.
Шпиц укусил медсестру скорой помощи * Правовая зоозащита

Шпиц укусил медсестру скорой помощи

 № 2-197/2019 (2-3975/2018)

Р Е Ш Е Н И Е (выдержка)

г. Киров 24 января 2019 года

Октябрьский районный суд г. Кирова, рассмотрев гражданское дело по иску Карачёвой к Скочиловой о взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л :

Карачёва обратилась в суд с иском к Скочиловой о взыскании компенсации морального вреда, указав в обоснование заявленных требований, что с 08 час. 05 июня 2018 года до 8 час. 06.06.2018 она работала на детской бригаде скорой 6-ой подстанции города Кирова с врачом Р..В. и водителем П. А.В.

шпиц укусил врача скорой помощи05.06.18 в 22 час. 04 мин. в «скорую помощь» поступил вызов на <данные изъяты>. В ходе указанного вызова ее (истца) укусила собака и причинила вред ее здоровью. В момент укусов хозяйка квартиры – Скочилова. с трудом оттащила разъяренную  собаку, заверила ее (Карачёву) в том, что  собака   привита от бешенства, однако подтверждающих это документов не представила. Сразу после вызова на адрес ответчика она (истец) обратилась в травматологическую больницу, что было зарегистрировано в травмпункте г.Кирова. 07.06.18 она (истец) была на приеме у хирурга в поликлинике городской больницы № 2. В период с 8 по 15 июня 2018 года она (истец) находилась на больничном у терапевта. По результатам обследования были обнаружены: <данные изъяты> Вышеуказанные изменения произошли в результате перенесенного стресса после укуса собаки. 24.01.18 она (истец) проходила плановый медосмотр от работы, по итогам которого не было выявлено выше названных изменений. С 26.09.18 по 08.10.18 она (истец) находилась на больничном у хирурга с ногой, которая была укушена собакой ранее, проведена амбулаторная операция.

Управлением ветеринарии Кировской области ей (Карачевой А.В.) было направлено уведомление от 23.07.18 № 3513-52-0115, в котором указано, что со стороны ответчика выявлены нарушения обязательных требований ветеринарного законодательства.

Ввиду причиненных ей физических и нравственных страданий истец Карачёва просила взыскать в её пользу с ответчика Скочиловой компенсацию морального вреда в сумме 100000 руб.

Давая пояснения суду, Карачёва дополнительно указала, что когда она и врач пришли в квартиру ответчика Скочиловой, там находилась собака породы “шпиц”. Поскольку ей (истцу) необходимо было заполнить карту вызова, хозяева квартиры предложили ей пройти к столу на кухне. Она вошла на кухню, и ничего не подозревая, села за стол. Начав писать данные полиса, она (истец) почувствовала рядом с ногой что-то мягкое, после чего ощутила, что её в боковую часть правой ноги (ниже колена) укусила собака. Как оказалось, под столом, накрытым скатертью, сидела собака ответчика, которая принимала пищу из стоящей там миски. У нее (истца) пересохло в горле, после чего она сильно закричала. Пришла Скочилова, шлёпнула собаку и заперла её в туалете. Ответчик пояснила ей, что у собаки имеются все необходимые прививки. У неё в ушах звенело, и она кое-как дошла до рабочей машины. Приехав на работу, она промыла ногу с мылом. Фельдшер и диспетчер сказали, чтобы она ехала в Центр травматологии, ортопедии и нейрохирургии г.Кирова. До поездки в травматологическую больницу ей сделали перевязку, а в травматологической больнице её ногу осмотрели и спросили, пойдет ли она на больничный. В связи с укусом собаки ей была сделана одна прививка, от других прививок она (истец отказалась), поскольку у неё во-первых, была температура, а во-вторых, ответчик пояснила ей, что собаке сделаны все необходимые прививки. Впоследствии ей (Карачевой А.В.) на какое-то время был выдан листок нетрудоспособности. В связи с укусом собаки, она испытала стресс. Считает, что последствиями укуса является изменение анализов и ЭКГ в худшую сторону, а также последующие проблемы с ногой (образовалась гнойная рана по типу фурункула).

Присутствуя в предыдущем судебном заседании, пояснила, что исковые требования Карачёвой она не признает, поскольку полагает, что принадлежащая ей собакане кусала истца. Действительно 05.06.18 они с мужем вызвали для своего ребенка «скорую помощь». Когда к ним приехали сотрудники скорой помощи, врач прошла в спальню к ребенку, а медсестра осталась в гостиной. В квартире в тот момент находилась принадлежащая ей собака, которую они с мужем не стали куда-либо убирать. Когда Карачева  сказала ей (ответчику), что ее укусила собака, она (Скочилова) заперла собаку в туалет, при этом, она не оттаскивала собаку от истца. Она не видела, чтобы истец хромала, Карачева не жаловалась на что-либо, не показывала, что ей больно, не обратила сь за помощью к врачу, а продолжила заполнять документы. При этом, никто из присутствующих не видел, чтобы истца укусила собака. Считает, что представленные истцом медицинские документы не соответствуют действительности. В тот момент, когда истец пояснила, что ее укусила собака, она (Карачева) находилась рядом с обеденным столом, однако Скочилова истца не видела. Еда для собаки находится под столом. Она (ответчик) не предполагала, что собака может кого-то укусить, поэтому не предпринимала никаких мер предосторожности для этого.

В судебном заседании представитель ответчика Скочиловой– Штин пояснил, что сторона ответчика исковые требования не признает, поскольку стороной ответчика не доказано, что Карачева была укушена собакой, принадлежащей ответчику. Поскольку истцом не доказаны неправомерные действия ответчика, полагает, что истцу в удовлетворении заявленных ей требований необходимо отказать.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению (соразмерно причиненному истцу вреду), исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что 05.06.18 Карачёва, работающая фельдшером в КОГБУЗ«Станция скорой медицинской помощи», в составе детской бригады «скорой медицинской помощи» вместе с врачом-педиатром Р. М.В. и водителем П. А.В., выезжали к пациенту Скочиловой по адресу: <данные изъяты>.

Как пояснила в судебном заседании Карачева, в ходе указанного вызова она была укушена собакой, принадлежащей ответчику Скочиловой.

В судебном заседании ответчик Скочилова. пояснила, что в момент нахождения в их квартире детской бригады «скорой медицинской помощи», приехавшей по вызову к ее малолетней дочери, там также находилась принадлежащая ей (ответчику) собака породы “шпиц”, однако никто из присутствующих не видел, как истца укусила собака.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Р. М.В. пояснила, что она работает вместе с истцом Карачёвой. 05.06.18 она (Р..В.) выезжала на вызов по адресу: <данные изъяты>. Кроме нее в составе бригады «скорой медицинской помощи» также были Карачева и водитель П. А.В. В вышеуказанной квартире они увидели собаку, но она (Р..В.) не помнит, просили ли  хозяев убрать собаку. Она (свидетель) приступила к осмотру ребенка, а Карачева стала заполнять карту вызова. Спустя какое-то время Карачева крикнула, что ее укусила собака, на что ответчик сказала, что такого быть не может, поскольку их собака не кусается. Сама она (Р. М.В.) не видела момент укуса собакой истца Карачевой. После окончания вызова их бригада поехала на станцию скорой медицинской помощи, где Карачева показала ей (свидетелю) и диспетчеру место укуса. При осмотре она (свидетель) увидела у истца точечную рану и покраснение вокруг нее. По виду раны можно было предположить, что это мог быть укус, но однозначно сказать о том, что это был укус, она (свидетель) не может, поскольку рана была маленькой. Они промыли рану у Карачевой водой и обработали ее антисептиком. Кроме того, они сообщили о случившемся ответственному врачу, который распорядился направить Карачеву в КОГКБУЗ «Центр травматологии, ортопедии и нейрохирургии», что и было сделано. Карачева жаловалась на боли в ноге (при этом, во время предыдущих вызовов истец на боль в ноге не жаловалась), а также, как лицо, имеющее медицинское образование, переживала по поводу возможных последствий после укуса собаки. Истец была очень взволнована и всем рассказывала о произошедшем.

Как пояснил в судебном заседании свидетель П..В., в июне 2018 года он в составе бригады скорой медицинской помощи, в которую также входили Р. М.В. и Карачёва А.В., приехал на вызов на <данные изъяты> После возвращения с вызова Карачева была взволнована, а Р. М.В. пояснила ему (П. В.А.), что истца укусила собака. Они поехали на станцию скорой медицинской помощи, где диспетчер направила их в КОГКБУЗ «Центр травматологии, ортопедии и нейрохирургии». Карачева рассказала ему, что укусившая её собака была маленькой. Он помнит, что истец хромала. Карачева сильно переживала из-за того, что была укушена собакой. После вызова на <данные изъяты>истец стала жаловаться на боль в ноге, хотя до этого таких жалоб не высказывала.

В судебном заседании свидетель С. М.В. пояснил, что ответчик Скочилова является его супругой. В июне 2018 года они с супругой вызвали «скорую помощь», поскольку их дочь заболела. Прибыв на вызов, врач приступила к осмотру ребенка в спальне, а истец села за стол в комнате и стала заполнять документы. Когда он (С. М.В.) вышел из спальни, Карачёва пояснила ему, что её укусила их собака. Однако их собака является карликовой и не кусается. Он попросил истца, чтобы та показала ему место укуса, но Карачева не сделала этого, ответив, что всё в порядке. Потом врач и истец уехали, а на следующий день Карачева позвонила ответчику и стала требовать денег. Они решили, что не будут передавать истцу какие-либо деньги, поскольку никакого укуса не было. Он (свидетель) момента укуса собакой истца не видел, Карачева не кричала по той причине, что её укусила собака; ответчик не оттаскивала от истца собаку.

Имеющиеся в материалах дела документы свидетельствуют о том, что в день вызова бригады скорой медицинской помощи (в состав которой входила Карачева) на <данные изъяты>, который продолжался в период с 22час. 15 мин. до 22 час. 45 мин. 05.06.18, было также составлено экстренное извещение о том, что истец была укушена собакой в области правого голеностопного сустава, в связи с чем Карачёва была направлена в КОГКБУЗ «Центр травматологии, ортопедии и нейрохирургии», в которой она находилась с 00 час. 10 мин. до 01час. 00 мин. 06.06.18. В травматологической поликлинике Карачева  была осмотрена, после чего ей было назначено лечение, даны необходимые медицинские рекомендации. В последующем терапевтом поликлиники КОГБУЗ «Кировская городская больница № 2» Карачевой был выдан листок нетрудоспособности на период с 08.06.18 по 15.06.18. Указанные обстоятельства подтверждаются копиями двух карт вызова, копией экстренного извещения, копией медицинской карты пациента, копиями других имеющихся в материалах дела медицинских документов, копией листка нетрудоспособности.

В силу положений статьи 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ч. 1). Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (ч. 2).

Согласно ст. 1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ («Обязательства вследствие причинения вреда») и статьей 151 ГК РФ (ч.1). Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ч. 3).

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Частью 1 статьи 150 ГК РФ установлено, что к нематериальным благам, при посягательстве на которые суд может возложить на нарушителя обязанность выплатить денежную компенсацию, в том числе, относятся жизнь и здоровье.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (в том числе, жизнь, здоровье). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В силу ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии со статьей 137 ГК РФ, к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иным правовым актом не установлено иное.

Согласно статье 210 ГК РФ, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Из их системного толкования норм, содержащихся в ст. ст. 137, 210 ГК РФ, следует, что вред, причиненный животными, возмещается владельцем, который должен следить за их поведением и содержать таким образом, чтобы не причинять вред другим лицам.

Таким образом, в ходе рассмотрения настоящего дела судом установлено и подтверждается исследованными в ходе рассмотрения дела доказательствами, что истец Карачева была укушена собакой, принадлежащей ответчику Скочиловой. При этом, ответчик не предприняла всех необходимых мер для безопасного нахождения принадлежащей ей собаки вблизи истца, не убедилась в том, что собака будет находиться под ее постоянным контролем и не будет являться источником причинения вреда окружающим. При таких обстоятельствах, Скочлова является лицом, с которого в пользу Карачевой подлежит взысканию компенсация морального вреда, поскольку ввиду того, что истец была укушена собакой, принадлежащей ответчику, Карачева испытала физические и нравственные страдания, вызванные наличием телесных повреждений и ощущением физической боли в результате укуса собаки, а также переживаниями по поводу возможных последствий данного укуса. Указанные физические и нравственные страдания истца находятся в прямой причинной связи с деянием ответчика.

Таким образом, с ответчика подлежит взысканию компенсация морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд, учитывает тяжесть причиненного вреда здоровью истца, длительность лечения, характер и количество повреждений, образовавшихся после укуса Карачевой собакой, степень вины ответчика в причинении вреда, характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности истца.

С учетом вышеизложенного, суд считает, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда, размер которой суд определяет в сумме 12000 руб.

При этом, суд отвергает доводы стороны ответчика о том, что в действительности Карачева не была укушена собакой, принадлежащей ответчику Скочиловой, поскольку данный довод опровергается исследованными в ходе судебного заседания доказательствами, свидетельствующими об обратном.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд  Р Е Ш И Л :

Исковые требования Карачёвой  удовлетворить частично.

Взыскать со Скочиловой в пользу Карачёвой  компенсацию морального вреда в сумме 12000 руб.

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал