.

После укуса собаки у пострадавшей случился инсульт. Но суд счел недоказанной причинно-следственную связь между этими событиями

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 июля 2010 г. по делу N 33-6159

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда рассмотрела дело по кассационной жалобе С. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 17.05.10, которым постановлено: Взыскать с Г. в пользу С. сумму ущерба в размере 23 526 рублей, расходы по делу в размере 2000 рублей и моральный вред в размере 25 000 рублей. В остальной части иска о взыскании морального вреда С. отказать. Установила:


С. обратилась в суд с иском к Я. и Г. о возмещении ущерба и компенсации морального вреда. Исковые требования мотивировала тем, что 13.09.09 она была укушена собакой ответчиков в область шеи, с рваными ранами была доставлена в больницу, где находилась до 30.09.09. Вину в случившемся усматривает в том, что ответчики допустили выгул собаки без намордника и поводка. Расходы на лечение составили 23 526 рублей, что является убытками истицы, возникшими по вине ответчиков. Денежную компенсацию морального вреда истица определила в 1 000 000 рублей.
Впоследствии определением суда из числа ответчиков исключен Я.
В судебном заседании истица настаивали на удовлетворении иска.
Ответчик Г. признавал исковые требования в части возмещения материального ущерба в полном объеме, исковые требования о компенсации морального вреда не признавал, указывая на то, что сама истица допустила грубую неосторожность при контакте с животным.
Судом постановлено приведенное выше решение, которое истица в своей кассационной жалобе просит изменить в части суммы компенсации морального вреда. Полагает, что судом не учтены последствия, возникшие в связи с укусом собаки ответчика, а именно: последующий за этим инсульт, повлекший инвалидность истицы.
Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения по доводам кассационной жалобы, считает возможным увеличить размер денежной компенсации морального вреда.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.
По правилам ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных лицу физических либо нравственных страданий, степени вины причинившего вред лица, а также с учетом требований разумности и справедливости.
Судом установлено, что 13.09.09  истица была укушена собакой ответчика, в связи с чем была доставлена в больницу, где находилась 30.09.09. Из представленных медицинских документов следует, что при поступлении истицы в стационар у нее имелись множественные укушено-рваные раны шеи слева, кровотечение, контузия ОСА, ВСА слева, интимдисекия с тромбозом, ишемический инсульт, правосторонний центральный верхний монопарез. После выписки из стационара истица лечилась амбулаторно, впоследствии ей была установлена вторая группа инвалидности по общему заболеванию. Запрашивая компенсацию морального вреда в 1 000 000 рублей, истица указывала на то, что перенесенный ею ишемический инсульт напрямую связан с нападением собаки, следовательно, его последствия: нарушение функции речи, монопарез — также находятся в причинной связи с неправомерными действиями ответчика, не обеспечившего безопасный выгул своей собаки.
По правилам ст. 56 ГПК РФ стороны обязаны представлять доказательства в обоснование заявленных требований и возражений по иску. Заявляя данный довод, истица не представила доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие причинно-следственной связи между нападением на нее собаки ответчика и наступившими последствиями в виде ишемического инсульта и установленной в связи с перенесенным заболеванием инвалидностью. Сам по себе факт констатации диагноза — ишемический инсульт — именно 13.09.09 при поступлении в стационар, еще не является доказательством того, что он возник исключительно в связи с событием, на которое указывает истица. На проведении судебно-медицинской экспертизы на предмет установления причины возникновения инсульта истица не настаивала.
Таким образом, суд первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда обоснованно не принимал во внимание довод истицы о причинной связи между укусом собаки и перенесенным ею впоследствии тяжелым заболеванием.
Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывал нравственные и физические страдания истицы, вызванные нападением собаки, состояние испуга и физической боли в момент нападения, а также последующие переживания, приведшие к психологической травме, также учтена степень физических повреждений.
Вместе с тем судебная коллегия приходит к выводу о том, что при определении размера денежной суммы судом первой инстанции не в полной мере учтены обстоятельства по данному делу, влияющие на размер компенсации морального вреда.
Так, суд не дал оценки тому факту, что, как следует из фактических обстоятельств дела, собака повалила истицу на землю и вцепилась ей в горло, укус собаки пришелся в жизненно важный орган — в область сонной артерии. При этом собака ответчика породы кавказская овчарка отнесена к крупным породам собак, отличающихся повышенной агрессией, действия собаки свидетельствует о том, что ответчик утратил возможность осуществлять полный контроль за ее поведением. Перечисленные обстоятельства свидетельствуют о том, что в момент нападения собаки возникла реальная угроза не только здоровью, но и жизни истицы; осознание ею данного факта не могло не создавать дополнительную нагрузку на ее психику, вело к усилению состояния испуга и стресса. Это обстоятельство, соответственно, усиливало степень нравственных страданий истицы именно в момент события. Кроме того, последствия укуса собаки выражаются в неизгладимых шрамах на шее истицы, обезображивающие ее внешний вид, что также не может восприниматься ею безболезненно. Осознание того, что это имеет место быть на открытых частях тела, также не может не причинять дополнительных нравственных страданий истице.
Поскольку судом первой инстанции при определении размера денежной компенсации учтены не все обстоятельства, которые являлись значимыми к вопросу о степени физических и нравственных страданий лица, судебная коллегия считает возможным увеличить денежную компенсацию морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истицы, до 50 000 рублей.Иные доводы кассационной жалобы являются несостоятельными и на правильность выводов суда первой инстанции, в частности, к вопросу об оценке действий самой истицы, не влияют. Другими лицами решение не обжаловано.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
Увеличить размер компенсации морального вреда, взысканной с Г. в пользу С., до пятидесяти тысяч рублей.
Кассационную жалобу С. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 17 мая 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал