gtag('config', 'UA-105996004-1'); . М.А.Шабалина. Проблемы квалификации жестокого обращения с животными * Правовая зоозащита

М.А.Шабалина. Проблемы квалификации жестокого обращения с животными

«Уголовное право», 2020, N 6

 

Проблемы квалификации жестокого обращения с животными

(ст. 245 УК РФ)

М.А. ШАБАЛИНА

———————————

Статья посвящена проблемам применения ст. 245 УК РФ, вызванным особенностями описания объективной и субъективной сторон преступления, в частности отсутствием в уголовном законодательстве понятия «жестокое обращение с животными», дефиниций признаков субъективной стороны преступления, а также отсутствием единого подхода правоприменителей к бездействию в рамках жестокого обращения с животными.

 

 

 

Согласно доктрине и судебной практике состав ст. 245 УК РФ характеризуется следующими элементами. Объект преступления — общественная нравственность и отношения в области содержания животных. Предметом преступления являются животные вне зависимости от форм собственности на них и их отнесения к категории диких, домашних либо содержащихся в неволе или полувольных условиях <1>.

———————————

<1> При этом к предмету преступления не относятся живые существа, не являющиеся высшими млекопитающими и птицами, например земноводные (лягушки), пресмыкающиеся (змеи), насекомые (жуки) и т.п. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. 2-е изд. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015 // СПС «КонсультантПлюс»; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 4 т. Особенная часть. Раздел IX. Т. 3 / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2017 // СПС «КонсультантПлюс»; Горохов Д.Б. Проблемный результат отечественного правотворчества: законодательное установление охраны жизни или здоровья животных и растений // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. N 2 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Объективная сторона характеризуется жестоким обращением с животными, следствием которого является причинение смерти или увечий животному. Понимание данного элемента состава вызывает несколько сложностей. Первая связана с толкованием категории «жестокое обращение с животными», вторая — со спором о том, охватывает ли деяние также и бездействие (например, когда владелец не оказывает вовремя необходимой ветеринарной помощи животному), третья — с отсутствием системы оценивания причиненного животному вреда, критериев, на основании которых можно было бы разграничить увечье и обычный вред.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Для применения ст. 245 УК РФ правоприменителю необходимо установить наличие хотя бы одной из обязательных целей (мотивов) субъективной стороны: хулиганских или корыстных побуждений либо причинения боли и страданий животному. Однако в рассматриваемой статье содержание указанных мотивов не раскрыто. И если в отношении хулиганства и корысти имеется возможность обратиться к ст. 213 УК РФ или к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2019 г. N 58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми», то в случае с причинением боли и страданий животным правоприменителю неоткуда взять дефиницию. Более того, на практике часто происходит смешение цели причинения боли и страдания животным с применением садистских методов, что приводит к некорректной квалификации деяния.

 

Жестокое обращение с животными.

Объективная сторона преступления состоит в жестоком обращении с животными. В доктрине под жестоким обращением понимается причинение животным боли, физических страданий в результате их систематического избиения, оставления без пищи и воды на длительное время, использования для ненаучных опытов, причинения неоправданных страданий при научных опытах, мучительного способа умерщвления, использования в различных схватках, натравливания их друг на друга, охоты негуманными способами и т.п. <2>.

———————————

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2011 (7-е издание, переработанное и дополненное).

<2> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. 2-е изд. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015 // СПС «КонсультантПлюс»; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 4 т. Особенная часть. Раздел IX. Т. 3 / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2017 // СПС «КонсультантПлюс»; Чучаев А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2009. С. 483.

 

Отсутствует единое понимание содержания жестокого обращения и у судов. Так, в Постановлении президиума Сахалинского областного суда от 9 сентября 2011 г. по делу N 44у-93/11 суд истолковал понятие жестокого обращения с животными как «мучение животных или издевательство над ними, например их систематическое избиение, содержание в невыносимых условиях, препятствующих нормальному функционированию организма, длительное оставление без пищи и воды, то есть причинение страданий животным на протяжении определенного времени, что приводит к их гибели или увечью». Верховный Суд РФ в Определении от 20 февраля 2007 г. по делу N 4-О07-13 при рассмотрении дела об убийстве лицом прохожего и его собаки применил более узкий подход к понятию жестокого обращения с животными, ограничиваясь лишь систематическим избиением, оставлением без пищи и воды и мучительным способом умерщвления. Еще одним примером может стать Постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 21 мая 2014 г. N 44у-243/14, в котором суд пояснил, что жестокое обращение с животными характеризуется безжалостностью лица и выражается в различного рода негуманных способах воздействия на животное.

Таким образом, вопрос о том, что именно включается в понятие жестокого обращения с животными, до 2019 г. был полностью оставлен на усмотрение суда.

Однако 27 декабря 2018 г. принят Федеральный закон N 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон о животных), в котором закреплено нормативное определение жестокого обращения с животными (п. 5 ст. 3): «обращение с животным, которое привело или может привести к гибели, увечью или иному повреждению здоровья животного (включая истязание животного, в том числе голодом, жаждой, побоями, иными действиями), нарушение требований к содержанию животных, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (в том числе отказ владельца от содержания животного), причинившее вред здоровью животного, либо неоказание при наличии возможности владельцем помощи животному, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии».

Установленное законом определение включает в понятие жестокого обращения не только умерщвление или причинение увечий животному, но и причинение вреда его здоровью, т.е. является более широким, чем диспозиция ст. 245 УК РФ.

Вместе с тем, несмотря на появление нормативной дефиниции жестокого обращения, как правоприменительные органы, так и суды в большинстве своем продолжают узко толковать данный термин в ст. 245 УК РФ <3>. Использование закрепленного в Законе о животных понятия в делах по ст. 245 УК РФ является крайне редким <4>.

———————————

<3> См.: Приговор Красноармейского городского суда Саратовской области от 13 марта 2019 г. по делу N 1-26/2019; Постановление Верховного суда Республики Карелия от 4 февраля 2019 г. по делу N 22-113/2019.

<4> См.: Приговор Калужского районного суда от 19 декабря 2019 г. по делу N 1-2/2019.

 

Отсутствие единого подхода к понятию жестокого обращения приводит к фактической декриминализации ряда деяний, которые, по мнению правоприменителя, не охватываются анализируемым составом преступления.

Так, в Постановлении Верховного Суда РФ от 24 декабря 2019 г. N 53-АД19-9 отказано потерпевшей в передаче материалов дела в орган дознания для установления состава преступления по ст. 245 УК РФ, поскольку суд не увидел в действиях обвиняемого жестокого обращения с животным, несмотря на то, что обвиняемый нанес собаке потерпевшей 13 ножевых ударов, в результате которых животное скончалось. Вместе с тем в «параллельном» деле, в котором потерпевшая взыскивала имущественный ущерб с лица, умертвившего ее собаку <5>, суд установил прямой умысел лица на умерщвление собаки, его вину и угрозы в адрес потерпевшей о намерении умертвить ее животное, а также факт причинения боли животному и его последующую смерть от полученных ножевых ранений.

———————————

<5> См.: Постановление мирового суда судебного участка N 27 в ЗАТО г. Железногорск Красноярского края от 14 ноября 2018 г. по делу N 5-401/27/2018.

 

Причинение животному увечий

 

Для квалификации содеянного по ст. 245 УК РФ действия (бездействие) лица должны привести к умерщвлению животного или причинению ему увечий. Вместе с тем законодательство не дает пояснений, что необходимо понимать под причинением животному увечий и чем увечья отличаются от причинения вреда здоровью. Не находим однозначного ответа и в судебной практике.

Исследование выявило в практике три подхода. В одних случаях суды констатируют факт причинения животному увечья, но не поясняют степень вреда здоровью <6>; в других — суды описывают степень вреда, которая может характеризоваться полной или частичной утратой животным зрения или слуха, сильным повреждением конечностей или внутренних органов <7>; в третьих — суды рассматривают увечье как состояние, предшествующее смерти животного <8>. Иногда суд указывает на дополнительный критерий увечья — необходимость своевременного оказания животному ветеринарной помощи, без которой причиненное увечье станет причиной гибели <9>.

———————————

<6> См.: Приговор Корткеросского районного суда Республики Коми от 20 января 2020 г. по делу N 1-10/2020; Постановление Чернушенского районного суда Пермского края от 9 января 2020 г. по делу N 10-1/2020; Постановление Центрального районного суда г. Калининграда от 25 октября 2019 г. по делу N 1-423/2019.

<7> См.: Приговор Черногорского городского суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. по делу N 1-406/2019; Постановление Орловского районного суда Орловской области от 8 августа 2019 г. по делу N 1-129/2019; Постановление Ленинского районного суда г. Ставрополя от 16 марта 2017 г. по делу N 10-15/2017; Постановление Зарайского районного суда Московской области от 2 октября 2015 г. по делу N 10-5/2015.

<8> См.: Постановление Духовщинского районного суда Смоленской области от 4 марта 2019 г. по делу N 10-1/2019.

<9> См.: Постановление Центрального районного суда г. Калининграда от 25 октября 2019 г. по делу N 1-423/2019; Постановление Ленинского районного суда г. Ставрополя от 16 марта 2017 г. по делу N 10-15/2017.

 

Вместе с тем встречаются и дела, где суды <10> и правоохранительные органы <11> вовсе не дифференцируют такие общественно опасные последствия, как причинение животному увечья и его гибель.

———————————

<10> См.: Приговор Ольского районного суда Магаданской области от 24 декабря 2013 г. по делу N 1-117/2013.

<11> См.: Постановление Промышленного районного суда г. Оренбурга от 20 февраля 2014 г. по делу N 10-15/2014.

 

При разграничении понятий «вред здоровью животного» и «увечье» возникает следующая проблема. Уголовное законодательство говорит о причинении вреда здоровью исключительно человека. Представляется, однако, что закрепленные в данных статьях понятия могут быть экстраполированы и на вред здоровью животных.

Несмотря на то что суды в большинстве случаев прямо не указывают, что увечьем признается именно тяжкий вред здоровью животного, из решений видно, что вред, квалифицируемый судами как увечье, относится к понятию тяжкого вреда в понимании ст. 111 УК РФ, если бы он был причинен человеку. А в некоторых актах даже указано, что увечьем является именно тяжкий вред <12>.

———————————

<12> В частности, в Постановлении Нелидовского городского суда Тверской области от 28 января 2020 г. по делу N 10-1/2020.

 

При этом, несмотря на отсутствие прямого признания увечья тяжким вредом, описываемый судами вред здоровью животного, вызванный жестоким обращением и поименованный судами как увечье, соответствует понятию тяжкого <13>. Так, в приговоре Черногорского городского суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. по делу N 1-406/2019 суд признал увечьем вред здоровью животного, повлекший утрату зрения на 90%, гематомы в виде вмятины черепной коробки в области между правым ухом и правой бровью, а также отсутствие правого верхнего клыка. В Постановлении Ленинского районного суда г. Ставрополя от 16 марта 2017 г. по делу N 10-15/2017 суд признал увечьем вред, выразившийся в тупой травме живота — повреждении органов брюшной полости (забрюшинной гематоме в области правой почки, разрыве печени) и внутрибрюшном кровотечении.

———————————

<13> См.: Приговор Черногорского городского суда Республики Хакасия от 10 сентября 2019 г. по делу N 1-406/2019; Постановление Орловского районного суда Орловской области от 8 августа 2019 г. по делу N 1-129/2019; Постановление Ленинского районного суда г. Ставрополя от 16 марта 2017 г. по делу N 10-15/2017; Постановление Зарайского районного суда Московской области от 2 октября 2015 г. по делу N 10-5/2015.

 

С учетом этого полагаем возможным провести следующую дифференциацию между «увечьем» и «вредом здоровью»: под увечьем в рамках ст. 245 УК РФ должен пониматься тяжкий вред здоровью животного, который опасен для его жизни или влечет потерю зрения, слуха либо какого-либо органа или полную или временную утрату органом его функций, а под причинением вреда здоровью — легкий вред здоровью животного и вред средней тяжести.

 

Жестокое обращение с животными в форме бездействия

 

Статья 245 УК РФ не указывает, в какой именно форме должно осуществляться жестокое обращение. Доктрина допускает возможность привлечения к уголовной ответственности по ст. 245 УК РФ за бездействие, если на лице лежала обязанность по содержанию животного <14>.

———————————

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<14> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 2005. С. 754 (автор — М.В. Талан); Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2010. С. 911 (автор — В.С. Устинов); Данилова С.И. Особенности квалификации и расследования преступлений, предусмотренных статьей 245 УК РФ // СПС «КонсультантПлюс».

 

Судебная практика также исходит из возможности применения ст. 245 УК РФ к бездействию лица <15>. Автором найдено дело, где суд привлек к ответственности лицо, осуществившее хищение козлят с фермы и впоследствии оставившее их без еды и воды, что привело к гибели животных <16>, а также дело, где лица изначально имели умысел на убийство животного для употребления его мяса в пищу, но в процессе причинения увечий животному передумали и бросили еще живое искалеченное животное в подвал, где его обнаружили иные лица. В последнем деле суд вменил обвиняемым также и бездействие, поскольку они не оказали своевременной ветеринарной помощи изувеченному ими животному <17>.

———————————

<15> См.: Постановление Тукаевского районного суда Республики Татарстан от 26 апреля 2019 г. по делу N 10-3/2019.

<16> См.: Приговор Дзержинского районного суда Калужской области от 9 августа 2018 г. по делу N 1-20/2018.

<17> См.: Постановление Свердловского областного суда от 10 июня 2019 г. по делу N 22-4320/2019.

 

Таким образом, суды используют более широкий подход к привлечению лиц за бездействие по сравнению с доктриной, допуская уголовную ответственность и тех лиц, на которых законом не возлагалась обязанность по содержанию животных.

 

Оценочные признаки субъективной стороны преступления

 

Особенностью субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, является наличие у причинителя вреда указанной в законе цели или мотива. При их отсутствии суд возвращает материалы уголовного дела в правоохранительные органы <18>. Таким образом, для применения указанной статьи лицо должно либо преследовать цель причинения боли и страданий животным, либо руководствоваться хулиганскими или корыстными побуждениями.

———————————

<18> См.: Постановление Центрального районного суда г. Калининграда от 29 ноября 2019 г. по делу N 1-455/2019; Постановление Кольчугинского городского суда Владимирской области от 26 декабря 2018 г. по делу N 1-129/2018; Определение Московского городского суда от 10 августа 2011 г. по делу N 22-9895/11.

 

Под хулиганскими побуждениями при квалификации по ст. 245 УК РФ суды понимают грубое нарушение общественного порядка путем совершения насильственных действий в отношении животных в целях демонстрации явного неуважения к обществу, которое может быть совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при этом жестокие действия могут совершаться в общественных местах, в присутствии непричастных людей <19>.

———————————

<19> См.: Определение Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 11-Д07-33; Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2002 г. по делу N 88-О01-39; Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 14 февраля 2017 г. по делу N 1-521/2016; Определение Московского городского суда от 19 февраля 2018 г. по делу N 10-2530/2018.

 

Под жестоким обращением с животным из корыстных побуждений суды понимают обращение, вызванное желанием виновного извлечь материальную или иную выгоду от такого обращения, в частности с целью употребить мясо убитого животного в пищу или освободить жилое пространство в помещении <20>.

———————————

<20> См.: Приговор Черепановского районного суда Новосибирской области от 24 апреля 2019 г. по делу N 1-112/2019; Постановление Пермского краевого суда от 18 октября 2018 г. по делу N 22-6387/2018; приговор Дзержинского районного суда Калужской области от 9 августа 2018 г. по делу N 1-20/2018; приговор Вохомского районного суда Костромской области от 5 сентября 2018 г. по делу N 1-41/2018; Постановление Зарайского районного суда Московской области от 2 октября 2015 г. по делу N 10-5/2015.

 

Цель лица в виде причинения животному боли и страданий является одной из наиболее сложнодоказуемых, поскольку зачастую смешивается участниками процесса и судами с садизмом, что приводит к неправильной квалификации деяния. Причинение боли и страданий животному является одной из целей деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 245 УК РФ, в то время как использование садистских методов относится к квалифицирующим признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 245 УК РФ.

Такое смешение происходит во многом ввиду того, что до декабря 2017 г. ч. 1 ст. 245 УК РФ была изложена в иной редакции, содержащей два мотива: хулиганство и корысть, а также два метода (способа): садизм или совершение в присутствии малолетних. При этом прежнюю редакцию суды применяли, понимая под садизмом в том числе и причинение боли и страданий. Так, в Постановлении Санкт-Петербургского городского суда от 14 февраля 2017 г. по делу N 1-521/2016 суд уточнил, что под жестоким обращением с животным, повлекшим его гибель с применением садистских методов, понимается мучительный способ умерщвления животного, в том числе и ради желания видеть его мучения.

Однако при внесении изменений в редакцию статьи понятия садизма и желания причинить боль и страдания были разделены. Тем не менее, несмотря на изменение редакции статьи, суды продолжают смешивать эти категории. Так, в Постановлении президиума от 18 декабря 2018 г. N 44у-271/2018 Красноярский краевой суд пояснил, что между садизмом и желанием лица причинить боль и страдания животному существует разница, поскольку апелляционный суд исключил из Постановления указание на наличие в действиях виновного садизма, применив к нему некорректную редакцию закона и не учтя способ убийства животного: избиения его об пол и стены, причинившего животному сильные мучения, что явно подпадает под садистский метод убийства. Суд указал, что под садистскими методами понимаются мучительные способы обращения с животными, причиняющие им особые страдания, а также изощренные физические способы воздействия на животных, в частности мучительное умерщвление или членовредительство, пытки, сожжение живым, удушение, истязание и т.п., а под мотивом причинения боли и страданий — желание виновного видеть мучения животного и получать от них удовлетворение.

В приговоре Слободского районного суда Кировской области от 4 декабря 2019 г. по делу N 1-253/2019 суд, рассматривая дело о натравливании одного животного на другое, следствием чего стало причинение колотых ран и смерть второго животного от разрыва сердца в процессе драки, установил желание виновного причинить боль и страдания, не принимая во внимание факт причинения смерти особо мучительным способом, т.е. садизм.

Неправильная квалификация действиям дана Голышмановским районным судом Тюменской области в приговоре от 16 октября 2019 г. по делу N 1-167/2019, где лицо с целью причинения смерти животному, на что прямо указывает суд, нанесло несколько ударов острием лопаты по шее животного, после чего завернуло собаку в пакет и выбросило в мусорный бак, где животное продолжало мучиться, скончавшись впоследствии от полученных ран. При этом суд квалифицировал действия лица по п. «б» ч. 2 ст. 245 УК РФ (деяние в присутствии малолетних), не вменив, однако, п. «в» статьи (садизм). Однако лицо не имело умысла на причинение боли и страданий, что можно установить из судебного акта, лицо желало умертвить животное на глазах малолетних и сделало это особо мучительным способом, тем не менее суд квалифицировал его действия именно как причинение боли и страданий.

Из буквального толкования понятий можно прийти к выводу, что садистские методы (удушение, сожжение, членовредительство) являются по своей сути способом умерщвления животного, т.е. конечной целью виновного должно быть именно причинение гибели животному мучительным способом <21>. При этом причинение боли и страданий направлено не на конечный результат, а на сам процесс мучения, т.е. садист заинтересован не в умерщвлении, а в получении удовольствия от причинения животному страданий, которые в конечном итоге могут стать причиной смерти животного <22>.

———————————

<21> См.: Приговор Азовского районного суда Омской области от 25 июля 2019 г. по делу N 1-44/2019; Постановление президиума Красноярского краевого суда от 18 декабря 2018 г. N 44у-271/2018.

<22> См.: Постановление Верховного суда Республики Хакасия от 29 октября 2019 г. по делу N 22-1422/2019; приговор Котласского городского суда Архангельской области от 21 октября 2019 г. по делу N 1-369/2019.

 

Пристатейный библиографический список

 

  1. Горохов Д.Б. Проблемный результат отечественного правотворчества: законодательное установление охраны жизни или здоровья животных и растений // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. N 2.
  2. Данилова С.И. Особенности квалификации и расследования преступлений, предусмотренных статьей 245 УК РФ // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 2005.

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (4-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2010.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. 2-е изд. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 4 т. Особенная часть. Раздел IX. Т. 3 / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2017.

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2011 (7-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Чучаев А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2009.

 

 

 

 

 

 

Интересная информация? Поделись с друзьями!

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал