.

Уголовное наказание о внесение ложных сведений в ветеринарные документы

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 марта 2013 г. по делу N 22-2402/2013

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 17.12.12, которым

Б., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 290 УК РФ к штрафу в размере 80000 (восемьдесят тысяч) рублей в доход государства с лишением права заниматься ветеринарной деятельностью на срок 2 (два) года.

Заслушав доклад судьи , выслушав объяснения осужденного, адвоката, поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Б. признан виновным в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

Преступление им совершено 06.05.11 в г. Москве при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Б. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный Б. считает приговор неправосудным, не обоснованным и подлежащим отмене, поскольку судом неправильно применен уголовный закон, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, а кроме того судом было нарушено требование уголовно-процессуального закона. Указывает на то, что суд не учел то обстоятельство, что он не является должностным лицом и не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Никаких незаконных действий он не совершал, а нарушил лишь ст. 10.6 КоАП РФ. Им была оказана платная услуга по прейскуранту, деньги он не вымогал. Оперативно-розыскное мероприятие «Оперативный эксперимент» проведен незаконно и необоснованно, с нарушением закона, поскольку проведение оперативного эксперимента допускается лишь в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия особо тяжких преступлений, к которым ч. 1 ст. 290 УК РФ не относится, и результаты проведенного мероприятия были сфальсифицированы, так как заявление К. в отношении него было зарегистрировано после проведения оперативно-розыскного мероприятия, а акт добровольной выдачи и расшифровка аудиозаписи был составлен С., который должность оперуполномоченного 2 отделения ОЭБП занимал лишь с 06 июля 2011 года. В действиях К. имелась умышленная провокация. Обращает внимание на то, что указанные в приговоре показания свидетелей не только противоречат друг другу, но и противоречат обстоятельствам дела. Просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Кузнецов В.С. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, а доводы, указанные в кассационной жалобе осужденного — необоснованными и не подлежащими удовлетворению, указывая, что оснований для изменения или отмены приговора не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности Б. в инкриминируемом ему преступлении, поскольку его вина подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре в соответствии со ст. ст. 17, 88 УПК РФ, а именно:

— показаниями свидетеля К., из которых следует, что 05.05.11 она обратилась к ветеринарному врачу Б. с целью получения ветеринарного свидетельства формы N *, объяснив, что указанное свидетельство ей нужно для перевозки собаки на самолете, а также сообщив, что не может найти ветеринарный паспорт на собаку, и что собаке нужно делать прививку в мае 2011 года. Б. пояснил, что сможет проставить прививку задним числом, а также пояснил, что много денег за это не возьмет, официально прививка и ветеринарное свидетельство стоит 1100 рублей, а остальную сумму за свои услуги он назовет при выдаче свидетельства. Договорившись с Б. о явке на прием 06.05.11, она обратилась в полицию, где написала заявление с просьбой проверить законность действий Б. и предоставила CD-диск с записью ее разговора с ним, состоявшегося 0505.11. После чего сотрудниками полиции было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия на участие, в котором она дала свое добровольное согласие. Затем она проследовала в * г. Москвы, где в рабочем кабинете Б., не осматривая собаку, оформил ветеринарный паспорт и ветеринарное свидетельство формы N * на ее собаку, при этом в ветеринарный паспорт он вписал сведения о сделанной 03.04.11 прививке, но саму прививку не сделал, а в ветеринарное свидетельство вписал адрес местонахождения животного в г. Москве, которое не соответствовало действительности, поскольку собака постоянно находилась по месту ее проживания в г. * Московской области, о чем она его не просила. После оформления указанных документов она по просьбе Б. передала ему ранее осмотренные сотрудниками правоохранительных органов денежные средства в размере 2000 рублей, которые тот положил в карман своего халата, а затем выдал ей ветеринарный паспорт и ветеринарное свидетельство формы N * на собаку;

— показаниями свидетеля С., о том, что на основании поступившего от К. заявления о том, что ветеринарный врач * г. Москвы Б. был намерен получить от нее денежные средства за выдачу ветеринарного свидетельства и предоставленной ею аудиозаписью ее разговора с Б., было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», в ходе которого Б. был задержан сразу после получения денежных средств. Затем в ходе осмотра места происшествия у него были изъяты денежные средства, выданные К. для участия в оперативно-розыскном мероприятии. По возвращению в * по ЦАО г. Москвы К. были возвращены, выданные ей для проведения оперативно-розыскного мероприятия технические средства, а также выданы документы, полученные ею от Б.;

— показаниями свидетелей К. и Д., сотрудников полиции, о том, что на основании поступившего от К. заявления о том, что у нее в ветеринарных органах пытались вымогать взятку, и предоставленного ею СД-диска с записью ее разговора с ветеринарным врачом Б., было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», в ходе которого К., добровольно принимающая участие в оперативно-розыскном мероприятии, в рабочем кабинете * г. Москвы передала ветеринарному врачу Б. денежные средства в размере 2000 рублей за выданную ей ветеринарную справку формы N *, при этом фактически какие-либо ветеринарные процедуры, врачом проведены не были, вакцинация не осуществлялась, а в паспорте на домашнее животное лишь была поставлена отметка об этом задним числом. После получения денежных средств Б. был задержан, а затем в ходе осмотра места происшествия им из кармана рабочего халата были выданы денежные средства в размере 2000 рублей, а также предоставлен корешок ветеринарного свидетельства, выданного им на имя К., в котором датой выдачи было указано 05 мая 2011 года, а также в нем были указаны два результата анализа, и в графе местонахождения животного указан московский адрес, не соответствующий действительности;

— показаниями свидетелей П. и П. об их участии в качестве понятых в осмотре выданного К. компакт-диска, прослушивании и расшифровке имеющейся на нем записи, а также при осмотре и выдаче К. скрытой видеокамеры, цифрового диктофона и денежных средств для проведения оперативно-розыскного мероприятия;

— показаниями свидетелей В., В. и Г. об их участии в качестве понятых в осмотре места происшествия, в ходе которого Б. были выданы денежные средства в размере 2000 рублей, переданные ему К. за выдачу ветеринарного свидетельства, которые были оприходованы кассой, а из показаний свидетеля Г. также следует, что в ходе осмотра места происшествия также были изъяты служебное удостоверение, корешки ветеринарных свидетельств, журналы для регистрации, общая тетрадь, кассовый аппарат, компьютерный системный блок;

— показаниями свидетелей С. и К. о их участии в качестве понятых при составлении акта оперативно-розыскного мероприятия, проведенного в отношении ветеринарного врача * г. Москвы оперативно-розыскного мероприятия;

— показаниями свидетелей Е. и С. об их участии в качестве понятых при выдаче К. сотрудникам ОЭБ технических средств — цифрового диктофона и скрытой видеокамеры, а также в прослушивании, просмотре и расшифровке имеющихся на них аудио и видеозаписей;

— показаниями свидетеля Г. о должностных обязанностях Б., порядке оформления ветеринарных свидетельств формы N *, тарифов оплаты оказываемых услуг.

Вопреки утверждениям осужденного показания указанных свидетелей суд обоснованно признал достоверными и положил в основу обвинительного приговора, поскольку они непротиворечивы, согласуются между собой, подтверждаются другими доказательствами, в том числе письменными материалами дела:

— актом добровольной выдачи и расшифровки аудиозаписи с разговором, состоявшимся между К. и Б., в ходе которого Б. сказал, что выпишет справку на собаку за определенную плату, указав в ней сведения о вакцинации задним числом;

— актом осмотра и выдачи К. для проведения оперативно-розыскного мероприятия технических средств — закамуфлированного устройства для фиксации на скрытую видеокамеру и цифрового диктофона, и денежных средств;

— протоколом осмотра места происшествия — рабочего кабинета Б. об обнаружении и изъятии там денежных средств, предметов и документов; а также вещественными доказательствами — видео и аудиозаписями, ветеринарным свидетельством формы N * на имя К. и корешком к нему, ветеринарным паспортом животного, выданного на имя К.

Таким образом, к выводу о доказанности вины осужденного Б. суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела, показаний допрошенных по делу свидетелей К., С., К., Д., П., П., В., В., Г., С., К., Е., С., Г., и других доказательствах.

Все они полно и объективно исследованы в судебном заседании, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Все доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, и в совокупности подтверждают вину Б. в инкриминируемом ему преступлении. Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, соответствуют им, в связи с чем судебная коллегия доводы осужденного о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела находит несостоятельными.

Вопреки доводам осужденного и его защитника анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и правильно квалифицировал действия осужденного Б. по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции ФЗ N 97 от 04.05.2011), как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, при этом суд правильно установил, что Б. является должностным лицом, поскольку он был назначен на должность * г. Москвы со 02 декабря 2002 года и в соответствии с законом ФЗ «О ветеринарии» от 14.05.1993 N 4979-1, Постановлением Правительства РФ «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг» от 06.08.1998 N 898, Приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации «Об утверждении правил организации работы по выдаче ветеринарных сопроводительных документов» от 16.11.2006 N 422, Постановлением Правительства г. Москвы «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» от 06.03.2007 N 142-ПП, п. 2.2 должностной инструкции ветеринарного врача 8 — 12 разряда СББЖ АО ГУ «Московское объединение ветеринарии», п. 92 прейскуранта на платные ветеринарные услуги в ветеринарных подразделениях ГУ «Московское объединение ветеринарии» обладал полномочиями по проведению ветсанэкспертизы в целях установления соответствия требованиям безопасности грузов в ветеринарном отношении, предназначенных для транспортировки по территории г. Москвы, РФ и стран ближнего и дальнего зарубежья, а также по оформлению сопроводительных ветеринарных документов на животных для транспортировки их по территории г. Москвы, РФ, в страны ближнего и дальнего зарубежья, к которым относятся ветеринарные свидетельства формы N *. Указанные полномочия относятся к полномочиям по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия, в связи с чем судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что Б. выполнял организационно-распорядительные функции и является должностным лицом.

Из материалов дела видно, что доводы осужденного о том, что никаких незаконных действий он не совершал, им была оказана платная услуга по прейскуранту, деньги он не вымогал, а также, что оперативно-розыскное мероприятие «Оперативный эксперимент» проведен незаконно и необоснованно, с нарушением закона, и результаты проведенного мероприятия были сфальсифицированы, являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства дела, они тщательно проверены, оценены в совокупности со всеми доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными в судебном заседании материалами уголовного дела, показаниями свидетеля К. о том, что Б. оформил ветеринарный паспорт и ветеринарное свидетельство формы N *, не осматривая ее собаку, при этом в ветеринарный паспорт он вписал сведения о сделанной 03 апреля 2011 года прививке, но саму прививку не сделал.

Учитывая, что оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент» было проведено в соответствии с требованиями федерального закона от 02 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» на основании заявления К. Постановление о проведении указанного мероприятия было вынесено надлежащим должностным лицом — оперуполномоченным * г. Москвы С., который согласно справки представленной начальником 3 отделения ОК УВД по ЦАО г. Москвы К. проходит службу в отделе экономической безопасности с 14 августа 2007 года, и утверждено соответствующим руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Результаты, полученные в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, были зафиксированы в соответствующих протоколах и актах в установленном законом порядке, судебная коллегия соглашается с выводом суда о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» при наличии предусмотренных законом оснований и повода.

Что касается доводов осужденного о том, что проведение оперативного эксперимента допускается лишь в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия особо тяжких преступлений, к которым ч. 1 ст. 290 УК РФ не относится, то судебная коллегия находит их несостоятельными, поскольку на момент проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» в отношении Б., преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 290 УК РФ, уголовным законодательством, действующим на 06 мая 2011 года, то есть на момент совершения преступления, относилось к преступлениям средней тяжести, а в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 2 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативного эксперимента допускается также в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести.

Доводы осужденного о том, что в действиях К. имелась умышленная провокация, являлись предметом исследования в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, были тщательно проверены, оценены в совокупности со всеми доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку из показаний свидетелей К., С., К., Д. и других доказательств об обстоятельствах получения информации о характере деятельности осужденного следует, что решение о производстве оперативно-розыскного мероприятия было принято тогда, когда данная информация стала известна правоохранительным органам, то есть появились основания подозревать осужденного в получении взятки и наличии у него умысла на это, сформировавшегося независимо от деятельности К. и сотрудников полиции. Судебная коллегия соглашается с выводами суда об отсутствии провокации совершенного Б. преступления.

Наказание осужденному Б. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности виновного. Назначенное осужденному наказание отвечает закрепленным в уголовном законодательстве целям исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, является справедливым и снижению не подлежит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2012 года в отношении Б. оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

 Перейти на Главную

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал