.

Решение суда по делу о гибели собаки в результате неправильной диагностики. Отказано.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2015 г. N 4г/7-7795/15

 

Судья Московского городского суда, рассмотрев кассационную жалобу Ч., поступившую в суд кассационной инстанции 10.07.15, на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 3ю02.15, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.04.15 по делу по иску Ч. к ЗАО «Городская Ветеринарная Справочная», ЗАО «Сеть ветеринарных клиник «Свой доктор» об отказе от исполнения договора оказания платных ветеринарных услуг, возмещении ущерба, компенсации морального вреда, юридических расходов,

установил:

Ч. обратилась в суд с иском к ЗАО «Городская Ветеринарная Справочная», ЗАО «Сеть ветеринарных клиник «Свой доктор» об отказе от исполнения договора оказания платных ветеринарных услуг, возмещении ущерба, компенсации морального вреда, юридических расходов.

В обоснование иска ссылалась на то, что 10.05.14 между истцом и ветеринарным центром «Свой доктор», принадлежащим ЗАО «Городская Ветеринарная Справочная», был заключен договор оказания ветеринарных услуг по ветеринарному обслуживанию животного (собаки). Стоимость оказанных услуг согласно прейскуранту составила руб., которые были внесены истцом в кассу в полном объеме в день заключения договора.

Между тем, в результате некачественно оказанных ветеринарных услуг животному был поставлен неверный диагноз и собака скончалась. В ходе вскрытия было установлено, что причиной смерти собаки стали две кисты в желудке, вызванные механической травмой. При этом истцу было сообщено, что при правильном диагностировании и проведении необходимого лечения собаку можно было спасти.

На основании изложенного истец просила взыскать с ЗАО «Сеть ветеринарных клиник «Свой доктор» денежные средства в размере руб. в связи с отказом от исполнения договора; неустойку в размере руб. за просрочку исполнения требования о возврате денежных средств; руб. в счет возмещения ущерба; руб. в счет компенсации расходов на проведение вскрытия; взыскать с ЗАО «Сеть ветеринарных клиник «Свой доктор» и ЗАО «Городская Ветеринарная Справочная» руб. в счет компенсации причиненного морального вреда; штраф в размере 50% от взысканной суммы; руб. в счет компенсации юридических расходов.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 3.02.15, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.04.15, в удовлетворении исковых требований Ч. отказано.

В кассационной жалобе Ч. ставит вопрос об отмене указанных судебных постановлений, полагая их незаконными.

В соответствии с частью 2 статьи 381 ГПК РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судами при рассмотрении данного дела по доводам кассационной жалобы не допущено.

Из представленных документов следует, что Ч. и третьим лицом М. во Франции в апреле 2014 года была приобретена собака, кобель, 2.07.13 г.р., породы эпаньоль бретон.

Судом установлено, что стоимость собаки составила евро, а с учетом доставки евро — руб.

9.05.14 Ч. обратилась в ЗАО «Сеть ветеринарных клиник «Свой доктор» для обследования и лечения собаки, где у собаки была взята на анализ кровь, сделано УЗИ брюшной полости, назначено лечение и дано заключение: УЗИ — признаки холецистита, асцита, энтероколита. За предоставленные услуги истец оплатила руб.

10.05.14 собака умерла.

10.05.14 Ч. заключила договор оказания платных ветеринарных услуг с ветеринарным центром ИП С.Л. в лице главного врача П.М. на осуществление осмотра и лечения животного.

10.05.14 истцу был выставлен счет на сумму руб., из которых: за вызов — руб., забор + доставку животного (трупа) в клинику — руб., общая кремация — руб., патологоанатомическое вскрытие — руб., итого руб., оплата в сумме руб. истцом произведена .

Из протокола вскрытия, проведенного ветеринарными врачами П.М. и Р., а также ассистентом ветеринарного врача С.К., судом установлено, что причиной смерти животного является основное заболевание — травматический перитонит.

По запросу суда ИП С.Л. были представлены документы, подтверждающие квалификацию врачей, проводивших вскрытие собаки истца, а именно: диплом о среднем профессиональном образовании П.М., диплом о высшем образовании на Р.

По ходатайству представителя ответчиков, поддержанному стороной истца, судом была назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено Комитету ветеринарии г. Москвы, предложенному стороной истца, на разрешение экспертизы были поставлены следующие вопросы: соответствовало ли назначенное собаке породы эпаньоль бретон лечение поставленному ей диагнозу на основании проведенных исследований в Сети ветеринарных клиник «Свой доктор»; имеется ли причинно-следственная связь между оказанным лечением и смертью собаки; возможно ли было обнаружить кисты, выявленные на вскрытии, при осмотре собаки в Сети ветеринарных клиник «Свой доктор» и назначить лечение, которое бы позволило предотвратить ее гибель, предложено дать оценку протоколу вскрытия от 10 мая 2014 года на предмет правильности его составления, а также квалификации медицинских работников, составивших его..

Каждый из назначенных экспертов подготовил свое заключение, из которых следует, что в связи с отсутствием достоверных данных клинической картины заболевания и некачественно (некорректно) проведенного патологоанатомического вскрытия определить достоверно причину смерти не представляется возможным.

В заключении, данном К.Г., обращено внимание на то, что отсутствуют запрошенные от ИП С.Л. разрешения на работу с 3 — 4 группой патогенности (для проведения патологоанатомического вскрытия) и договоры на утилизацию биоотходов (трупов животных) после проведения патологоанатомического вскрытия, вместе с тем в отсутствие указанных документов проведение патологоанатомического вскрытия невозможно.

Разрешая настоящий спор, суд, руководствуясь требованиями действующего законодательства, оценив в совокупности собранные по делу доказательства, в том показания свидетелей и заключение экспертов, не нашел законных оснований для удовлетворения заявленных Ч. исковых требований.

При этом суд исходил из того, что в ходе судебного разбирательства достоверных и достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связь между действиями ответчиков и гибелью животного, не представлено.

Вместе с тем суд критически отнесся к представленному истцом протоколу вскрытия, поскольку установил, что ветеринарный врач П.М., проводивший вскрытие, составивший протокол вскрытия, имеет диплом о среднем профессиональном образовании и ему присвоена квалификация — ветеринарный фельдшер. Также судом принято во внимание, что ИП С.Л. не были представлены документы, подтверждающие право ее ветеринарного центра проводить патологоанатомические вскрытия животных и последующую их утилизацию.

С данными выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда.

Доводы кассационной жалобы изложенных выше выводов суда ничем по существу не опровергают, ссылок на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права не содержат, в связи с чем отмену принятых по делу судебных постановлений в кассационном порядке повлечь не могут.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства истца о назначении повторной судебной экспертизы, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в силу части 2 статьи 87 ГПК РФ повторная экспертиза может быть назначена в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения.

Вместе с тем данных о неясности или неполноте заключения экспертов Ч. не представлено, недостатки оформления заключения, на которые заявитель ссылается в жалобе — отсутствие указаний на место и время проведения экспертизы, на определение суда в качестве основания для проведения экспертизы, на достоверность выводов экспертов влиять не могут, а само по себе несогласие заявителя с выводами судебной экспертизы основанием для назначения повторной экспертизы не является.

Доводы кассационной жалобы фактически сводятся к иной оценке установленных судом обстоятельств и собранных по делу доказательств, в связи с чем основанием к отмене принятых по делу судебных постановлений служить не могут, поскольку правом самостоятельно устанавливать обстоятельства дела и давать оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции действующим процессуальным законодательством не наделен.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 381, статьей 383 Гражданского процессуального кодекса РФ,

определил:

отказать Ч. в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции жалобы на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2015 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 апреля 2015 года.

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал