gtag('config', 'UA-105996004-1'); . Дело о привлечении к ответственности за применение газового баллончика * Правовая зоозащита

Дело о привлечении к ответственности за применение газового баллончика

[object Object]
Интересная информация? Поделись с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    30
    Поделились

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
    30
    Поделились

Более подробно об ответственности за применение газового баллона вне пределов необходимой обороны и крайней необходимости, а также из хулиганских побуждений здесь.

 

Дело № 10-5/2021

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ (выдержка)

с. Павловск 2 апреля 2021 г.

Павловский районный суд Алтайского края, рассмотрев в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной Афанасьевой, адвоката потерпевшей Лихошва на приговор и.о. мирового судьи судебного участка №2 Павловского района Алтайского края, которым Афанасьева осуждена за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.115 Уголовного кодекса РФ к 2 месяцам ограничения свободы, с установлением следующих ограничений: без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования, являющегося место жительства или пребывания осужденной, а также не менять места жительства или пребывания; на осужденную возложена обязанность один раз в месяц являться для регистрации в государственный специализированный орган, осуществляющий исправление осужденного, в установленные этим органом сроки. Тем же приговором разрешена судьба вещественных доказательств, с осужденной взысканы процессуальные издержки по оплате услуг адвоката в размере 5 000 руб. в доход федерального бюджета и частично удовлетворён гражданский иск потерпевшей П– в её пользу с Афанасьевой взыскано 15000 руб. 00 коп. в качестве компенсации морального вреда;

изложив содержание обжалуемого судебного решения, существо апелляционных жалоб, выслушав прокурора, суд апелляционной инстанции установил:

газовый баллончик против собак

 

 

 

 

 

Приговором и.о. мирового судьи судебного участка №2 Павловского района Алтайского края Афанасьева осуждена за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.115 УК РФ, выразившегося в умышленном разбрызгивании из аэрозольного баллона «Средство самообороны «ШОК перцовый» в область лица П, чем потерпевшей причинен химический ожог роговицы и конъюнктивального мешка обоих глаз легкой степени, химический ожог слизистой ротоглотки с развитием острого фаринголарингита, которые причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства на срок не более 3-х недель.

В апелляционной жалобе Афанасьева просит отменить обвинительный приговор, оправдав её, уголовное дело прекратить за отсутствием в её действиях состава преступления, считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливости приговора.

Доводы жалобы Афанасьева обосновывает следующим. В приговоре суд первой инстанции указал, что  она умышленно брызнула из аэрозольного баллона «Средство самообороны «ШОК перцовый» П в область лица, тем самым причинив ей легкий вред здоровью. При этом полагает, что данное утверждение не соответствует действительности, поскольку она защищала свою жизнь и здоровье, когда разбрызгивала «Средство самообороны «ШОК перцовый» в П .Умышленно причинять какой-либо вред здоровью потерпевшей она не желала. Так как она с детского возраста боится собак, то очень испугалась, когда П со своей собакой бежала «на неё». Кроме того, собака была большая и без намордника. К тому же у них с П происходят конфликты и П ранее высказывала угрозы о том, что натравит на неё собаку, в связи с чем Афанасьева восприняла бегущую на неё с собакой П как реальную угрозу своей жизни и здоровью. Она брызнула в пространство между собой и П из аэрозольного баллона, так как иного способа избежать опасности не видела, убежать от собаки и самой потерпевшей она бы не смогла. Сильно испугавшись и действуя в пределах необходимой обороны, Афанасьева применила аэрозольный баллон на расстоянии двух метров, отмахиваясь и закрываясь таким образом от опасности. Кроме того, сама потерпевшая П и свидетель Филиппова в своих показаниях поясняют, что Афанасьева достала из кармана газовый баллон и залила им П и собаку на расстоянии 2 метров, тем самым подтверждая, что она оборонялась и отмахивалась, применяя газовый баллон. При этом полагает, что при наличии умысла на причинение вреда здоровью, ей следовало бы подойти значительно ближе двух метров, прежде чем брызнуть из баллона. Таким образом, осужденная Афанасьева полагает, что она действовала из необходимой обороны, чего суд первой инстанции в приговоре не учел и не применил положения ст. 37 УК РФ.

Кроме того, Афанасьева в апелляционной жалобе просит обратить внимание на то, что судом первой инстанции не было учтено что экспертиза, проведенная в отношении П вскоре после вышеописанных событий, какого-либо вреда её здоровью не установила. Спустя какое-то время другая экспертиза установила наличие вреда её здоровью. Также Афанасьева в жалобе высказывает предположение о том, что в период между первоначальной экспертизой и последующей П сама могла причинить вред здоровью, в целях привлечения Афанасьевой к уголовной ответственности, вследствие неприязненных отношений, что не исследовано судом. Таким образом, полагает, что к повторной экспертизе, показавшей, что П причинен вред здоровью, суд первой инстанции должен был отнестись критически.

К показаниям потерпевшей П, свидетеля С, следует также отнестись критически, поскольку, они являются лицами прямо заинтересованными в исходе дела, так как у них имеются неприязненные отношения к Афанасьевой и они её оговаривают. Свидетель Филиппова находилась далеко и не могла хорошо разглядеть, что происходило между Афанасьевой и П.

Таким образом осужденная Афанасьева в апелляционной жалобе приходит к выводу о том, что судом первой инстанции проигнорированы требования ст. 14 УПК РФ о толковании в пользу обвиняемого всех сомнений в его виновности, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, поскольку все доказательства, представленные стороной обвинения, носили предположительный, не подтвержденный материалами уголовного дела характер. Однако суд признал их достоверными и вынес незаконный приговор, в то время, как действия Афанасьевой носили оборонительный характер, предусмотренный статьей 37 УК РФ, и в отношении Афанасьевой  необходимо было вынести оправдательный приговор.

Представитель потерпевшей П – адвокат П.П. в апелляционной жалобе просит приговор в отношении Афанасьевой  отменить и направить дело на новое рассмотрение. Полагает, что наказание назначенное судом, является чрезмерно мягким по следующим основаниям. В соответствии с ч.1.1 ст. 63 УК РФ, судом в качестве обстоятельства отягчающего наказание может быть признано совершение преступления лицом, находящемся в состоянии алкогольного опьянения. Как следует из показаний подсудимой, отражённых в приговоре непосредственно перед совершением инкриминированных действий она употребляла спиртное – коньяк. Это обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля С2. С4. Следует учесть, что преступление носит насильственный характер, при этом в качестве оружия было использовано спецсредство — перцовый аэрозоль. Потерпевшая полагает, что состояние опьянения Афанасьевой в данном случае способствовало совершению ей противоправных действий. Назначенное Афанасьевой наказание не повлечет достижения целей уголовного наказания, предусмотренных ст. 43 УК РФ, в частности не достигается восстановление социальной справедливости и исправления осужденного. В связи с чем, полагает, что справедливым и обоснованным будет назначение Афанасьевой более сурового вида наказания.

Кроме того, представитель потерпевшей полагает, что как на стадии дознания, так и при рассмотрении дела судом, не была дана правовая оценка действиям Афанасьевой в части причинения вреда здоровью и последующей смерти собаки, принадлежащей потерпевшей. Как следует из показаний потерпевшей, после того, как Афанасьева применила против неё и собаки перцовый аэрозоль, у собаки возникли проблемы со здоровьем, она обращалась за ветеринарной помощью, однако впоследствии собака умерла. До описанных событий собака была здоровой.

Ссылаясь на мнение потерпевшей, её представитель в жалобе полагает, что удовлетворение исковых требований в части, в размере 15 000 рублей, также является необоснованным. Судом не были учтены существенные обстоятельства, являющиеся следствием причиненных Афанасьевой травм. У потерпевшей наблюдается снижение остроты зрения, ожог слизистой ротоглотки с развитием острого фаринголарингита в дальнейшем вызвал развитие стойкой аллергической реакции на резкие запахи, в том числе бытовой химии которую потерпевшая использовала как в быту, так и в профессиональной деятельности. До получения травм потерпевшая была неофициально трудоустроена уборщицей в спортивном комплексе «Аврора», после получения вышеуказанных травм исполнять свой профессиональные обязанности она не может. Указанные обстоятельства существенно повлияли на уровень жизни, как самой потерпевшей, так и ее семьи.

Так же представитель потерпевшей расценивает проведенные по делу судебно-медицинские экспертизы как доказательства, которые не отражают полного объема вреда, причиненного здоровью потерпевшей, поскольку были проведены до момента полного выздоровления и не охватили осложнений причинённых травм. Срок фактического лечения, сопряженного с утратой и ограничением трудоспособности потерпевшей составил более 31 дня, что подтверждается листком нетрудоспособности. В настоящее время устранить указанные недостатки можно путем проведения дополнительной экспертизы с исследованием медицинских документов потерпевшей.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденной Афанасьевой и представителя потерпевшей государственный обвинитель Неговора  расценивает изложенные в них доводы необоснованными, подлежащими оставлению без удовлетворения, а приговор оставлению без изменения, поскольку он является законным, обоснованным и мотивированным.

В обоснование своей позиции указывает, что в ходе судебного следствия, потерпевшей П заявлено исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного в результате совершенного Афанасьевой  преступления. По мнению потерпевшей моральный вред заключается в том, что потерпевшая претерпела нравственные страдания в результате гибели собаки, затратила средства на лечение собаки, средства на медикаменты, рекомендованные ей врачом в связи с полученным телесным повреждением, а также на приобретение новой собаки. Нравственные страдания потерпевшей оценены в 297 500 руб.

Также гособвинитель полагает, что в соответствии с ч. 10 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд принимая решения о частичном удовлетворении исковых требований, верно исходил из норм материального и процессуального права, руководствовался принципами разумности и справедливости. Описательно-мотивировочная часть приговора содержит подробное обоснование, принятого решения. При этом факт гибели собаки юридического значения для дела не имеет.

Также считает, что суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии в действиях Афанасьевой  признаков необходимой обороны, что подробно изложено в описательно-мотивировочной части приговора.

По мнению государственного обвинителя, нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального законов, влекущих отмену либо изменение судебного решения, не имеется.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников судебного заседания, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к следующему решению.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями закона, всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Все приведенные в приговоре доказательства собраны с соблюдением требований УПК РФ, судом непосредственно проверены и исследованы в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в соответствии с требованиями ст. 240 УПК РФ, нашли свое подтверждение и обоснованно положены в основу доказательств вины Афанасьевой  в инкриминированном ей деянии.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, мировым судьей установлены.

Несмотря на то, что сама осужденная в судебном заседании вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, признала частично, её вина в совершении данного преступления подтверждается исследованными судом доказательствами, в том числе: показаниями потерпевшей П, подробно изложившей обстоятельства причинения вреда её здоровью действиями осужденной, доставшей из кармана газовый баллон после произошедшей между ними ссоры и залившей содержимым баллона П. и её собаку, находившихся на расстоянии около двух метров от Афанасьевой, при этом содержимое баллона попало в глаза и гортань потерпевшей, в результате чего у неё началась слезоточивость, отекло лицо, появилась одышка; показаниями свидетелей С3., С4., подтвердивших применение подсудимой аэрозольного баллона и разбрызгивание его содержимого в лицо потерпевшей, а также показания свидетелей С1., С5., С2., С6., о связанных с этим событиях; а также письменными доказательствами: заявлением П.1 о привлечении к ответственности Афанасьевой; постановлением о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Афанасьевой по ст.6.1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в связи с наличием преступления, предусмотренного ч.2 ст.115 УК РФ; протоколом осмотра места происшествия — участка местности, в ходе которого изъят перцовый баллон, и фототаблицей к нему; протоколом осмотра изъятого баллона и фототаблицей к нему; постановлением о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства вышеуказанного аэрозольного баллона; заключением комиссии экспертов, согласно выводам которого: 1) в аэрозольном баллоне «Средство самообороны «Шок перцовый» находится раствор капсаицина (олеорезин капсикум). Согласно данным специальной литературы капсаицин – это алколоид, содержащийся в плодах стручкового перца Capsicum,является раздражающим веществом смешанного действия: слезоточивого и раздражающего верхние дыхательные пути. Клиническая картина воздействия капсаицином складывается из симптомов поражения глаз, верхних дыхательных путей и кожного покрова; 2) потерпевшей были причинены телесные повреждения: химический ожог роговицы и конъюктивального мешка обоих глаз легкой степени, которые заканчиваются выздоровлением в течение 5-7 дней, химический ожог слизистой ротоглотки с развитием острого фаринголарингита, который заканчивается выздоровлением в течение 7-10 дней, данные повреждения причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства на срок не свыше 3-х недель, образовалась в результате воздействия химического агента, обладающего раздражающим и слезоточивым действием, возможно при разбрызгивании в лицо аэрозоли из баллончика, содержащей капсаицин.

Положенные в основу приговора доказательства были получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, с соблюдением требований ст. ст. 87 и 88 УПК РФ проверены судом и оценены в приговоре, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают.

Мотивы, по которым мировой судья взял за основу показания потерпевшей П и вышеперечисленных свидетелей, другие представленные стороной обвинения доказательства, отверг показания Афанасьевой о непризнании вины в части умышленного причинения вреда здоровью потерпевшей путём применения аэрозольного баллона «Средство самообороны «Шок перцовый», и её действиях в условиях необходимой обороны, в приговоре приведены и в достаточной степени обоснованы. Требования п. 2 ст. 307 УПК РФ не нарушены.

Каких-либо противоречий в приведенных доказательствах, которые могли бы повлиять на правильность вывода суда о виновности Афанасьевой в инкриминированном ей деянии, не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденной Афанасьевой, оснований не доверять показаниям потерпевшей, свидетелей у мирового судьи не имелось, поскольку их допрос произведен в соответствии с требованиями УПК РФ, они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Суд, признавая осужденную виновной в инкриминируемом ей преступлении, обоснованно признал достоверными показания потерпевшей П и свидетелей, взяв их за основу в качестве доказательств виновности осужденной. Считать показания потерпевшей П.1 и свидетелей оговором осужденной или не доверять им по другим причинам у мирового судьи оснований не имелось, поскольку они последовательны на протяжении всего производства по делу, согласуются между собой, дополняют и уточняют друг друга. Выводы суда в указанной части убедительно мотивированы.

Из экспертного заключения, положенного в основу приговора, следует, что экспертиза назначена постановлением УУП ГУУП и ПДН МО МВД России «Павловский». Проведена комиссией экспертов, имеющих специальные познания и многолетний стаж экспертной работы. Экспертам были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, они предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. Для производства экспертизы были предоставлены все необходимые данные. Заключение комиссионной экспертизы соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обоснованно, выполнено лицами, обладающими специальными знаниями и назначенным в порядке, предусмотренном УПК РФ, квалификация эксперта у суда сомнений не вызывала, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции экспертов, выводы которого ясны и понятны, достаточных оснований для того, чтобы подвергать сомнению выводы проведенной экспертизы, в суд первой и апелляционной инстанций представлено не было.

Выводы суда о достоверности, относимости и допустимости доказательств, положенных в основу приговора, сомнений не вызывают.

Доводы апелляционной жалобы осужденной Афанасьевой, связанные с анализом представленных суду доказательств, являются несостоятельными, поскольку правильные по существу выводы суда первой инстанции оспариваются ею исключительно путем переоценки в выгодную для осужденной сторону тех же доказательств, которые исследованы судом и положены в основу приговора. При этом не приводится каких-либо существенных обстоятельств, не учтенных или оставленных без внимания мировым судьей.

То обстоятельство, что оценка доказательств, данная мировым судьей, не совпадает с позицией стороны защиты, не свидетельствует о нарушении требований уголовно-процессуального закона и не является основанием для отмены или изменения приговора.

Доводы жалобы осужденной Афанасьевой о том, что она действовала в состоянии необходимой обороны от посягательства П. противоречат фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, ввиду чего признаны мировым судьей несостоятельными, с приведением в приговоре мотивов, с которыми суд апелляционной инстанции соглашается.

Как следует из материалов уголовного дела, в частности из показаний потерпевшей, и показаний очевидцев происшествия, признанных достоверными доказательствами, оценка которым дана в приговоре, повреждения П. причинены Афанасьевой после произошедшего между ними конфликта, при этом никакого опасного посягательства в отношении Афанасьевой со стороны потерпевшей, в этот момент не происходило. При этом находившейся при ней собаке П. никаких команд не давала, собака агрессии не проявляла. При таких обстоятельствах основания для необходимой обороны у Афанасьевой отсутствовали.

Вывод суда о том, что мотивом действий осужденной в отношении потерпевшей П. явились личные неприязненные отношения к ней, возникшие в ходе конфликта, является обоснованным.

Оснований не соглашаться с такими выводами суда первой инстанции не имеется.

Сама Афанасьева давая показания на стадии предварительного следствия и в судебном заседании поясняла о наличия конфликта между ней и потерпевшей, произошедшегона улице в районе дома потерпевшей, а также подтверждала применение ею аэрозольного баллона «Средство самообороны «ШОК перцовый» в лицо потерпевшей, а не собаки, нападения которой она, якобы опасалась, а также и то, что перед применением газового баллона П.в адрес подсудимой угрозы не высказывала, не замахивалась чем-либо в ее сторону, в руках, кроме поводка, у П. ничего не было, какие-либо команды собаке П. не отдавала.

На основании установленных судом фактических обстоятельств мировой судья пришел к правильному выводу об умышленном причинении потерпевшей П.1 легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия – аэрозольного баллона «Средство самообороны «ШОК перцовый», именно осужденной Афанасьевой В.Н.

Наличие квалифицирующего признака «применение предмета, используемого в качестве оружия» верно установлено в действиях Афанасьевой и соответствует разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, изложенным в п. 23 постановления №29 от 27.12.02 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», о том, что под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые материальные объекты, которыми могли быть причинены смерть или вред здоровью потерпевшего (перочинный или кухонный нож, топор и т.п.), а также иные предметы, применение которых создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего, например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные раздражающими веществами.

На основании совокупности исследованных доказательств мировой судья верно квалифицировал действия осужденной по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ.

Доводы апелляционной жалобы представителя потерпевшей – адвоката П.П. о том, что в приговоре не дана правовая оценка действиям Афанасьевой в части причинения вреда здоровью и последующей смерти собаки, принадлежащей потерпевшей, являются несостоятельными, поскольку такие действия не являются элементом состава преступления, обвинение в совершении которого предъявлено Афанасьевой. Объектом инкриминируемого Афанасьевой преступления является здоровье человека и её действия в отношении собаки в рамках производства по настоящему делу оценке не подлежат.

Назначенное Афанасьевой наказание соответствует требованиям ст. 6 и 60 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному, отвечает целям исправления осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений.

Так при назначении наказания мировым судьей учтены следующие смягчающие наказание обстоятельства: частичное признание вины, состояние здоровья подсудимой и её близких родственников, возраст подсудимой, положительные характеристики личности, категорию впервые совершенного преступления.

Иных обстоятельств, уменьшающих степень общественной опасности совершенного деяния и не учтенных мировым судьей, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам жалобы представителя потерпевшей – адвоката П.П. состояние опьянения, в котором находилась осужденная в момент совершения преступления, мировым судьей не признано отягчающим наказание Афанасьевой обстоятельством, предусмотренным ч. 1.1. ст. 63 УК РФ. Не усматривает таковых и суд апелляционной инстанции.

Согласно приведенным положениям ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

В ходе рассмотрения настоящего дела установлено, что подсудимая и потерпевшая находятся в длительных конфликтных отношениях, испытывая неприязнь друг к другу, что и послужило поводом для совершения преступления. Как следует из протокола судебного заседания суда первой инстанции, в ходе рассмотрения дела мировым судьей не установлено, что состояние опьянения подсудимой, вызванное употреблением алкоголя, оказало влияние на её поведение, снизило критику к собственным действиям и внутреннему контролю за своим поведением, что подтвердила сама Афанасьева В.Н., отвечая на вопрос защитника (л.д. 84).

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного Афанасьевой  преступления, данных о личности виновной, влияния назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни её семьи, смягчающих наказание обстоятельств, установленных судом и приведенных в приговоре в полном объеме, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, мировой судья пришел к выводу о назначений наказания в виде ограничения свободы в минимально возможных пределах.

Нормы Общей части УК РФ применены правильно.

Вместе с тем, при назначении наказания Афанасьевой  в виде ограничения свободы, мировым судьей в резолютивной части допущена формулировка ограничения, установленного в отношении осужденной – «без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не выезжать за пределы территории муниципального образования, являющегося место жительства или пребывания осужденной», которая допускает неточность в указании территории, за пределы которой осужденной запрещено выезжать, что может препятствовать исполнению приговора. Ввиду изложенного суд апелляционной инстанции уточняет резолютивную часть приговора, указав на установление запрета выезда осужденной Афанасьевой за пределы территории муниципального образования «Павловский район Алтайского края» без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Что же касается доводов апелляционной жалобы представителя потерпевшей П.1 – адвоката П.П. о необоснованном удовлетворении мировым судьей заявленных потерпевшей исковых требований о частичном взыскании с Афанасьевой компенсации морального вреда, то суд апелляционной инстанции расценивает их необоснованными, направленными на иную оценку размера компенсации.

Согласно п. 26 постановления пленума Верховного Суда РФ  «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», разрешая по уголовному делу иск о компенсации потерпевшему причиненного ему преступлением морального вреда, суд руководствуется положениями ст. 151, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которыми при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и (или) нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску. Во всех случаях при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Если судом установлены факты противоправного или аморального поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, то эти обстоятельства учитываются при определении размера компенсации морального вреда.

Мировой судья разрешая вопрос о размере денежной компенсации, подлежащей выплате П.1, с учетом характера и степени нравственных страданий, понесенных ею в связи с причинением её легкого вреда здоровью, обстоятельств, при которых причинен данный вред, степень вины Афанасьевой, её материального положения, в связи с чем, исходя из принципов разумности и справедливости, взыскал с Афанасьевой  15000 руб. в счет возмещения морального вреда, причиненного преступлением в пользу П.1 С данным решением соглашается суда апелляционной инстанции.

Иных оснований для изменения приговора не имеется.

Кроме того, на основании ст. 132 УПК РФ, мировым судьей обоснованно взысканы с осужденной Афанасьевой процессуальные издержки, понесенные в связи с рассмотрением дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебного решения в полном объеме, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.22, 389.26, 389.28 УПК РФ, суд

постановил:

Апелляционные жалобы осужденной Афанасьевой В.Н. и представителя потерпевшей П.1 – адвоката П.П. оставить без удовлетворения, приговор и.о. мирового судьи судебного участка №2 Павловского района Алтайского края от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения.

Уточнить абзац второй резолютивной части приговора и.о. мирового судьи судебного участка №2 Павловского района Алтайского края, указав на установление осужденной Афанасьевой. следующих ограничений: без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не выезжать за пределы территории муниципального образования «Павловский район Алтайского края», а также не менять места жительства или пребывания.

 


  •  
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
    30
    Поделились

Интересная информация? Поделись с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    30
    Поделились
[object Object]

Оставить комментарий

Вы должны войти на сайт чтобы оставить комментарий.

Powered by WordPress and ThemeMag

Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал