанием ветеринарных услуг в связи с подозрением на непроходимость кишечника. Ветеринарные услуги собаке оказывал ветеринарный врач-ординатор ФИО16, который провел общий осмотр, сделал обзорный R-снимок и поставил предварительный диагноз – инородное тело в желудке, инородное тело в кишечнике. Затем врач ввел собаке барий для проведения рентгенконтрастного исследования желудочно-кишечного тракта. Немедленно после того, как был введен барий, собака начала сильно кашлять, задыхаться. Был сделан рентгенснимок легких, который подтверди, что большая часть бария попала в легкие. Через ветеринарная ошибканекоторое время после некачественно проведенной медицинской манипуляции, работники госпиталя начали проводить реанимационные мероприятия в течение часа. Затем врач ФИО16 сделал 2 рентгенснимка желудочно-кишечного тракта с барием и первоначальный диагноз инородное тело в кишечнике подтвердился. Несмотря на тяжелое состояние собаки, врач ФИО16 направил истца домой, назначив терапевтическое лечение. Так как состояние собаки оставалось тяжелым, 08.02.17 истец обратилась в ОБГУБУ «Озерская городская ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных». Где собаке были сделаны снимки грудной полости, согласно которым по всем легочным полям определялись множественные мелкие и крупные тени бариевой взвеси. Инородное тело – пакля, находившаяся в кишечнике собаки, послужившие основанием к обращению за ветеринарной помощью к ответчику, вышла самостоятельно. На контрольном исследовании грудной полости 17.02.16 ОБГУБУ «Озерская городская ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» положительных изменений отмечено не было, было отмечено расширение границ сердца. 25.02.17 собака умерла. Согласно заключению экспертизы ФГБОУ ВО «Уральский аграрный университет», смерть собаки произошла из-за паралича дыхательного центра, вызванного аспирацией легких (т.е. попадания туда постороннего предмета-бария). Считает, что в смерти собаки виноват ветеринарный госпиталь.

В судебное заседание истец Храпова не явилась, извещена, в письменном заявлении истец указала, что не может участвовать в судебном заседании по состоянию здоровья, с заключением эксперта не согласна. Представитель истца Шестакова на удовлетворении иска настаивала, ссылаясь на доводы, изложенные в заявлении. Также представитель Шестакова указала, что заключение эксперта ФИО5 является недопустимым доказательством, поскольку экспертиза не содержит результатов исследования с указанием применяемых методов, ее выводы противоречивы, не имеет описательной части, нет ссылки на документы, которые исследовались. Считает, что в материалах дела имеется достаточно доказательств, указывающих на вину ответчика в смерти собаки при некачественном оказании животному ветеринарных услуг.

В судебном заседании ответчик ИП Володин, его представитель Трякшина исковые требования Храповой. не признали в полном объеме, предоставив в материалы дела письменные возражения. В возражениях ссылались на то, что вина ИП Володина в гибели собаки не установлена, не подтверждена имеющимися в материалах дела письменными доказательствами. Ссылались на то, что с 07.02.17 по 25.02.2017 лечение собаки ответчиком не осуществлялось, не контролировались, не корректировалось.

Заслушав явившихся участников процесса, изучив материалы дела, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении иска.

Согласно ст. 779 Гражданского кодекса РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания ветеринарных услуг.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В силу ч. 1 ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

В ст. 14 Закона «О защите прав потребителей» предусмотрено, что вред, причиненный имуществу потребителя вследствие недостатков работы, услуги, подлежит возмещению в полном объеме. Право требовать возмещения такого вреда признается за любым потерпевшим.

В соответствии с п. 7 Постановления Правительства РФ от 06.08.98 N 898 «Об утверждении Правил оказания платных ветеринарных услуг» исполнитель обеспечивает применение лекарственных средств и методов, исключающих отрицательное влияние на животных при диагностике, лечении и профилактике, высокоэффективных ветеринарных препаратов и методов ветеринарного воздействия, гарантирует безопасность ветеринарных мероприятий для здоровья и продуктивности животных, жизни и здоровья потребителя, а также окружающей среды.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 от 28.06.12″О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК РФ).

Из содержания вышеуказанных норм права в их взаимосвязи и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что ответчик обязан доказать обстоятельства, являющиеся основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее оказание услуг.

Ответчик Володин является индивидуальным предпринимателем с 16.06.06, основной вид деятельности которого — ветеринарная.

В судебном заседании установлено, что истец Храпова являлась собственником собаки кобель породы прямошерстный ретривер, кличка Фил. Истец Храпова, обратившись с данным иском, ссылается на вину ИП Володина (ветеринарного госпиталя «Панацея») в смерти указанной собаки. Однако в ходе судебного разбирательства доказательств тому не добыто.

Как установлено судом в ночь с 05.02.17 на 06.02.17 Храпова обратилась к ИП Володину — в ветеринарный госпиталь Панацея, с указанной выше собакой с жалобами на рвоту после кормления не переваренной едой. Со слов владельцев три дня назад собака съела паклю для утепления дома. За время домашнего лечения собака потеряла 2,5-3 кг. Ветеринарные услуги оказывал врач ФИО16. Выставлено три предварительных (рабочих) диагноза – аспирационная пневмония, инородное тело в желудке, инородное тело в кишечнике.

Из Выписки истории болезни следует, что 06.02.17 врачом была сделана рентгенография брюшной полости обзорная и рентгенография брюшной полости с рентгеноконтрастным веществом (барием). Из пояснений иска, ответчика, выписки из истории болезни, установлено, что при выпаивании бария собаке часть его попала в ее легкие, в результате чего у животного появилась инспираторная отдышка, хрипы, дыхание не глубокое, поверхностное. Врач принял решение сделать рентген грудной клетки (легких), на рентгене установлено, что часть бария попала в легкие, большая часть ушла в желудок. Собаке была предложена кислородотерапия (маска), для купирования осложнений, связанных с развитием аспирационной пневмонии назначен курс лечения. Рекомендовано сделать повторно рентген утром, коррекция лечения по результатам через 3 дня. После двух часов кислорода собака была стабильно тяжелая. Было рекомендовано стационарное лечение, но владельцы отказались. Были сделаны повторные снимки брюшной полости через 2 часа, большая часть бария находилась в тонком отделе кишечника. Было рекомендовано следить за состоянием животного, при ухудшении обратиться в ветеринарный госпиталь. Владельцы пояснили, что будут наблюдаться у своего доктора.

Согласно справке ОГБУ «Озерская ветстанция», собака истца поступила на прием в ветстанцию 07.02.17 с назначением лечения госпиталя «Панацея» с жалобами на отказ от пищи и воды, рвоту, затрудненное дыхание. Дыхание собаки прерывистое, одышка. Нарушение желудочного пищеварения, расширение желудка, рвота. Состояние собаки тяжелое. Рекомендована контрольная R-графия грудной клетки в динамике и кислородотерапия в течение дня.

Из справки ОГБУ «Озерская ветстанции» следует, что собака истца поступила на прием в ветстанцию 17.02.17 с жалобами на затрудненное дыхание. Со слов владельца кишечник от пакли опорожнен самостоятельно. При осмотре в клинике дыхание прерывистое, одышка, ограниченная подвижность. При пальпации брюшной полости живот мягкий, не болезненный. Состояние собаки удовлетворительное. На обзорных R-граммах грудной полости 08.02.17 в динамике по всем легочным полям определяются множественные мелкие и крупные тени бариевой взвеси. На обзорных R-граммах грудной полости от 17.02.17 картина без динамики, отмечается расширение границ сердца. Рекомендована контрольная R-графия грудной клетки в динамике и кислородотерапия в течение дня.

Из иска, пояснений истца, ее представителя установлено, протокола вскрытия следует, что 25.02.17 собака умерла. 26.02.17 произведено ее вскрытие ветеринарным врачом ИП ФИО11 Заведующей кафедрой морфологии, экспертизы и хирургии Уральского государственного аграрного университета ФИО9, доцентом кафедры морфологии, экспертизы и хирургии данного университета ФИО10, выдано заключение о том, что смерть животного произошла из-за паралича дыхательного центра, вызванного аспирацией легких.

Поскольку между сторонами возник спор о причине гибели собаки и адекватности ее лечения ответчиком, по ходатайству истца и ответчика, суд назначал по делу судебную ветеринарную экспертизу. Проведение судебной ветеринарной экспертизы было поручено ветеринарному врачу, старшему преподавателю кафедры инфекционных болезней, кандидату ветеринарных наук Пермского государственного аграрно-технологического университета имени академика ФИО8 (ФГБОУ ВО Пермский ГАТУ) ФИО5 На назначении судебной экспертизы данному врачу настаивал истец.

Согласно заключению указанного эксперта от 14.02.18 попадание взвеси сульфата бария в легкие при диагностическом исследовании явилось причиной развившейся аспирационной пневмонии у собаки породы прямошерстный ретривер кличка Фил, 07.09.14 г.р. Выявить причину гибели животного по материалам дела, имеющимся на экспертизе, не представляется возможным.

Принимать во внимание заключение паталогоанатомического вскрытия трупа собаки, выполненное ветеринарным врачом ФИО11, а также заключение гистологического исследования органов вышеуказанной собаки, выполненное профессором ФИО9 и ФИО10 нельзя, так как проведенное вскрытие, описание и гистологическое исследование были выполнены с грубейшими нарушениями. Эксперт предполагает, что наиболее вероятной причиной смерти животного стало отсутствие проведения адекватного лечения животного с адекватной своевременной корректировкой.

Экспертом не выявлено нарушений в проведенной и назначенной терапии при аспирационной пневмонии врачом ФИО16 Выбранная терапия верная, адекватная с использованием необходимых лекарственных препаратов. Учитывая наличие сульфата бария в желудке и в кишечнике у собаки (согласно представленным рентген снимкам), сомнений в правильности проведения диагностической процедуры по введению суспензии (взвеси) сульфата бария вышеуказанной собаке не возникает. Попадание сульфата бария в легкие необходимо рассматривать как побочный эффект диагностической процедуры. Ветеринарным врачом ФИО16 проведена адекватная первая помощь собаке при попадании сульфата бария в легкие, а именно (согласно материалам дела ) – кислородотерапия, реанимационные манипуляции, введение препаратов.

Судебной экспертизой установлено, что вскрытие трупа собаки проводилось в боковом положении, поэтому свидетельствовать о правильном положении органов и купола диафрагмы не представляется возможным. Данных о вскрытии полости черепа и исследовании головного мозга не представлено, следовательно, говорить или выводить заключение о параличе дыхательного центра, который находится в продолговатом мозге недопустимо. О том, что у животного на момент смерти имеется пневмония, по материалам гистологического исследования судить не представляется возможным. Гистологические препараты для пересмотра не представлены, что исключает возможность трактовки окончательного патологоанатомического диагноза и установления причины смерти. Гистологическое заключение  не объясняет причину развития летального исхода, а перечисляет основные неспецифические изменения в органах при наступлении летального исхода.

Вероятностный вывод эксперта о причине смерти животного вследствие отсутствия проведения адекватного лечения со своевременной адекватной корректировкой, подтверждается установленными судом фактическими обстоятельствами, а именно — несмотря на тяжелое состояние своей собаки, истец привела ее на осмотр лишь дважды – 07.02.17 и 17.02.17 в ветеринарную станцию г. Озерска. Хозяйка собаки отказалась от предложенной госпитализации в ветеринарный госпиталь «Панацея» 06.02.17, то есть собака фактически не находилась под постоянным контролем ветеринара, а наблюдалась владельцем Храповой. На необходимость ежедневной терапии указывает эксперт в своем заключении.

Довод истца о том, что экспертиза не содержит результатов исследования с указанием применяемых методов, ее выводы противоречивы, не имеет описательной части, нет ссылки на документы, которые исследовались, судом не принимается, поскольку в экспертизе указано об изучении материалов патологоанатомического исследования тела умершего животного (протокол вскрытия, гистологическое заключение по материалам вскрытия, цветные снимки, произведенные во время вскрытия). Экспертиза содержит результаты, которые приведены выше, Выводы эксперта не содержат противоречий, заключение является полным, обоснованным, объективным, заключение содержит описание, выводы, оснований не доверять выводам эксперта у суда не имеется.

Ссылка истца в обоснование своих исковых требований на ответ ответчика на ее претензию (т.1, л.д. 14,15), не может служить документом, свидетельствующим о наличии вины ответчика в гибели собаки. В ответе на претензию ИП Володин И.А. подтверждает факт непреднамеренной аспирации бариевой взвеси в верхние дыхательные пути и легкие собаки во время проведения контрастрирования желудочно-кишечного тракта животного, расценивая данную ситуацию, как несчастный случай. В претензии указано об отказе истца от лечения в условиях стационара клиники. Вместе с тем, указано о невозможности однозначного вывода о причине гибели собаки истца. Поскольку имело участие сотрудника клиники в возникновении несчастного случая, то администрация клиники предлагала свое участие в приобретении равноценного щенка и его бесплатное ветеринарное сопровождение на протяжении одного года. Таким образом, из содержания ответа на претензию не следует о признании ответчиком вины в смерти собаки истца. Иных доказательств, указывающих на вину ответчика в гибели животного, материалы дела не содержат.

Руководствуясь ст.ст. 194,198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

В удовлетворении иска Храповой к ИП Володину о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим оказанием ветеринарных услуг отказать.

Решение может быть обжаловано в Челябинский областной суд через Озерский городской суд Челябинской

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал