gtag('config', 'UA-105996004-1'); . Об определении степени вины владельцев собак * Правовая зоозащита

Об определении степени вины владельцев собак

Краткое содержание:  Владелец собаки породы акита выходил из подьезда с собакой на поводке. В это время истица проходила с собакой йорширским терьером и девочкой 8 лет. Собаку на рулетке держала девочка. Ребенок не сумел справиться с рулеткой, йорк побежал с лаем на акиту, завязалась драка, в результате которой йоркширскому терьеру травмы, несовместимые с жизнью, от которых он через некоторое время погиб.

Апелляционная инстанция определила обоюдную вину владельцев в процентах 50\50.

В этом судебном процессе интересно также оценка погибшей собаки. Истица представила расписку об оплате щенка в сумме стоимости высокопородистой собаки с родословной. Но не представила свидетельств о происхождении или других доказательств того, что собака стоила эту сумму. Поэтому с владельца акиту было взыскано 50% стоимости щенков без родословной по сведениям, взятых с различных информационных источников о продаже щенков

 

 

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ (выдержка)

Дело № 33-8946/2022

12 октября 2022 года

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда рассмотрела дело по апелляционной жалобе Лузина на решение Свердловского районного суда города Перми от 27.05.22 о взыскании с Лузина в пользу Еговцевойы денежных средств в возмещение материального ущерба, компенсации морального вреда, возмещения расходов по уплате госпошлины. Судебная коллегия

установила:

Еговцева обратилась в суд с иском к Лузину о взыскании материального ущерба, денежной компенсации морального вреда. В обоснование заявленных исковых требований указала, что 07.06.21 в районе 23:00 час. у входа в подъезд д. ** г. Перми на ее собаку породы «Йорк» по кличке «Гром» набросилась выбежавшая крупная собака породы «Акита», хозяином которой является Лузин. Указанная собака покусала принадлежавшую ей собаку; причиненные в результате этого ей травмы оказались не совместимыми с жизнью. Собака породы «Акита» находилась в общественном месте без намордника, поводок был спущен на расстояние более 3 м., хозяин собаки Лузин не стал оттаскивать свою собаку, после инцидента не извинился, не предложил помощи, а сразу ушел. Считает, что в нарушение Федерального закона от 27.12.18 № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Лузин не обеспечил достаточной безопасности для окружающих. В этот же день она доставила свою собаку в ветеринарную клинику «Друг», где при её осмотре был зафиксирован укус в области шеи, назначен курс лечения, в том числе, стационар. Несмотря на выполнение всех рекомендаций по лечению, указанное лечение не помогло, в результате чего она обратилась в ветеринарную клинику «Клык», где при осмотре собаки выявлены «тетрапарез, гипертонус разгбателей грудных конечностей, симптомы поражения верхних двигательных нейронов тазовых конечностей, подтекание мочи, депрессия». Диагностирована травма спинного мозга, признаками тяжелого поражения спинного мозга вследствие травмы после укуса. Поскольку данное состояние необратимое, рекомендовано рассмотреть вариант эвтаназии. 24.07.21 в виду ухудшения состояния собаки и неблагоприятного прогноза проведена эвтаназия. Материальный ущерб оценивает в 30 000 руб., поскольку собака приобретена по договору купли-продажи за 40 000 руб. После полученных травм её собаке проведено лечение на общую сумму 20 500 руб. Кроме того, ей лично причинен моральный вред, выразившийся в испуге, состоянии шока от увиденного, страдании от безнадежного состояния питомца. После смерти собаки до настоящего времени она не может прийти в себя.

 

 

 

На основании вышеизложенного, просит суд взыскать с ответчика в ее пользу сумму материального ущерба в размере 50 500 руб., денежную компенсацию морального вреда в размере 30 000 руб., судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины.

Суд постановил решение об удовлетворении требований в части, указав, что ответчик, являясь источником повышенной опасности отвечает вред, причиненный таким источником без вины, определив стоимость погибшей собаки в размере 30000 рублей, на основании представленной истцом расписки, подтверждающей уплату этой суммы, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, а также постановив взыскать в пользу истца возмещение расходов, понесенных на лечение собаки и ее эвтаназию. Кроме того с ответчика в пользу истца взысканы 300 рублей в возмещение расходов на уплату государственной пошлины. Кроме того, с ответчика взыскана государственная пошлина в доход бюджета в размере 1693 рубля 64 копейки.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать. Считает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Так, поводок-рулетка йоркширского терьера не был зафиксирован, а впоследствии отпущен из рук девочки-подростка, что привело к тому, что собака истца смогла подбежать и прыгнуть к собаке ответчика. Свою собаку ответчик держал на фиксированном поводке, что подтверждено свидетелем Лузиной. Собака ответчика не проявляла агрессии и не была инициатором драки. Ответчик не мог одновременно держать свою собаку и отталкивать от нее собаку истца. Судом не принят во внимание тот факт, что маленькие собаки имеют более высокую вероятность агрессивного поведения, что подтверждается научными исследованиями. Хозяйка терьера, находясь рядом с девочкой-подростком не предприняла никаких действий для того, чтобы удержать или подозвать свою собаку к себе, чем нарушила правила выгула домашних животных, предусмотренных федеральным законам, и допустила драку в которой ее собака получила травму. Считает, что травма получена от падения на острый предмет, в медицинской документации указание на укушенную рану сделаны со слов истца. По мнению ответчика его вины в причинении вреда истцу нет. Кроме того, суд не установил рыночную стоимость собаки породы Йоркширский терьер, которая в среднем составляет от 5 до 15 тысяч рублей, что подтверждается сведениями на общедоступной сайте в сети интернет. Документов на собаку истцом не представлено. Не указано, что собака являлась породистой, посещала выставки. Расписка со стоимостью покупки собаки также указывает на то, что собака покупалась не в питомнике, стоимость в расписке завышена и не соответствует действительной рыночной стоимости собаки данной породы. Кроме того, решение содержит несоответствия фактическим пояснениям, возражениям ответчика и свидетельским показаниям. Ответчик не говорил о том, что принадлежащая ему собака напала на собаку истца, он это отрицал. Вывод суда о том, что собака ответчика должна выгуливаться в наморднике не соответствует нормам права, поскольку порода Акита-Ину не включены в перечень потенциально опасных собак, утвержденный Постановлением правительства. Судом также не применены положения статьи 211 ГК РФ, согласно которой собственник имущества несет риск гибели или случайного повреждения своего имущества. Поскольку ответчик не виноват в произошедшем, данная норма подлежала применению. Оснований для взыскания компенсации морального вреда не имеется, поскольку собака является имуществом, компенсация морального вреда в связи с нарушением имущественного права возможна только в предусмотренных законом случаях. Также необходимо принять во внимание, что именно грубая неосторожность истца, способствовала причинению вреда, в связи с чем размер возмещения должен быть снижен, либо в его взыскании отказано. Также в жалобе указано на неоднократное перенесение судебных заседаний и несвоевременное изготовление мотивированного решения

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в соответствии с положениями статьи 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия считает его подлежащим изменению в части, касающейся определения размера ущерба, подлежащего взысканию в пользу истца в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со статьей 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции РФ). В связи с этим законом охраняются как имущественные права человека и гражданина, так и его неимущественные права и принадлежащие ему нематериальные блага.

Предусматривая ответственность в виде компенсации морального вреда за нарушение неимущественного права гражданина или принадлежащего ему нематериального блага, статья 151 Гражданского кодекса РФ не устанавливает какой-либо исчерпывающий перечень таких нематериальных благ и способы, какими они могут быть нарушены.

Закрепляя в части первой статьи 151 Гражданского кодекса РФ общий принцип компенсации морального вреда, причиненного действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, законодатель не установил каких-либо ограничений в отношении действий, которые могут рассматриваться как основание для такой компенсации.

Исходя из этого, Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что компенсация морального вреда как самостоятельный способ защиты гражданских прав, будучи одновременно и мерой гражданско-правовой ответственности, правовая природа которой является единой независимо от того, в какой сфере отношений — публично- или частноправовой — причиняется такой вред, не исключает возможности возложения судом на правонарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими в том числе имущественные права гражданина, — в тех случаях и в тех пределах, в каких использование такого способа защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (в частности, постановление от 26.10.21 г. № 45-П, постановление от 8 июня 2015 г№ 14-П, определение от 27.10.15 № 2506-О и др.).

В частности, Конституционным Судом РФ указано, что действующее правовое регулирование не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания были причинены в результате преступления, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.10.21 № 45-П).

Распространяя на животных общие правила об имуществе, положения статьи 137 Гражданского кодекса РФ тем не менее отличают их от прочего имущества, устанавливая, в частности, запрет на жестокое отношение, противоречащее принципам гуманности.

Кроме того, за жестокое обращение с животными установлена и уголовная ответственность в соответствии со статьей 245 Уголовного кодекса РФ, находящейся в главе 25 данного кодекса «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности».

Из этого следует, что запрет на жестокое обращение с животными, содержащийся как в уголовном, так и в гражданском законодательстве, направлен не на охрану имущества как такового, а на охрану отношений нравственности. Применение законодателем по отношению к животным таких категорий, как жестокость, нравственность, гуманизм свидетельствует о том, что при определенных обстоятельствах гибель животных может причинять их владельцу не только имущественный вред, но и нравственные страдания, в частности в силу эмоциональной привязанности, психологической зависимости, потребности в общении по отношению к конкретному животному, что не исключает возложение на причинителя вреда обязанности компенсировать не только имущественный ущерб, но и моральный вред.

Наличие или отсутствие таких оснований должно устанавливаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела (правовая позиция, изложенная в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 21.06.22 № 15-КГ22-1-К1).

Таким образом, признавая за истцом право на компенсацию морального вреда, обусловленную смертью домашнего животного-собаки, суд правильно применил нормы материального права, не исключающие такую возможность.

Доводы апелляционной жалобы в этой части отклоняются, решение суда является законным и обоснованным.

В то же время, доводы апелляционной жалобы о несоответствии выводов суда в части определения размера компенсации причиненного истцу имущественного ущерба, заслуживают внимания.

Так, определяя размер ущерба, причиненного гибелью собаки истца, суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика ее стоимости, установив ее исходя из размера завяленного истцом требования и представленной в дело копии расписки Михеева о получении от Еговцевой денежных средств в размере 40000 рублей в качестве оплаты за собаку породы йоркширский терьер. В то же время, указанная расписка не содержит сведений об индивидуальных особенностях собаки, что не позволяет с достоверностью определить за какую собаку уплачены денежные средства. При этом доводы ответчика, указывающего на то, что истцом не представлен ветеринарный паспорт на собаку, метрика щенка, его родословная, из чего следует, что стоимость погибшей собаки не могла составлять указанную сумму, судом оставлены без должного внимания. При этом в судебном заседании, состоявшемся 08.12.21, истец на вопрос суда, пояснила, что стоимость собаки подтверждена распиской, а доводы ответчика о завышении стоимости собаки приведены в возражениях на исковые требования. При этом судом не разъяснена ответчику обязанность по представлению доказательств в обоснование этих доводов, не предложено представить такие доказательства. В связи с изложенным, судебная коллегия сочла возможным предложить ответчику представитель такие доказательства, а истцу — доказательства в подтверждение стоимости собаки, в том числе, договор купли-продажи, ветеринарный паспорт, метрику щенка, родословную Российской Кинологической Федерации, дипломы при их наличии.

От истца каких-либо доказательств не поступило.

Ответчиком представлены сведения, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет – сайт объявлений Авито, сайт объявлений www.doska3.ru, объявления, размещенные в группе ВКОНТАКТЕ «Йорки Пермь. Купить йорка в Перми» Распечатки с указанных сайтов на трех страницах приобщены к материалам дела в качестве новых доказательств.

В представленных объявлениях цена щенков йоркширского терьера варьируется от 5000 рублей до 15000 рублей. Так как доказательств наличия у собаки истца особенностей, позволяющих прийти к выводу о том, что его стоимость обоснованно была установлена в размере, указанном в расписке и превышающем среднюю стоимость продаваемых собак данной породы, судебная коллегия считает возможным определить размер ущерба исходя из средней стоимости предлагаемых к продаже собак, которая составит округленно 11 тысяч рублей ((8+14+15+15+10+15+5+ 8+10+ 5+13+ 15+15+ 9+ 9+ 16+10+9+ 7 т.р)/19).

Также заслуживают внимания доводы ответчика о наличии в действиях истца вины в виде грубой неосторожности, что привело к возникновению ущерба.

В соответствии со статьей 13 Федерального закона от 27.12.18 № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в редакции, действующей на дату произошедшего события, при содержании домашних животных их владельцам необходимо соблюдать требования к содержанию животных, а также права и законные интересы лиц, проживающих в многоквартирном доме, в помещениях которого содержатся домашние животные. Не допускается использование домашних животных в предпринимательской деятельности, за исключением случаев, установленных Правительством Российской Федерации. Предельное количество домашних животных в местах содержания животных определяется исходя из возможности владельца обеспечивать животным условия, соответствующие ветеринарным нормам и правилам, а также с учетом соблюдения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов. Выгул домашних животных должен осуществляться при условии обязательного обеспечения безопасности граждан, животных, сохранности имущества физических лиц и юридических лиц.

При выгуле домашнего животного необходимо соблюдать следующие требования:

1) исключать возможность свободного, неконтролируемого передвижения животного при пересечении проезжей части автомобильной дороги, в лифтах и помещениях общего пользования многоквартирных домов, во дворах таких домов, на детских и спортивных площадках;

2) обеспечивать уборку продуктов жизнедеятельности животного в местах и на территориях общего пользования;

3) не допускать выгул животного вне мест, разрешенных решением органа местного самоуправления для выгула животных

Согласно пункту 6 указанной статьи запрещается выгул без намордника и поводка потенциально опасной собаки независимо от места выгула запрещается, за исключением случаев, если потенциально опасная собака находится на огороженной территории, принадлежащей владельцу потенциально опасной собаки на праве собственности или ином законном основании. О наличии этой собаки должна быть сделана предупреждающая надпись при входе на данную территорию.

В соответствии с пунктом 7 той же статьи перечень потенциально опасных собак утверждается Правительством РФ.

Разрешая заявленные требований, суд первой инстанции указал, что именно ответчик, выгуливая свою собаку без намордника, допустил нападение своей собаки на собаку истца, что не соответствует обстоятельствам дела.

Так, как давая объяснения в ходе рассмотрения заявления Еговцевой, поданного в отдел полиции № 7 Управления МВД России по г. Перми, так и в ходе рассмотрения данного дела, ответчик последовательно пояснял, что инцидент произошел, когда он выходил из подъезда, держал на коротком поводке, подбежала собака истца, лаяла, ее на поводке держала девочка 10 лети, поводок девочка отпустила, он свою собаку держал, маленькая собака набросилась на его собаку, собака ответчика укусила собаку истца (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 19.06.21. Данные обстоятельства также подтвердила свидетель Лузина в судебном заседании. Из объяснений истца, изложенных в заявлении в полицию, следует, что собака ответчика напала на их собаку, то же указано в исковом заявлении и пояснениях, данных в ходе судебного заседания, состоявшегося 08.12.21. Как именно произошло рассматриваемое событие, истец не поясняла, не оспаривая при этом тех деталей, на которые указывал ответчик – что собаку истца вела на поводке ее малолетняя дочь, поводок отпустила, истец не успела удержать свою собаку. Учитывая данные обстоятельства, судебная коллегия считает необходимым исходить из пояснений относительно обстоятельств события, данных ответчиком, а также пояснений истца, касающихся ее действий.

Таким образом, следует признать установленным, что собака истца получила укус от собаки ответчика при входе в подъезд, именно собака истца подбежала к собаке ответчика и стала лаять на нее, набросилась, после чего собака ответчика прикусила собаку истца. Также необходимо учитывать, что собаку истцу вела на поводке малолетняя дочь истца, которая отпустила поводок, чем допустила свободное передвижение собаки истца во дворе дома. Истец находилась рядом, не выполняя должным образом обязанности, возложенные на нее как на владельца собаки – исключение свободного, неконтролируемого передвижения животного, доверив поводок дочери, заведомо понимая, что дочь не сможет в полном объеме контролировать животное.

Данные действия истца находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими событиями, учитывая, что из пояснений истца следует, что ранее она слышала о собаке ответчика, и ее агрессивном поведении.

Несмотря на то, что собака ответчика породы Акита-Ину не указана в перечне потенциально опасных собака, утвержденных Постановление Правительства РФ от 29.07.19 № 97, оснований для признания отсутствия его вины в случившемся судебная коллегия не усматривает, так как обязанности по обеспечению безопасности окружающих им также в полном объеме не выполнены, из чего следует, что ущерб причинен истцу при наличии как ее вины так и вины ответчика. Так как определить степень вины каждой стороны в данном случае не представляется возможным, судебная коллегия считает их равными.

На основании изложенного, поскольку суд первой инстанции не дал надлежащей оценки действиям владельцев собак, не рассмотрел исходя из возражений ответчика вопрос о наличии вины истца в произошедшем, решение подлежит изменению в части размера ущерба, подлежащего взысканию с ответчика.

Как было указано выше, средняя стоимость собаки породы Йоркширский терьер составляет 11 тысяч рублей. Размер расходов, понесенных истцом на лечение собаки, определен судом в размере 19788 рублей, включая стоимость приобретенных лекарственных средств, медицинских изделий, в этой части решение не оспаривается. Итого, размер причиненного истцу материального ущерба составляет 30788 рублей.

Поскольку степень вины истца и ответчика в причинении вреда являются равными, ответчик должен возместить истцу ущерб в размере 15394 (30788 х 50 %) рубля. Оснований для удовлетворения требований в большем размере не имеется.

Оснований для изменения размера государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, не имеется, так как решение в части удовлетворения требования о взыскании компенсации морального вреда оставлено без изменения.

На основании статьи 98 ГПК РФ решение подлежит изменению в части определения размера государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчика в доход соответствующего бюджета, который составит 616 рублей.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены решения суда в соответствии с частью 4 статьи 330 ГПК РФ, не установлено.

Руководствуясь статьями 199, 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Свердловского районного суда города Перми от 27 мая 2022 года изменить в части определения размера присужденных ко взысканию сумм, определив взыскать с Лузина Дениса Владимировича в пользу Еговцевой Анастасии Игоревны 15 394 рубля в возмещение материального ущерба, 5000 рублей в счет компенсации морального вреда, 300 рублей в возмещение расходов по оплате государственной пошлины, в доход соответствующего бюджета — государственную пошлину в размере 616 рублей.

 

Интересная информация? Поделись с друзьями!

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал