.

Волонтерская зоозащита и догхантерство как квалифицирующий признак

Использованы материалы статьи В.Г. Гриб, А.В. Ростокинский «Активист как квалифицирующий признак»  «Российский следователь», 2014, N 4)

Регулярно поступающие сообщения об акциях гражданских активистов, выливающихся в групповые нарушения общественного порядка, побуждают вновь обратиться к проблеме эволюции данных объединений в нашей стране и тенденциям волонтерского движения.

С одной стороны, есть основания для гордости. Волонтеры собирают помощь для жертв наводнений и разносят еду и сигареты застрявшим в снегах дальнобойщикам. Поисковики за личные средства едут и поднимают из воронок, оврагов останки безымянных солдат Великой войны. Активисты-экологи грудью встают перед бульдозерами, а сетевые борцы с педофилами и наркодилерами выявляют извращенцев и продавцов «дури», выкладывая в Интернет видеоотчеты о проведенной «воспитательной работе», и т.д. Невиданный рост объединений правоохранительной направленности скоро перекроет показатели советской эпохи, когда, как известно, господствовали формализм, обязаловка и скрытое использование общенародной собственности. А сегодня — «живое творчество масс», берущих, по словам классика, дело охраны порядка в свои руки.

С другой стороны, рейды и патрули, заявляемые как общественно полезные и мирные акции, все чаще по своим приемам напоминают обычные погромы конкурентов и неплательщиков бандитской дани, знакомые всем нам по 90-м гг. XX в., и заканчиваются массовыми задержаниями участников. Менее двух лет назад подобные инициативы вызывали умиление иных столичных корреспондентов, а через год сатирические комментарии на профессиональных сайтах .

Современная реальность оказалась более прозаична и откровенно криминогенна. «Крепкие ребята высадили дверь в подвал, ворвались внутрь, напугали его обитателей до смерти и начали откровенно их унижать. На всю компанию — один документ общественника, не дающий права ни на одно из этих действий. Как у Высоцкого: «На их стороне хоть и нету законов, поддержка и энтузиазм миллионов», — комментирует приемы движения против нелегального заселения муниципальных помещений «Светлая Русь» корреспондент С. Черных. Неудивительно, что после попыток привычно «договориться» нелегальные мигранты догадались давать отпор непрошеным визитерам. Ни на Уголовный кодекс, ни на другие достижения нашей правовой мысли при этом опять не оглянулись.

Другой рейд активистов того же движения, но уже в местах уличной торговли на северо-западе столицы, закончился задержанием 60 человек. Судя по опубликованному видео, мероприятие у станции метро «Сходненская» вполне могло перерасти в групповую драку с применением травматического оружия .

Точно такие же информационные поводы, «раскрученные» средствами массовой информации (СМИ), обнаруживаются и перед появлением других «тематических» народных дружин, патрулей и т.п. дозоров. Начинается в СМИ кампания против нетрадиционного секса или «нападок» на церковь, тут же непонятные люди, называющиеся активистами, блокируют выставки, театры, а случалось, и устраивают погром экспозиции или дебош на спектакле. Проходит сообщение об очередном садистском убийстве — внимание общественности переключается на педофилов, и вышедший из мест лишения свободы г-н Марцинкевич («Тесак») создает сообщество «Оккупай-педофиляй» при участии активистки «Наших», оставшихся без прежнего финансирования. СМИ привносят в каждый дом хулиганскую панк-акцию — по улицам колоритные «патрули» в футболках с вопросом про чью-то девственность…

Можно как угодно относиться к инициативе краснодарского губернатора использовать казачьи патрули в качестве народных дружинников и представителей общественности, наблюдающих за деятельностью полиции, когда они после всех реформирований оказались полностью неподконтрольны ни гражданским институтам, ни органам местного самоуправления. Но и стремление глав регионов иметь собственные квазивоенизированные формирования, не подчиненные правительству, тоже не следует с ходу отрицать.

 

Надо остановиться на собственной логике развития насильственных практик, если они своевременно не пресекаются и сохраняют актуальность вследствие непринятия властями мер для минимизации действия фрустрирующих факторов. Показательным примером может служить эволюция других самодеятельных «охотников», почему-то называемых у нас «догхантерами» .

 

На ранних этапах движение образуют массы одиночек, по самым разным причинам стремящихся ликвидировать стаи бродячих собак, представляющих опасность для людей, — при полном бездействии властей и специализированных служб. Участники устанавливают эпизодические и анонимные связи в социальных сетях со своими единомышленниками или коллегами по несчастью. В дальнейшем на их основе появляются устойчивые группы активистов, слэнг, системы коммуникаций, опознания «своих», своеобразный фольклор и мифология — более характерные для некоей синтетической деликвентной субкультуры.

Рассказывают, что само движение догхантеров возникло сначала на форуме guns.ru «из любителей пострелять по собакам и по воронам». Но этот клуб по интересам с форума «вежливо попросили уйти». На форум сайта vreditelyam.net, а потом — vredy.org заинтересованные лица выходили по ссылке, указанной в популярной статье-манифесте «Псинос…ч» в энциклопедии интернет-фольклора «Луркоморье». Конечно, статьи и манифесты могут быть разными, но проблема в том, что отдушину в виде расправы над собаками часто находят для себя люди с садистскими наклонностями.

 

Начав с бездомных собак, иные позиционирующиеся как догхантеры постепенно переключились уже и на домашних. Заодно начались поджоги приютов для бездомных животных. С одной стороны, всякий насильственный процесс, оправдываемый как «гуманный» и «очистительный», не может стоять на месте. Он подвержен эскалации по внутренней логике саморазвития. С другой стороны, все эти «чистильщики», прикрывающиеся общественно полезными «санитарными целями», явно насаждают криминальные нравы и методы разрешения конфликтов. Самосуд и прочие параллельные государству общественные институты множатся день ото дня. Соответствующие приемы обращения переносятся в межгрупповые конфликты вначале между людьми.

«Государство, которое не работает, когда нужно регулировать отношения между человеком и собакой, — пишет Г. Бовт, — не работает и в других случаях тоже. Когда речь идет об отношениях между людьми. Когда надо пресекать малые и большие преступления… Когда лихие мигранты с юга — захватывающие торговлю, бизнес и диктующие полукриминальные порядки при полном подкупленном попустительстве властей и «органов», доведут до бешенства и бунта очередной провинциальный среднерусский городишко, аборигены начинают вести себя ровно так же, как догхантеры. Они готовы истреблять «понаехавших», как… собак. Когда наркодилеры сажают на иглу чуть ли не поголовно молодое поколение депрессивных регионов — нагло, на виду у тех, кто должен это пресекать, то у жителей появляется основание и оправдание тоже начать вести себя как догхантеры против наркодилеров…

 

С учетом изложенного остается вкратце напомнить уже неоднократно обоснованные рекомендации по пресечению формирования делинквентных сообществ, в том числи присваивающих себе функции правоохранительных органов и специальных служб .

 

- дебюрократизация и декриминализация правоохранительных органов, реальная постановка их под гражданский контроль, прежде всего со стороны органов местного самоуправления;

- обеспечение реальной независимости суда, доступности судебной власти для граждан и их объединений, гарантированного исполнения основной массы судебных актов;

- создание условий для вступления в легальную общественную деятельность социально активных лиц, обеспечения равных возможностей для самодеятельных объединений, недопущения их дискриминации по политическим или личным мотивам;

- расширение полномочий органов муниципальной власти, как наиболее близких к населению, по контролю за использованием общественных фондов и качеству оказываемых населению публичных услуг. От вспышек насилия следование данным рекомендациям не гарантирует, но их частоту и разрушительность значительно снижает.

 

В статье кратко, но исчерпывающе изложены истоки и опасность возникновении движении догхантерства. Но стоит сказать и об опасности возникновения и существования такого на первый взгляд положительного явления, как волонтерское движение зоозащитников.

Широко известны случаи, когда волонтеры-зоозащитники врывались в лаборатории,  зверофермы, громили их, выпускали зверей, которые не приспособлены жить на воле. Мало того, на воле могли оказаться и искусственно зараженные болезнями грызуны из лабораторий, срывались эксперименты, причинялся большой материальный ущерб.

Многочисленные интернет-сообщества зооспасательной тематики превратились из места общения людей, желающих оказать помощь отдельным животным, в неформальные коллективы со своими негласными правилами. Пропаганда способов помощи животным, которую осуществляют эти неформальные коллективы часто направлена на нарушение прав и интересов других членов общества (организация временных передержек для бездомных животных в жилом секторе – квартирах и на частных участках), увеличение численности бездомных животных (блокирование отловов собак и кошек государственными структурами, неумелая помощь, в результате которой кошки и собаки усиленно размножаются из-за подкармливания или бесконтрольного пристройства щенков и котят), концентрация животных в одном месте (подкармливание и оборудование укрытий), что создает опасность и неудобство дл местных жителей. Существование таких сообществ и их бесконтрольность привело к тому, что огромные материальные средства собираются якобы для помощи бездомным животным, а служат для наживы отдельных лиц. Вокруг этих сообществ существует огромное количество людей, которые зарабатывают довольно крупные суммы денег, оставаясь в тени от налогообложения (передержки, перевозчики, фотографы). По инициативе указанных сообществ широко внедрилось в практику перевозка животных из региона в регион и ввоз в Россию животных из ближнего и дальнего зарубежья без оформленных ветеринарных документов, что приводит к распространению заболеваний, в том числе, общих для человека и животных.

Сообщества зоозащитников превратились в места, где открыто призывают к совершению преступления: выкрасть животное, которое, по мнению зоозащитников, содержится в неподобающих условиях, незаконно присвоить задержанную собаку, не вернув ее собственнику, физически расправиться с тем, кто опять-таки, по мнению зоозащитников, жестоко обращается с животными. Про перевозку животных из региона в регион мы уже упомянули. В сообществах из руки в руки передаются контактные данные сотрудников железнодорожного и авиа-транспорта, которые по известной таксе помогут это осуществить.

Волонтерские сообществ очень часто блокируют действия администрации по регулированию численности бездомных животных. Пикеты и митинги против отстрелов, действия по созданию препятствий для исполнения управляющими жилым фондом компаниями по оборудованию технических помещений (подвалов, чердаков) с целью сделать их недоступными для проникновения животных, приносят свои результаты. При отсутствии реальных возможностей практического решения вопроса иным способом эти результаты приводят к плачевному итогу: количество бездомных, страдающих животных увеличивается, это приводит к тому, что общество становится более равнодушным, так называемое «эмоциональное выгорание».   Негатив от бездомных животных переносится и на домашних любимцев и их владельцев.

 

Это только маленькая часть отрицательных моментов существования  массового стихийного волонтерского движения зоозащитников. Перекроет ли эти отрицательные моменты сомнительная польза – помощь отдельным животным?

В любом случае в том, что возникло волонтерское движение догхантерства и волонтерское движение зоозащитников,  виновато только бездействие государства.

Мы ни в коем случае не против волонтерской деятельности по спасению животных и помощи им, но проходить она должна под руководством официально зарегистрированных организаций и при контроле государства.

И тем более, необходимо разграничивать деятельность по помощи отдельным животным и деятельности по регулированию количества бездомных животных, ни в коем случае не пытаясь отдать деятельность по регулированию численности бездомных животных на откуп общественным организациям и стихийному волонтерскому движения, как часто это происходит сейчас.

Перейти на Главную

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал