.
Взаимоотношения волонтеров и ветеринарных клиник. Юридический разбор ситуации. * Правовая зоозащита

Взаимоотношения волонтеров и ветеринарных клиник. Юридический разбор ситуации.

Есть позиция человека и есть позиция юриста.

Сейчас во мне эти две позиции конкурируют и бьют друг другу морду.

юрист зоозащитник

Недавно была такая ситуация.

Зоозащитники нашли покалеченного лабрадора, отвезли в клинику, заплатили за обследование и лечение, открыли сбор денег. Но владелец собаки, узнав, что собака находится в клинике, приехал туда, показал документы на собаку (оказалось, что он ее постоянное в этой клинике лечил). Врачи по требованию владельца собаку эвтанировали, слишком серьезные травмы, собака страдала.

Как человек я полностью поддерживаю клинику и владельца, слава Богу, пес не оказался в руках садистов от зоозащиты.

Но отброшу я все человеческое и стану говорить на сухом юридическом языке. И тут окажется, что все очень и очень непросто, выявятся пробелы нашего законодательства.

Итак, что произошло. Забудем слова «зоозащитник» и «волонтер».

 

Как ситуацию описывает клиника
Ветеринарная клиника «Пульс» подвергается травле после ситуации со сбитым лабрадором в Малаховке Главный врач ветеринарной клиники «Пульс» дает комментарии относительно происходящего. Ольга Михайловна Рябинина, главный врач клиники «Пульс», посчитала необходимым предоставить общественности всю информацию по ситуации со сбитым в Малаховке лабрадором, которого врачи клиники вынуждены были усыпить по воле хозяина. Ольга Михайловна Рябинина лечит домашних животных уже более 20 лет и за это время не раз возникали ситуации, когда волонтеры-зоозащитники спасали собак и кошек, собирали деньги на их лечение, пристраивали в хорошие руки и всячески заботились о них. Сама Ольга Михайловна и весь коллектив клиники «Пульс» горячо поддерживает такую деятельность и относится к зоозащитникам с большим уважением. По словам О.М. Рябининой, 6 марта, около 12 часов ночи, в клинику привезли собаку, черного лабрадора. Как рассказали доставившие собаку волонтеры, ее сбила электричка, после чего прохожие перетащили собаку в подземный переход. Там истекающего кровью пса и нашла девушка-волонтер по имени Елена. Позвонив в ближайшую ветеринарную клинику, а такой оказалась именно клиника «Пульс» в Быково, Елена сообщила о случившемся. Помочь доставить собаку в клинику вызвался Рябинин Андрей Михайлович, сотрудник ветеринарной клиники. По прибытии, Рябинин Андрей Михайлович и дежурный врач Анохина Татьяна Валерьевна осмотрели собаку. Далее все манипуляции с собакой осуществляла Анохина Татьяна Валерьевна. Услуги клиники в размере 5 000 рублей за первичное обращение были оплачены Еленой. Имеется чек. По данным осмотра, у собаки оказались серьезно повреждены все лапы. Три подлежали ампутации, а четвертая лапа была оторвана от туловища в области лопатки. Собаке обработали раны, поставили через внутривенный катетер инфузию анальгетиков с постоянной скоростью. В это время волонтеры во главе с Еленой проводили активную работу в соцсетях по сбору средств на лечение собаки. Из соцсетей о происшедшем узнал и хозяин, потерявший лабрадора. Он немедленно явился в клинику, и оказалось, что пострадавшая собака наблюдалась в клинике с 2008 года. Именно здесь проводились все плановые мероприятия по ее ветеринарному обслуживанию. Хозяину объяснили ситуацию, которая состояла в том, что 11-летняя собака остается без ног. Речи о протезировании быть не могло из-за возраста собаки, больше 11 лет. Регенерация у такого возрастного пациента затруднена. Более того, пес мог не перенести наркоз. Животное терпело постоянные сильнейшие боли, которые не удавалось утолить анальгетиками, даже при непрерывном их инфузионном введении. При этом не существовало возможности обеспечить собаке приемлемое качество жизни, потому что данные травмы предполагают использование наркотических анальгетиков, доступ к которым имеют лишь единичные ветклиники, и тем более невозможно было бы обеспечить обезболивание в домашних условиях после выписки. Адекватно оценив ситуацию, при всей привязанности к питомцу, хозяин принял решение об эвтаназии. Он написал соответствующее заявление. Разговор владельца с врачом об эвтаназии зафиксирован видеосъемкой. Важно отметить, что даже если бы владелец не усыпил собаку, дальнейшие хирургические и терапевтические мероприятия производились бы в клинике «Пульс», где данная собака наблюдалась с рождения. Хозяин проводил бы лечение собаки за свои собственные средства, и в участии посторонних лиц он не нуждался. Елена, доставившая собаку в клинику накануне, явилась в 21:00 час и потребовала вернуть ей собаку. Ей ответили, что она не является хозяйкой животного и не может решать его судьбу. Последовала интенсивная кампания в соцсетях с обвинением врачей клиники «Пульс» в непрофессионализме, в жестоком обращении с животными, оскорбления и угрозы лично в адрес главного врача, Рябининой О.М и других врачей клиники. Еленой Токаревой составлена петиция, адресованная правоохранительным органам, которая активно продвигается в соцсетях. Также нападкам подвергся хозяин собаки, который уже подал заявление в полицию. Получив юридическую оценку действий врачей, хозяина собаки, а также волонтера Елены, клиника «Пульс» в лице ее главного врача, Рябининой Ольги Михайловны, призывает общественность объективно оценить ситуацию и поддержать Клинику в социальных сетях
.

Итак, лицо задержало безнадзорное животное  и на основании п.2 ст. 230 Гражданского кодекса РФ на время розыска собственника оставило его себе на содержании и в пользовании. Так как животное требовало ветеринарной помощи, лицо, задержавшее безнадзорное животное, обратилось в ветеринарную клинику, где с этим лицом был заключен договор об оказании платных ветеринарных услуг. Т.е. данное лицо теперь имеет два статуса — лицо, задержавшее безнадзорное животное, и Заказчик по договору о предоставлении платных ветеринарных услуг.

Лицо, задержавшее безнадзорное домашнее животное на основании ч.1 ст. 230 обязано сообщить о задержании безнадзорного домашнего животного в полицию или орган местного самоуправления. Но в нашем случае трех дней не прошло, поэтому лицо пока в правовом поле. Не буду пока углубляться, что было бы, если бы лицо по прошествии трех дней не заявило. И так все сложно.

Итак, между лицом и клиникой подписан договор об оказании платных ветеринарных услуг. В этом договоре только две стороны — клиника (Исполнитель), лицо (Заказчик). Мы не видим, какие условия были включены в договор, но я считаю, что при размещении животного в стационар между клиникой и заказчиком заключается смешанный договор, т.е. договор, в котором содержатся элементы различных договоров, ст. 421 ГК РФ. В нашем случае содержатся элементы договора о предоставлении платных ветеринарных услуг и договора хранения (передержки) животного ст. 886 ГК РФ. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

И вот тут уже, наше лицо, сначала являющееся лицом, задержавшим безнадзорное домашнее животное, а потом и Заказчиком по договору о предоставлении платных ветеринарных услуг, приобрело и третью ипостась, оно стало поклажедателем.

А по условиям договора хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Причем ( важно, важно, важно ) в отношениях сторон по договору хранения вопрос о принадлежности вещи поклажедателю на праве собственности или ином праве не имеет правового значения и не влияет на обязанность хранителя возвратить вещь, принятую на хранение, поклажедателю или лицу, которое поклажедатель указал как получателя.

Т.е. у кого взял — тому и верни, если иное прямо не указано в договоре. А наличие или отсутствие права собственности — не твое, хранителя, дело.

Что происходит дальше. Дальше появляется собственник собаки и предоставляет документы на нее. Какие? Родословную, ветеринарный паспорт? Но мы же помним, что ни родословная, ни ветеринарный паспорт правоустанавливающими документами не являются.

И кто такая клиника, чтобы определять или констатировать наличие или отсутствие права собственности у того или иного лица? Извините, но в компетенцию врача, администратора или владельца клиники это не входит.

Приведу пример из собственной зоозащитной практики. В моих волонтерских руках оказалась породистая собака тоже с травмами, но эти травмы были вполне совместимы с жизнью — переломы лап. С большим трудом по клейму я обнаружила собственника, связалась с ним, обрисовала ситуацию и предложила забрать собаку из клиники, предварительно оплатив мои расходы на лечение. Встретиться я предложила в клинике, он отдает мне деньги, а потом уже самостоятельно решает вопрос, то ли он забирает собаку, то ли долечивает в клинике за свой счет. Но собственник оттягивал встречу, а потом заявил, что собака ему не нужна. «Прекрасно, тогда встречаемся, где Вам удобнее и Вы подписываете бумагу (договор дарения собаки) и больше никто никому ничего не должен»= сказала я. На этом и порешили.

Но представим ситуацию, что собственник, сегодня подписавший договор об отчуждении собаки в мою пользу, завтра не одумается и не явится в клинику за собакой, а там ему без моего ведома собаку отдали? А если не договор дарения, а возмездный договор купли-продажи?

А где гарантия, что и в нашем случае с бедным лабрадором не было договора отчуждения, пусть и не в пользу волонтера, а в пользу непонятно какого лица?

Вывод. Ветеринарная клиника нарушила свои обязательства по договору, передав собаку лицу, назвавшемуся собственником собаки.

Что должна была делать ветеринарная клиника, когда к ней явился человек за собакой, который не указан в договоре? Минимум связаться со контрагентом по договору, т.е. нашим лицом в трех ипостасях, и выполнять его указания.

Что делать владельцу в таком случае?

Вызвать полицию и обрисовать ситуацию. Что сделает полиция? Нет, нет, не отнимет собаку и не передаст ее собственнику, полиция не суд и не господь Бог. В компетенцию мужей в форме не входит урегулирование гражданских споров. Полиция просто зафиксирует факт нахождения там- то и там -то такой-то собаки и порекомендует собственнику идти в суд.
Собственнику (если он не сумел договориться с лицом в трех ипостасях) следует шустро выполнить рекомендации полиции и подать виндикационный иск об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения. А в качестве обеспечительной меры просить суд наложить арест на указанную собаку и передать ему ее на ответственное хранение. Соответчики — ветеринарная клиника и лицо по договору, т.е. наше лицо в трех ипостасях
Лицо в трех ипостасях может предъявить иск о возмещении расходов, связанных с содержанием собаки.
Долго, муторно, пока идут судебные дела животное будет страдать… Увы, но закон есть закон.

Ну и об ответственности клиники, которую незаконно (да, да) передала имущество, вверенное ей по договору хранения третьему лицу.

Ветеринарные услуги, если это не будет оспорено заказчиком, оказывались качественно и в договорном объеме. Если при заключении договора клиника приняла аванс, то необходимо сделать перерасчет и возвратить заказчику сумму, на которую ветеринарные услуги не оказаны.

В отношении несоблюдения договорных обязательств по  хранению клиника,  как хранитель, несет ответственность перед лицом в трех ипостасях, как поклажедателе, в размере убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением условий по договору хранения в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Как Вы видите, реального ущерба у поклажедателя не было, т.к. собака не принадлежала нашему лицу в трех ипостасях на праве собственности или других вещных правах. О неполученнных доходах и говорить не приходится. Хотя, если бы речь шла о молодой и здоровой собаки неполученные доходы можно было бы попытаться доказать через суд. Неполученные доходы выражались бы в виде выплаты вознаграждения в размере 20% от стоимости собаки  в соответствии со 232 Гражданского кодекса РФ от собственника собаки, если он объявится и заявит о своих правах. В нашем случае собственник объявился и заявил о своих правах на собаку, но не будем даже говорить о стоимости собаки, т.к. не было заявления в полицию или орган местного самоуправления, а это обязательное условие требования вознаграждения.
Т.е. мы видим, что в данном случае, несмотря на явное ненадлежащее исполнение условий договора, клиника ответственности не несет.

Что я могла бы посоветовать волонтерам в данном случае, несмотря на отрицательное отношение к их деятельности по пытке неизлечимо больной и страдающей собаки? Обратиться в управление ветеринарии с просьбой провести проверку по данному факту.

Ну а к владельцам собак и других домашних животных. Берегите их и свои нервы. На улице ходят не только маньяки,  садисты, но и зоозащитники. Держите все свое при себе, не выпускайте из-под своего контроля.

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал