.

Зоозащитный бизнес как подотрасль зообизнеса

 

Зообиснес – это отрасль бизнеса, к которой относится все, так или иначе связанное  с содержанием животных-компаньонов. Прежде всего – это производство и реализация кормов, пищевых добавок, лекарств и других товаров для домашних животных-компаньонов. Во-вторых – это услуги, связанные с содержанием животных, ну, а в третьих, производство и реализация самих животных.

Если говорить о зообизнесе в целом, то его особенностью является очень слабое правовое регулирование. Крайне слабо регулируется ветеринария. А о правовом регулировании деятельности зоогостиниц или других предприятий и частных лиц, осуществляющих временное содержание животных,  говорить не приходится.

Но вот в последнее время в крупных городах России, там, где развита общественная волонтерская зоозащитная деятельность, стала выделяться новая подотрасль зообизнеса – зоозащитный бизнес. Конечно, я не имею в виду явное мошенничество со сбором средств, так называемых,  коробочников и прочие нелегальные виды деятельности. Я говорю о вполне легальных (ну, или полулегальных) способах заработать на таком вялении как волонтерская зоозащитная деятельность.

На примере Санкт-Петербурга я кратко остановлюсь на видах зоозащитного бизнеса от момента изъятия животного с улицы или нерадивых хозяев до момента передачи животного новым хозяевам (если таковое случается).

  1. Отлов животных на улице. Большее развитие получает деятельность по обездвиживанию собак. В Санкт-Петербурге действует программа гуманного регулирования численности бездомных собак, предусматривающая отлов со стерилизацией и возвратом в среду обитания,  есть несколько бригад Спецтранса. занимающихся отловом собак с помощью обездвиживания. Но волонтеры довольно редко обращаются в Спецтранс с частными заказами на отлов собак, если это только не связано с отловом и одновременной кастрацией по городской программе. Причина этого  в бюрократических препонах (так, например, вызов Спецтранса для отлова не может осуществляться частными лицами) и недоверие волонтеров — зоозащитников к данному предприятию. Так, например, в начале июня 2013 года одной из зоозащитных организаций Санкт-Петербурга сделано заявление с призывом отказаться городу от услуг Спецтранса по отлову собак из-за массовых жалоб на его работу, а отлов собак отдать на откуп волонтерам. Я не буду сейчас выражать свое мнение по поводу этого заявления, важен факт присутствия недоверия к единственной профессиональной организации в этом виде деятельности. Поэтому роль Спецтранса выполняют сейчас чаще всего лица, не имеющие каких-либо познаний, необходимых для занятия отловом, и доступа к препаратам для обездвиживания. Препараты чаще всего достаются нелегальными путями с соответствующим качеством. Даже отловщик, обладающий большим опытом, без нужных препаратов в достаточном количестве не может оказывать услуги всегда качественно. Кроме отловщиков сюда же можно добавить организации, в виде основной или побочной деятельности оказывающие услуги по эвакуации животных из опасных мест (дерево, льдина и пр.), но данными услугами волонтеры пользуются не слишком часто. Вызывает много вопросов профессионализм данных лиц, качество снаряжения и соблюдение техники безопасности при проведении спасательных работ. Так, недавно, при снятии кошки с дерева погибла девушка – спасатель.
  2. Реклама животных для их дальнейшего пристройства. Осуществляется частными лицами за очень небольшую плату путем размещения объявлений по интернету, либо координацией размещения рекламы в бумажных СМИ или на рекламных стендах.. Занимаются ее в виде подработки люди, в основном не имеющие познаний в области рекламы, поэтому качество и результаты соответствующие. Но и благотворительных средств на этот вид деятельности уходит немного.
  3. Деятельность, имеющая прямое отношение к рекламе животных для дальнейшего пристройства – фотографирование. Данным видом деятельности наряду с дилетантами, просто имеющими качественную аппаратуру, занимаются в виде подработки и настоящие профи. Но, профессиональное отношение к делу здесь встречается довольно редко, да и требования людей, желающих иметь качественную художественную фотографию своего любимца, отличается от требований к фотографиям, предъявляемым рынком, для которого фотографии и готовятся. В основном стенды и интернет завалены похожими фотографиями котят с вздернутыми мордами, щенков на ярком фоне с бантиками и прочей мишурой, не дающих никакого представления о животном и его характере. Как и в любой сфере зоозащитного бизнеса – главное, дешевизна и быстрота исполнения. О качестве заказчики часто понятия не имеют и не требуют такового. Хотя и тут встречаются споры. Проффотографы даже на такую низкокачественную продукцию пытаются закрепить свои авторские права путем простановки значка копирайта и указания авторства на фотографии. Сложность в том, что некоторые рекламные ресурсы (сайты, доски объявлений) запрещают размещать фотографии с любыми надписями. Т.е. фотография становится непригодной для того, для чего ее заказали. Но, договора при оказании услуг фотографов не заключаются, дело кончается местным скандальчиком. Фотографов разного качества сейчас становится больше, чем людей, готовых платить за их слуги даже благотворительные деньги, поэтому вопрос авторства плавно уходят в небытие.

 

А теперь перейдем к основным двум и к самым сложным направлениям зоозащитного бизнеса, туда, куда в основном и утекают благотворительные деньги – это деятельность по передержке и ветеринарные услуги.

Правовые основы деятельности по передержке животных довольно подробно освещены в этой теме. остановлюсь только еще раз на том, что любое предприятие или индивидуальное лицо, желающее оказывать услуги в области временной передержки для «зоозащитных» животных, должно иметь довольно жесткую или даже жестокую позицию в отношении «отказных» животных. Иначе эта затея скоро кончится тем, что временная передержка станет местом постоянного жительства десятка-другого беспородных животных.  Способы скидывания ответственности за животное у волонтеров многочисленны. Как пример. В Зоогостиницу, которая и не помышляла заниматься благотворительностью, а добротно и качественно оказывала услуги передержки домашних животных, обратились люди с просьбой в связи с отъездом взять на три дня собаку – метиса, им принадлежащего. Предъявили ветпаспорт со всеми прививками. Нервозное поведение собаки объяснили стрессом, собака боится ездить в машине. Заплатили за три дня содержания, привезли корм. В общем, их расходы не превысили двух тысяч. И все… людей больше не видели. Пес оказался не домашним, а полудиким. Ветпаспорт выписан на несуществующее лицо. Спасли…. Еще более распространены случаи подкидывания. Совершенно обычны «забывания животного» после двух-трех месяцев исправной проплаты. Суд? Возможно. Только скоро Зоогостиница может стать филиалом адвокатской конторы с кучей животных «под судом». Выход?  Только, если зооспасатели будут знать, что отказника ждет усыпление – порыв спасти за чужой счет может пропасть (хотя и не факт). Но громких слов, сотрясения воздуха уже мало, им не верят. Возможно, нужно, объединиться нескольким передержкам и зоогостиницам и провести некую показательную акцию. Животных безумно жаль. Но усыпляют брошенных животных и сейчас, скрывая это, объявляя об удачном пристройстве или естественной смерти животного.  Но только открытая честная позиция в отношении брошенных животных в условиях отсутствия государственных приютов (куда бы животных можно было сдать, чтобы не усыплять самим) может сделать возможным сохранение нужных и востребованных услуг без превращения их в «черные передержки» и «баппкины квартиры». Волонтерам надо жестко объяснить, что ответственность за животное они должны нести от начала и до конца, а не бросать, наигравшись через два-три месяца.

Хотя,  не спорю, «зооспасательные» животные для зоогостиниц и частных передержек довольно лакомый кусок. Особенно в межсезонье, когда домашних «клиентов» немного, а поток животных от волонтеров не иссякаем, и этот поток, хотя бы и со скидками, дает возможность выжить. А срок передержки – не три отпускные недели, а на-а-амного больше.  Да и качество содержания, которое требуют владельцы для своих любимцев, неизмеримо выше, чем можно предоставить «зоозащитным дворняжкам». А уж ответственности и вообще никакой.

И теперь ветеринария. Именно в ветеринарные клиники стекается подавляющая часть собранных благотворительных средств. И не мудрено. Животные с улицы априори больные, много запущенных животных и у нерадивых хозяев. Поле ветеринарной деятельности здесь огромно.

Чаще всего ветеринарные услуги волонтерским животным оказывают в стационарных условиях, а стационар – та же разновидность передержки, зоогостиницы, только с ветеринарными услугами. И сложности такие же – забывание, подбрасывание, не оплата. Впрочем, в отличии от зоогостиниц и частных передержек, ветеринарные учреждения постепенно учатся бороться с такими явлениями, как «забывание», подбрасывание и не оплата.  Даже в среде волонтеров-зооспасателей считается нормальным, если клиника усыпила подброшенных животных. В отличии от зоогостиниц, за это клинику в черный список не заносят. Некоторые клиники, предоставляя скидки за лечение бездомных животных, одновременно требуют значительную предоплату. Пытаясь привлечь волонтеров, клиники проводят бесплатные курсы по оказанию первой ветеринарной помощи и т.д. А не так давно случилось знаковое событие. Администрация Ветеринарной клиники неврологии, травматологии и интенсивной терапии доктора Сотникова стало рассматривать пользователей одного из крупнейших в Питере, да и в России,  зооспасательных форумов как единое сообщество. были выбраны несколько пользователей данного ресурса, им  выданы карты на скидки, им же предоставляются рассрочка в оплате. Все остальные волонтеры принимаются по программе помощи бездомным животным только по гарантии и под ответственность выбранных лиц. То есть,  если выбранное лицо поручилось за какого-либо волонтера, который отнесся к своим обязательствам недобросовестно, материальную ответственность под страхом лишения привилегий, несет гарант. Но и это не все. Если у кого-то из выбранных лиц накапливается слишком много «долгов» (своих, или тех. за кого поручился), программа помощи бездомным животным приостанавливает свое действие —  скидки и рассрочки не представляются до погашения долгов. Вот тут уже бывает озабочено все сообщество,  и деньги находятся. Круговая порука..

Администраторы молодцы! Продуманный и умелый шаг. Сразу решено несколько проблем. Но на такую показательную акцию клиника Сотникова сумела пойти, только имея заслуженное или не очень, но  имя. Более мелкие клиники стоят на распутье – вроде бы не хочется отказываться от довольно жирного куска благотворительных денег, но  риск остаться в проигрыше довольно велик. И, все-таки, первое побеждает над вторым. Все больше клиник готово предоставлять скидки и другими способами работать с волонтерами.

 

Ну и остаются только новые полулегальные и развивающиеся услуги зоозащитного бизнеса – перевозка животных из регионов в регион. Из России в Финляндию,  Германию, в Россию с Украины и Черногории. В Москву и Санкт-Петербург с Кавказа и пр. Животных очень часто больных, без положенных прививок и карантина. Это, пожалуй, единственный вид зоозащитного бизнеса, имеющий только негативную сторону. Спасение отдельных кошек и собак  не может оправдать огромный риск завоза ранее неизвестных в регионе инфекций, что, впрочем, уже и происходит.

 

Я кратко описала виды зоозащитного бизнеса. Зоозащитный бизнес есть, существует, и, как каждое явление, имеет свои положительные и отрицательные стороны.

Из положительных сторон можно назвать то, что этот бизнес помогает людям удовлетворять свою потребность проявлять милосердие. Сейчас легче, чем даже лет пять назад, спасти отдельно взятую зверушку. Еще несколько лет назад  не было такого количества передержек, куда можно было бы до пристройство поместить животное, особенно больное вирусными заболеваниями. Сейчас это не проблема, Были бы деньги. Мало клиник предоставляло скидки. Сейчас скидки для лечения бездомышей предоставляют даже именитые врачи (только давайте их в милосердии не подозревать, причина этого другая).

Но, к сожалению, негативных сторон в возникновении такого явления, как заработок с помощью волонтерского зоозащитного движения, на данный момент, гораздо больше. Чтобы понять, в чем они заключаются, надо признать, что существует рынок зоозащитных услуг. Сторону предложения я кратко описала. Осталась сторона спроса, т.е. люди, на волонтерских условиях оказывающих помощь бездомным или оставшимся без хозяев животным.

Кто такие волонтеры от зоозащиты, описывалось уже не один раз и не только мной. Наиболее точное описание современного зоозащитного волонтерства дал Борейко в своей статье «Нищета зоозащитного движения».

Кратко повторю свое мнение о том, какие стимулы двигают волонтерами.

На мой взгляд, волонтеры, это разнородная масса людей, объединяет которую одно – желание и насущная потребность проявить милосердие в виде помощи бездомным животным. Все было бы хорошо, если бы у этих людей была возможность оказывать  помощь под руководством профессионалов, в идеале, при приютах. Но помощь приходится оказывать, в свободном плавании. Подавляющая часть волонтеров, кроме доброты и желания помочь, не имеют ничего для того, чтобы заниматься зооспасательством практически в профессиональном масштабе. Есть волонтеры, которые курируют и пристраивают количество животных, сопоставимое со средним приютом. И это, без соответствующего образования, знаний особенностей поведения животных, которым помогают, законов, по которым живут и размножаются домашние животные. ставшие бездомными. Не хватает экономического образования или просто обыкновенного житейского разума, чтобы понять, что всем не помочь. Многого не хватает. Но в избытке уверенность в своей правоте и тех аксиомах. которое зоозащитное волонтерское сообщество само себе придумало (о чудодейственной роли ОСВ, равенстве ценности жизни человека и щенка, о вечной благодарности покормленной бездомной собаки и пр. чушь). Но радует  и то, что из этой толпы выделяются люди, здраво смотрящие на возможные способы решения проблемы гуманного обращения с домашними животными. и таких людей становится все больше.

Но это к слову

Рынок благотворительности  имеет тоже свою емкость, и его резервы уже подходят к концу. Поэтому то и потребность, пусть в низкокачественных, но дешевых услугах. Пусть глухой вольер без выгула и общения с человеком, но дешево. Пусть грязная тесная клетка в клинике, но со скидкой. Денег мало, но все-таки очень часто на лечение и последующее содержание одной кошки или собаки собираются очень крупные суммы, такие,  какие на лечение и содержание СВОЕГО животного может потратить очень редкая семья. И, самое главное, это деньги не конкретного волонтера-куратора, не заработанные им, а выпрошенные, деньги благотворительные. И отношение к этим деньгам соответствующее. Нет должного контроля. Животные месяцами сидят в крайне тяжелых для них условиях в клетках клиник (со скидками, но все-таки дорогих) без ветеринарной необходимости.  Годами сидят на плохих, но дешевых (сравнительно) передержках. Годами проплачивается благотворительными деньгами содержание животных, не имеющих шансов на нахождение новых хозяев. Складывает полное впечатление, что найти дом для животного – вторично, первично – спасти любой ценой и любое животное. Иначе расклад расходов был бы другой. Для примера: содержание на самой дешевой передержке стоит не менее 4,5 тысяч, плюс корм = 2, 5- 3 тыс. И иногда это проплачивается благотворителями годами из-за того, что животное невзрачное, не социализировано, имеет дефекты поведения. А оплата того, кто занимается рекламой этого животного в разы меньше – не более 400 руб. в месяц. Обращение к специалисту-кинологу  очень редки. А ведь пристройство собаки, которая выполняет базовые команды в разы бы облегчило задачу.

Я объясняю это именно дилетантством, не умением и не знанием способов позиционировать животное для поиска реальных «ручек», а не «принцев в Мерседесах с золотым диваном», не желанием и не способностью понять. что не каждая собака или кошка годиться для пристройства.

Именно это дилетантство, слишком свободное распоряжение благотворительными деньгами (пусть и с предоставлением отчетов, но без обоснования расходов), возможность оказывать услуги низкого качества и привлекает на наш рынок зоозащитных услуг другую сторону – сторону предложения. Всеядность стороны спроса, желание «скушать» любую дешевую услугу, развращает сторону предложения, делая их работу все более низкокачественной. И ставит точку в этом развращении то, что никто ни пред кем не несет ответственности. Волонтеры всеми силами отпихиваются от необходимости правильно оформлять свое отношение к спасаемому животному, а предприятия и частные лица зообизнеса имеют перед собой человека, к животному не имеющего отношения. Полная безответственность и безнаказанность. Поэтому с платных передержек выдают дистрофичных собак с порушенной психикой, в клиниках собаки теряются и выдаются с полученными в клинике «болячками».

Вот такое приблизительное положение сложилось в городах, где развито зооспасательное движение. Как будет развиваться рынок зоозащитных услуг – покажет время. Зависит это в основном от того, как будет развиваться зоозащита в целом — сумеют ли в свои руки взять зоозащитное дело профессионалы или зоозащита так  и останется прибежищем дилетантов. Но нельзя забывать, что на сцену уже давно вышли и все более укрепляют на ней позиции представители зоозащитного бизнеса. а вот. что выгодно им – остается только гадать… с трех раз, или с одного. Угадали?

С уважением А.Разинова

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал