.

Суд отказал в иске о возмещении ущерба, связанного с получением травмы, полученной в результате катания на лошади

 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2017 г. по делу N 33-12076/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Л. к Г.Р., Г.В.Н.А. о возмещении материального и морального ущерба, причиненного в результате оказания услуги ненадлежащего качества по апелляционной жалобе Г.Р., Л. на решение Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18.07.17, установила:

 

Л. обратилась в суд с иском к Г.Р., Г.В.Н.Б., просила с учетом измененных в порядке ст. 39 ГПК РФ требований взыскать солидарно с Г.В.Н.А. и Г.Р. материальный ущерб в размере 137565 рублей, компенсацию морального вреда в размере 400000 руб, расходы по предоставлению выписки из ЕГРП в размере 200 руб, распечатки детализации звонков в размере 1000 руб, штраф.

В обоснование иска указано, что 14.04.16 в конном клубе «Аллюр»,  истцом была заказана платная услуга по катанию на лошади в течение одного часа. Деятельность КК «Аллюр» на 14.04.16 осуществлял ИП Г.Р. Во время прогулки на лошади инструктор на своей лошади постоянно отлучался на длительное расстояние, пускал свою лошадь в галоп. Лошади, на которой каталась истец, инструктор периодически давал устные команды «рысью». Около 15 час. 30 м инструктор галопом ускакал, а лошадь истца по кличке «Маруся», «взбрыкнув», сбросила истца с седла, в результате чего истец сломала ногу в колене. После рентгена выявлен диагноз — закрытый перелом наружного мыщелка большеберцовой кости левой голени со смещением отломков. После проведения предоперационной подготовки, 20.04.16 была сделана операция — остеосинтез наружного мыщелка большеберцовой кости пластиной, винтами и спицами Киршнера. Документально подтвержденные материальные затраты, связанные с лечением, в общей сложности составили 137565 руб. На неоднократные попытки обращения истца к ответчику в досудебном порядке с требованием возместить расходы на лечение, ответчик на связь не выходил. После обращения с жалобами в прокуратуру Борского района в Управление Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, истцом выяснено, что деятельность КК «Аллюр» осуществляет ИП Г.Р. 12.01.17 истцом получено постановление о/у ОЭП и ПК отдела МВД России по г. Бор об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. ст. 171, 238 УК РФ за отсутствием составов преступлений в действиях Г.Р. Вышеуказанные обстоятельства явились основанием для обращения в суд за защитой нарушенного права.

Решением Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18.07.17 постановлено:

«Взыскать с Г.Р. в пользу Л. расходы на лечение в размере 46205 руб, компенсацию морального вреда в размере 35000 руб, судебные расходы в сумме 408 рублей, штраф в размере 40602,50 руб.

В удовлетворении исковых требований Л. к Г.В.Н.А. и в остальной части взыскания расходов на лечение, компенсации морального вреда, судебных расходов к Г.Р. отказать».

Не согласившись с указанным решением, Г.Р. подал апелляционную жалобу с просьбой отменить его, как незаконное, необъективное, вынесенное с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, противоречащее материалам дела; суд не дал оценки тому обстоятельству, что в деле нет доказательств оказания услуги по прокату лошади ИП Г.Р., а имеются только устные пояснения заинтересованных лиц: Л. и ее супруга свидетеля Д. Лошадь на которой каталась Л., не является одной из лошадей клуба «Аллюр».

В апелляционной жалобе Л. так же просит решение суда от 18.07.17 отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований к Г.В.Н.А., а также взыскания расходов на лечение, компенсации морального вреда, судебных расходов к Г.Р.; вынести новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия пришла к следующему.

В соответствии со ст. 195 п. 1 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, данным в п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.03 N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации от 07.0292 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон, Закон «О защите прав потребителей») потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя (пункт 1). Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие необеспечения безопасности товара (работы), подлежит возмещению в соответствии со статьей 14 настоящего Закона (пункт 2).

Согласно ст. 14 Закона вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме (пункт 1). Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет (пункт 2). Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению исполнителем (пункт 3).

Статьей 1095 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. В соответствии со ст. 1096 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем) (пункт 2). Вред, причиненный вследствие непредоставления полной или достоверной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению лицами, указанными в пунктах 1 и 2 настоящей статьи. В соответствии со статьей 1098 Гражданского кодекса РФ продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения.

Судом установлено, что 14.04.16 истец Л. каталась на лошади возле территории санатория «Автомобилист» в Борском районе Нижегородской области и сломала ногу.

Как следует из представленных документов медицинских учреждений, где проходила истец лечение, Л. получила закрытый перелом наружного мыщелка большеберцовой кости левой голени со смещением отломков.

Как следует из пояснений истца и свидетеля Д., травма получена при падении с лошади по кличке «Маруся», предоставленной в прокат осуществлявшим свою деятельность в КК «Аллюр» ИП Г.Р., при этом в материалы дела не представлены договор проката лошади для прогулки на определенное время и дату в письменном виде, квитанции в подтверждение оплаты указанной услуги, поскольку таковые истцу не выдавались.

Из материалов дела следует, что в первом полугодии 2016 года в конном клубе «Аллюр», расположенном по адресу: Борский район Нижегородская область Борское районное лесничество кв. 98 выд. 19 находилось шесть лошадей и один пони: мерин «Филя», кобылы — Майка, Мимка, Тримбида, Клепа, Бимпа, кони Яша.

Собственником вышеуказанных лошадей является Г.В.Н.А.

ИП Г.Р. зарегистрирован в качестве ИП с 29.06.14, прекратил деятельность в качестве ИП с 28.12.16

Из материала проверки КУСП N 14989 от 30.08.16, в том числе из объяснений Г.Р. следует, что сфера его деятельности заключается в осуществлении проката лошадей на арендуемом земельном участке.

31.05.12 между Г.В.Н.А. и ИП Г.Р. был заключен договор безвозмездного пользования имуществом. По условиям договора Г.В.Н.А. переданы, а ИП Г.Р. приняты для использования в предпринимательской деятельности шесть лошадей и один пони: мерин «Филя», кобылы — Майка, Мимка, Тримбида, Клепа, Бимпа, пони Яша.

В судебном заседании обозревались представленное истцом фото, на котором изображена Л. верхом на лошади 14.04.16, как она пояснила, по кличке «Маруся».

В ходе рассмотрения дела был допрошен специалист Т., которая пояснила, что лошадь, изображенная на фото , на которой каталась истец, не подпадает под описание лошадей имеющихся в наличии у ответчика.

Разрешая спор, и удовлетворяя исковые требования Л., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт причинения истцу травм в ходе оказания ответчиком услуги по проведению конной прогулки, подтвержден имеющимися в материалах дела и исследованными судом доказательствами.

Судебная коллегия не может согласиться с приведенными выводами суда первой инстанции, поскольку установленные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны, они не соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального права, подлежащим применению в спорных правоотношениях.

Обращаясь с настоящими требованиями, истец указала, что 14.04.16 перед началом катания на лошади в журналах клуба по технике безопасности не расписывалась, никаких квитанций по факту проката лошадей не получала, при катании на лошади рядом находился инструктор, имя которого Л. точно назвать не может, но указывает, что он был не русской национальности.

Вопреки выводам суда первой инстанции, достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что услуга ненадлежащего качества предоставлена Л. именно ответчиками Г.Р. или Грязновыми В.Н., что ответчики являются лицами, выполнившим работу или оказавшим услугу ненадлежащего качества, и обязанными возместить причиненный вред, истцом не представлено.

Судебная коллегия считает, что установленные судом обстоятельства причинения вреда здоровью истца, основаны лишь на пояснениях истца, не подтверждено иными доказательствами, что вред здоровью причинен в результате некачественно оказанной услуги; не установлено, в чем заключается некачественность услуги; не подтверждено, что услуга предоставлена именно ИП Г.Р., осуществляющим свою деятельность в КК «Аллюр», или Г.В.Н.А.

Истец утверждает, что заказ на конную прогулку осуществлялся ею каждый раз по телефону, в том числе и 14.04.16. Между тем, в представленной в материалы дела распечатки звонков с мобильного телефона истца на телефонный номер КК «Аллюр», указанный на рекламном щите и на сайте клуба, имеются звонки от 10, 11, 13 апреля 2016 года; на 14 апреля 2016 года звонков с мобильного телефона истца на номера телефонов клуба нет

Изложенное обстоятельство ставит под сомнение объяснения истца и вывод суда первой инстанции, что 14.04.16 на 15-00 час. Истцом в конном клубе «Аллюр», истцом была заказана платная услуга по катанию на лошади в течение одного часа.

Из изложенного в решении суда довода, что в п. Октябрьский около санатория «Автомобилист» лошади зарегистрированы только в КК «Аллюр», с необходимостью и достоверно не следует, что платная услуга по катанию на лошади могла быть оказана Л. только КК «Аллюр».

Решение суда не может строиться на предположениях и догадках.

В силу части 1 статьи 56 ГПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В этой связи судебная коллегия отмечает, что согласуя с закрепленными в ст. ст. 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праве каждого на справедливое судебное разбирательство и праве на эффективное средство правовой защиты, предусмотренном в п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 1 ст. 19, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ принципе состязательности и равноправия сторон, установленном в ст. 9 ГПК РФ принципе диспозитивности, приведенные выше положения Гражданского процессуального кодекса РФ предполагают, что свобода определения объема своих прав и обязанностей в гражданском процессе и распоряжения процессуальными средствами защиты предусматривает усмотрение сторон в определении объема предоставляемых ими доказательств в подтверждение своих требований и возражений.

При этом стороны сами должны нести ответственность за невыполнение обязанности по доказыванию, которая может выражаться в неблагоприятном для них результате разрешения дела, поскольку эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности.

Суд, содействуя сторонам в реализации этих прав, осуществляет в свою очередь лишь контроль за законностью совершаемых ими распорядительных действий, основывая решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, и оценивая относимость, допустимость, достоверность каждого из них в отдельности, а также достаточность и взаимную связь их в совокупности (ч. 2 ст. 57, ст. ст. 62, 64, ч. 2 ст. 68, ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 195, ч. 1 ст. 196 ГПК РФ).

В определении Конституционного Суда РФ от 22.04.2010 года N 478-О-О указано, что норма части первой статьи 12 ГПК РФ, в силу которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, конкретизируется в части первой статьи 56 того же Кодекса, в силу которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Часть 2 статьи 1064 и статья 1069 Гражданского кодекса в совокупности определяют распределение бремени доказательства, при котором истец должен доказать незаконность действия (бездействия), а ответчик — отсутствие своей вины».

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). По общему правилу, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Согласно справки, выданной ГБУ Нижегородской области «Государственное ветеринарное управление городского округа город Бор» 15 мая 2017 года КСК «Аллюр», расположенному по адресу: ГО г. Бор, п. Октябрьский, в первом полугодии 2016 года в клубе были зарегистрированы и подвергались противоэпизоотическим мероприятиям: мерин «Филя» 10 лет, кобыла «Майка» 14 лет, кобыла «Симка» 10 лет, кобыла «Тримбита» 14 лет, пони «Яша» 8 лет, кобыла «Клепа» 9 лет, кобыла «Бимпа» 13 лет. В материалы дела представлены акты описания лошадей с ветеринарными паспортами (л.д. 86 — 88, 125 — 141). Представленными ответчиками документами подтверждаются возражения ответчиков, что лошадь с кличкой «Маруся», соответствующую описанию истца, КК «Аллюр» не мог представить для оказания услуги платной прогулки, за неимением таковой.

Таким образом, с учетом представленных доказательств, установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия приходит к выводу о том, что факт нарушения Г.Р. и Г.В.Н.А. прав Л., оказанием услуги ненадлежащего качества, не установлен, судебная коллегия пришла к выводу, что отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований Л. к Г.Р., Г.В.Н.А. о возмещении материального и морального ущерба, причиненного в результате оказания услуги ненадлежащего качества.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене на основании п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ в части взыскания с Г.Р. в пользу Л. расходов на лечение в размере 46205 рублей, компенсации морального вреда в размере 35000 рублей, судебных расходов в размере 408 рублей, штрафа в размере 40602,50 рублей, необходимо вынести новое об отказе в удовлетворении иска в указанной части.

Руководствуясь ст. ст. 328 — 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 18 июля 2017 года отменить в части взыскания с Г.Р. в пользу Л. расходов на лечение в размере 46205 рублей, компенсации морального вреда в размере 35000 рублей, судебных расходов в размере 408 рублей, штрафа в размере 40602,50 рублей, принять новое.

Отказать в удовлетворении иска Л. к Г.Р. о взыскании расходов на лечение в размере 46205 рублей, компенсации морального вреда в размере 35000 рублей, судебных расходов в размере 408 рублей, штрафа в размере 40602,50 рублей.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня принятия.

 

 

 

 

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал