.

Решение суда по укусу собакой с «желтой биркой»

Решение по делу 33-10282/2017

05.09.17  судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областногозаслушав в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Гогуленко, администрации г.Нижнего Новгорода на решение Сормовского районного суда г.Нижнего Новгорода от 20.06.17 по гражданскому делу по иску Гогуленко к администрации г. Н.Новгорода, ООО «Зоозащита НН», Правительству Нижегородской области о возмещении вреда, причиненному здоровью, компенсации морального вреда, УСТАНОВИЛА:

Гогуленко обратилась в суд с иском к администрации г. Н.Новгорода, ООО «Зоозащита НН», Правительству Нижегородской области о возмещении вреда, причиненному здоровью, компенсации морального вреда.

Исковые требования Гогуленко мотивированы тем, что 08.08.16 у <адрес> она была укушена за ногу бездомной собакой с желтой биркой в ухе. В результате укуса ей был причинен вред здоровью, а именно укушенная рана правой голени. Она была вынуждена пройти полный курс антирабической вакцинации, сделать инъекции от столбняка и бешенства. После инъекции выявилась аллергическая реакция, был поставлен диагноз «постинъекционный инфильтрат средней трети правого плеча».

После нападения собаки состояние истицы ухудшилось, она обратилась за медицинской помощью с жалобами на нарушение сна, нервозность, тревогу, слезливость пониженное настроение. Специалистом был поставлен диагноз — начальные проявления недостаточности кровоснабжения мозга с астено-депрессивным синдромом, затем после обращения к специалисту сомнологу-неврологу ей поставлен диагноз: синдром вегетативной дисфункции, астено-невротическое состояние, диссомния, которые произошли на фоне стрессов (укус собаки). Сумма расходов на консультации специалистов и приобретение рекомендованных ими лекарств составила 5885,50 рублей.

Кроме того, она понесла расходы в сумме 447 рублей 72 копейки, которые связаны с направлением запросов в различные организации с целью получения разъяснений по вопросам, связанным с укусом собаки и вакцинациями.

В связи с изложенным Гогуленко просила суд признать незаконным бездействие администрации г. Н. Новгорода по осуществлению мероприятий по охране здоровья людей, выразившееся в непринятии мер по отлову безнадзорных животных; взыскать в ее пользу расходы, понесенные в связи с причинением вреда здоровью, в общей сумме 4600,22 руб., в том числе расходы на приобретение медикаментов и консультации специалистов-неврологов в сумме 4152,50 руб., почтовые расходы в сумме 447,72 руб., в счет возмещения морального вреда 20000 руб., судебные издержки.

Решением Сормовского районного суда г.Нижнего Новгорода от 20.06.17 исковые требования Гогуленко удовлетворены частично.

С администрации г. Н.Новгорода в пользу Гогуленко ОВ взыскана компенсация морального вреда в сумме 7000 рублей, почтовые расходы в сумме 447,72 рубля.

В остальной части иска Гогуленко, в том числе к ООО «Зоозащита НН», Правительству Нижегородской области, — отказано.

В апелляционной жалобе Гогуленко поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Истец указывает на необоснованность отказа ей во взыскании дополнительных расходов на приобретение медикаментов и получение медицинских консультаций в размере 4152,50 рублей.

В возражении на апелляционную жалобу истца представитель администрации г. Н.Новгорода просит отказать в ее удовлетворении.

В апелляционной жалобе администрации города Нижнего Новгорода поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Заявитель указывает на отсутствие вины администрации города в причинении вреда здоровью истицы, поскольку администрация выполнила все необходимые действия, направленные на исполнение возложенных на нее законом полномочий по осуществлению сокращения численности безнадзорных животных; причинная связь между бездействием администрации и причинением истице вреда отсутствует. В соответствии с Законом Нижегородской области от 03.10.13 №129-З «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Нижегородской области отдельными государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных» администрация города в пределах средств, предоставленных из бюджета Нижегородской области, 29.06.16 заключила муниципальный контракт с ООО «Зоозащита-НН», в связи с чем дополнительной обязанности по содержанию безнадзорных животных по истечении установленного 10-дневного срока у администрации не возникло.

 

Исходя из принципа диспозитивности и в соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на жалобу, выслушав явившихся лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В абзаце 2 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 от 26.01.10 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ  презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Из смысла указанных норм права следует, что для применения предусмотренной ими ответственности необходимо наличие состава правонарушения, который включает в себя наличие вреда и доказанность его размера, противоправность действий и вину причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими у истца неблагоприятными последствиями.

Недоказанность одного из совокупности вышеназванных условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований.

Согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в пункте 2 Постановления от 20.12.94 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная <данные изъяты> и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 08.08.16 в дневное время у <адрес> Гогуленко была укушена за ногу бездомной собакой с желтой биркой в ухе, в результате чего ей были причинены телесные повреждения в виде укушенной ссадины правой голени.

Материалами дела также установлено, что в результате указанного происшествия истица обращалась с заявлениями в департамент благоустройства и дорожного хозяйства администрации г. Н.Новгорода, ООО «Зоозащита НН», Министерство здравоохранения Нижегородской области, Управление Роспотребнадзора по Нижегородской области за разъяснениями о необходимости прохождения ею курса антирабической вакцинации после укуса собаки, имеющей контрольную желтую бирку на ухе.

В связи с необходимостью направления вышеуказанных запросов в различные организации с целью получения разъяснений по вопросам, связанным с укусом собаки и вакцинацией, истицей понесены почтовые расходы истицы в размере 447,72 рубля.

В связи с укусом собаки и отсутствием данных о состоянии здоровья собаки, и, соответственно, наличием угрозы заражения бешенством, истица была вынуждена в течение 3-х месяцев проходить курс антирабической вакцинации: делать инъекции от столбняка и бешенства, после которых выявилась аллергическая реакция, был поставлен диагноз «постинъекционный инфильтрат средней трети правого плеча».

Разрешая возникший спор, суд признал установленным факт причинения истице физических и нравственных страданий в результате нападения на нее безнадзорной собаки, которое имело место в результате не принятия ответчиком в лице администрации г.Нижнего Новгорода необходимых и исчерпывающих мер по предотвращению нападения безнадзорных животных на людей.

Судебная коллегия с указанным выводом суда соглашается, исходя из следующего.

Согласно преамбуле Федерального закона от 30.0.99 №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» настоящий Федеральный закон направлен на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. В соответствии с положениями ст. 1 приведенного закона безопасные условия для человека — это состояние среды обитания, при котором отсутствует опасность вредного воздействия ее факторов на человека. Согласно ч.2 ст.2 Федерального закона РФ от 30.03.99 года №52-ФЗ органы государственной власти и органы местного самоуправления, организации всех форм собственности, индивидуальные предприниматели, граждане обеспечивают соблюдение требований законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения за счет собственных средств.

Согласно пункту 1 статьи 29 Федерального закона от 30.03.99 №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемиологические (профилактические) мероприятия.

Согласно п.п. 91., 9.2, 9.3 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 Главы IX. «Мероприятия по предупреждению случаев бешенства среди людей» органы, уполномоченные осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, осуществляют контроль за соблюдением требований санитарного законодательства Российской Федерации, направленных на предупреждение возникновения и распространения случаев бешенства среди людей. Мероприятия по недопущению возникновения случаев бешенства среди людей включают: благоустройство населенных пунктов; регулирование численности безнадзорных животных и их иммунизация против бешенства; соблюдение правил содержания и выгула домашних животных и их иммунизация против бешенства; санитарно-просветительную работу с населением. Согласно п. 9.5. вышеуказанных Правил регулирование численности безнадзорных животных проводится путем их отлова и содержания в специальных питомниках. Все животные должны быть привиты против бешенства. При реализации региональных программ санитарно-эпидемиологического благополучия населения организация и проведение указанных мероприятий относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

На основании указанных нормативно-правовых норм, а также учитывая то обстоятельство, что безнадзорные животные могут являться переносчиками заболеваний, общих для человека и животных, в том числе способных повлечь летальный исход, мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных относятся к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мерам в области предупреждения и ликвидации болезней животных, их лечению, защиты населения от болезней, общих для человека и животных.Согласно положениям статьи 3 Закона РФ от 14.05.93 №4979-1 «О ветеринарии» к полномочиям субъекта Российской Федерации в области ветеринарии относятся: участие в реализации федеральных мероприятий на территории субъекта Российской Федерации; организация проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных и их лечению; защита населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации; регистрация специалистов в области ветеринарии, занимающихся предпринимательской деятельностью; контроль деятельности специалистов в облас f07 ти ветеринарии; решение иных вопросов в области ветеринарии, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации.

Отношения, связанные с наделением органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Нижегородской области (далее — органы местного самоуправления) государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, на территории муниципальных районов и городских округов Нижегородской области, регулирует Закон Нижегородской области от 03.10.13 №129-3 «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Нижегородской области отдельными государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных».

Согласно ст.2 Закона Нижегородской области от 03.10.13 №129-3 органы местного самоуправления наделены государственными полномочиями в части отлова и содержания (в течение 10 дней) безнадзорных животных, за исключением клинического осмотра отловленных безнадзорных животных и их ежегодной вакцинации против бешенства (далее — отлов и содержание безнадзорных животных). В соответствии с положениями статьи 4 указанного Закона органы местного самоуправления при осуществлении государственных полномочий имеют право получать финансовое обеспечение переданных государственных полномочий за счет субвенций, предоставляемых местным бюджетам из областного бюджета; обеспечение переданных государственных полномочий необходимыми материальными ресурсами; получать разъяснения, консультационную и методическую помощь от уполномоченных органов по вопросам осуществления переданных государственных полномочий; дополнительно использовать собственные материальные ресурсы и финансовые средств для осуществления переданных государственных полномочий в случаях и порядке, предусмотренных уставами муниципальных районов и городских округов Нижегородской области; принимать муниципальные нормативные правовые акты по вопросам, связанным с осуществлением переданных государственных полномочий в соответствии с настоящим Законом; определять порядок прекращения содержания безнадзорных животных по истечении срока, указанного в пункте 1 части 1 статьи 2 настоящего Закона; определять структуру и предельную стоимость затрат на выполнение мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных в пределах объема субвенций, предусмотренных законом Нижегородской области об областном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, в расчете на одну голову отловленного безнадзорного животного. Органы местного самоуправления вправе расходовать собственные средства сверх установленного норматива для определения общего объема субвенций.

Органы местного самоуправления при осуществлении переданных государственных полномочий обязаны: осуществлять переданные государственные полномочия надлежащим образом в соответствии с настоящим Законом и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации и Нижегородской области.

При этом комплекс выполняемых органами местного самоуправления мер по осуществлению ими переданных государственных полномочий по отлову и содержанию безнадзорных животных должен гарантировать безопасную для человека среду обитания, и благоприятную санитарно-эпидемиологическую обстановку.

Согласно п. 1.3 Порядка прекращения содержания безнадзорных животных, отловленных на территории города Нижнего Новгорода, по истечении срока, утв. Постановлением администрации г. Н. Новгорода от 01.09.2014 г. №3436, безнадзорные животные подлежат отлову на территории города Нижнего Новгорода силами специализированной организации, с которой администрацией города Нижнего Новгорода в установленном действующим законодательством РФ порядке заключен муниципальный контракт.

Согласно п. 2.2. указанного Порядка отловленные на территории города Нижнего Новгорода силами специализированной организации безнадзорные животные поступают в пункт передержки, где находятся на содержании в течение 10 дней.

Содержание безнадзорных животных в пункте передержки прекращается в случаях: эвтаназии животного; возврата животного владельцу, заинтересованному лицу либо в приют для животных; возврата животного в место его прежнего обитания (п.2.7 Порядка).

В соответствии с п.2.10. Порядка после истечения срока пребывания безнадзорных животных в пункте передержки, если животные не востребованы владельцами, они подлежат передаче заинтересованным лицам либо в приют для животных.

Согласно п.2.11. Порядка если нет возможности передать животных заинтересованным лицам либо в приют для животных, то кастрированных (стерилизованных) животных выпускают в место их прежнего обитания (максимально приближенное к месту отлова), за исключением случаев отлова на территории медицинских, образовательных и спортивных организаций и учреждений.

Таким образом, возврат животного в место его прежнего обитания после 10-дневной передержки является крайней мерой оснований прекращения содержания безнадзорных животных, применяемой только в отсутствие возможности передачи животного новому владельцу или в приют для животных и отсутствия противопоказаний для возвращения животного в прежнюю среду обитания.

Проанализировав обстоятельства дела, судебная коллегия полагает, что сам факт нападения безнадзорной собаки на истицу с причинением ей телесных повреждений и факт последующей необходимости прохождения ей вакцинирования от столбняка и бешенства, вызванной невозможностью получения от органов государственной власти и местного самоуправления достоверной информации о состоянии животного, при том, что собака имела желтую идентификационную бирку в ухе, свидетельствующую об ее отлове и возвращении в место прежнего обитания, однозначно свидетельствует о недостаточности принимаемых администрацией г.Нижнего Новгорода мер в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения и обеспечения безопасной среды обитания, возложенных на нее нормами вышеприведенного законодательства.

При таких данных, судебная коллегия отклоняет как несостоятельный доводы апелляционной жалобы о том, что администрация г.Нижнего Новгорода в полном объеме исполнила возложенную на нее Законом Нижегородской области от 03.10.2013г. №129-З обязанность, заключив 29.06.2016 г. муниципальный контракт с ООО «Зоозащита-НН» в пределах предоставленных из бюджета Нижегородской области средств, и отсутствии у нее дополнительной обязанности отвечать за действия безнадзорных животных по истечении установленного 10-дневного срока.

На основании собранных по делу доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка, судом установлена причинно-следственная связь между ненадлежащим исполнением администрацией города возложенных на нее полномочий и наступившими неблагоприятными последствиями для истицы в результате укуса безнадзорной собаки, с чем судебная коллегия соглашается.

Судебная коллегия полагает, что совершение со стороны администрации г.Нижнего Новгорода определенных действий не было достаточным, чтобы предотвратить причинение вреда истице, что в силу ст. 1064 ГК РФ является основанием для возложения на указанного ответчика ответственности по возмещению вреда.

Доказательств отсутствия своей вины (п. 2 ст. 1064 ГК РФ) администрацией г.Нижнего Новгорода суду представлено не было.

При указанных обстоятельствах является верным вывод суда первой инстанции о том, что укусом безнадзорного животного Гогуленко ОВ причинены нравственные и физические страдания, что в соответствии с вышеприведенными нормативно-правовыми актами, является основанием для взыскания в ее пользу компенсации морального вреда.

Судебная коллегия также соглашается с правильностью определенного судом размера денежной компенсации морального вреда, считая его соответствующим степени вины причинителя вреда, степени причиненных истице физических и нравственных страданий, требованиям разумности и справедливости.

Оценивая доводы апелляционной жалобы Гогуленко ОВ о неправомерности отказа в удовлетворении ее требований о взыскании с ответчика дополнительных расходов на приобретение медикаментов и получение медицинских консультаций в размере 4152,50 рублей, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с правилами ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно разъяснениям, изложенным в подпункте «б» пункта 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», судам следует иметь в виду, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов. Бремя доказывания указанных обстоятельств возложено на истца.

Из материалов дела следует, что Гогуленко ОВ в подтверждение расходов, понесенных на получение медицинских консультаций и приобретение медицинских препаратов, представлены следующие чеки: от 16.08.2016 г. на сумму 184 рубля – приобретение лекарственного средства «тавегил», назначенного врачом ГБУЗ НО «ГКБ №12» в связи с возникшей аллергической реакцией на введение АС, ПСС в правое плечо (л.д. 14,15, 26); от 04.09.2016 г. на сумму 1000 рублей, оплаченных за консультацию невролога в ООО «Клиника семейного врача» (л.д. 20,24); от 11.09.2016 г. на сумму 1000 рублей, оплаченных за консультацию невролога в ООО «Клиника современных технологий «Садко» (л.д. 21,25); на сумму 1297 рублей – приобретение лекарственных средств «мелаксен», «тералиджен», «мексидол», назначенных на консультации невролога в ООО «Клиника семейного врача» от 04.09.2016 г. (л.д. 20, 26); на сумму 236,50 рублей – приобретение лекарственного средства «мексидол» (л.д. 26); на сумму 275 рублей – приобретение лекарственного средства «атаракс», назначенного на консультации невролога в ООО «Клиника современных технологий «Садко» от 11.09.2016 г. (л.д. 21, 26); на сумму 230 рублей – приобретение лекарственного средства «симпатил», назначенного на консультации невролога в ООО «Клиника семейного врача» от 04.09.2016 г. (л.д. 20, 26).

Отказывая Гогуленко ОВ в удовлетворении исковых требований в части взыскания понесенных расходов на получение медицинских консультаций невролога (невролога-сомнолога) в клиниках ООО «Клиника семейного врача» и ООО «Клиника современных технологий «Садко», а также на приобретение назначенных по результатам указанных консультаций медикаментов, суд первой инстанции обоснованно исходил из отсутствия доказательств нуждаемости истицы в указанных расходах именно вследствие укуса безнадзорной собаки и отсутствия доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и ухудшением состояния здоровья истицы в виде постановки ей диагноза «синдром вегетативной дисфункции, астено-невротическое состояние, диссомния».

Судебная коллегия находит данные выводы суда верными, основанными на правильном толковании и применении положений ст. 1085 ГК РФ и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции об отказе Гогуленко ОВ в удовлетворении требований о взыскании расходов на приобретение лекарственного средства «тавегил», поскольку он основан на неправильном применении норм материального права и не соответствуют представленным в дело доказательствам.

Из материалов дела следует, что 10.08.2016 года Гогуленко ОВ обратилась в травмпункт ГБУЗ НО «ГКБ» №33, где в рамках профилактики столбняка и бешенства она была вакцинирована вакциной КОКАВ.

В результате произведенного вакцинирования у истицы произошла аллергическая реакция, выразившаяся в гиперемии, отеке в области введения вакцины и последующем образовании постинъекционного инфильтрата правового плеча, ввиду чего она 16.08.2016 г. была направлена к хирургу по месту жительства в ГБУЗ НО «ГКБ №12». По результатам обращения Гогуленко ОВ в ГБУЗ НО «ГКБ №12» дежурным врачом ей было назначено лекарственное средство «тавегил» для снятия аллергической реакции (л.д. 14,15).

Таким образом, расходы Гогуленко ОВ на приобретение лекарственного средства «тавегил» являлись необходимыми и связанными с лечением полученных истицей в результате укуса безнадзорной собаки травм, что подтверждается назначением врача и кассовым чеком (л.д.15,26).

При таких обстоятельствах обжалуемое решение в части отказа в удовлетворении исковых требований Гогуленко ОВ о взыскании расходов на приобретение лекарственного средства «тавегил» в размере 184 рубля нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно в данной части подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении указанных исковых требований Гогуленко ОВ

В остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст.ст. 328 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 20 июня 2017 года отменить в части отказа Гогуленко ОВ в удовлетворении исковых требований к администрации г.Нижнего Новгорода о взыскании расходов на приобретение лекарственного средства «тавегил» в размере 184 рубля.

Принять в отмененной части новое решение, которым взыскать с администрации г.Нижнего Новгорода в пользу Гогуленко ОВ расходы на приобретение лекарственного средства «тавегил» в размере 184 рубля.

В остальной части решение Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 20 июня 2017 года оставить без изменения, апелляционные жалобы заявителей – без удовлетворения

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал