.

Собака бывает кусачей или как возместить ущерб от покуса бездомной собаки

Нападение бездомных животных на улице — неприятность, которая может произойти с каждым. Кто возместит причиненный потерпевшему моральный и материальный вред?

Законодательное регулирование

Статус животных как объектов гражданских и иных правоотношений определяется рядом нормативно-правовых актов. Так, в ст. 137 ГК РФ указано, что к животным применяются правила об имуществе, при этом указан запрет на жестокое обращение с ними. Федеральный закон от 24.04.1995 N 52-ФЗ «О животном мире» устанавливает право государственной собственности на объекты животного мира и возможность нахождения объектов животного мира в иных допустимых формах собственности в случае их изъятия из среды обитания в установленном порядке. КоАП РФ и УК РФ содержат ряд составов противоправных деяний в отношении животных и среды их обитания.
Публично-правовую и частно-правовую ответственность за действия животных несут их собственники. К примеру, нередки случаи привлечения собственников собак к ответственности по ст. 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» в результате нападения собак на прохожих. Административное законодательство субъектов РФ может предусматривать ответственность и за менее тяжкий вред, причиненный животными, а также за нахождение собак без намордников и т.п. (ст. 2.3 Закона Республики Карелия от 15.05.2008 N 1191-ЗРК «Об административных правонарушениях»). Что касается гражданско-правовой ответственности, то животные, как правило, признаются источниками повышенной опасности (хотя и не указаны прямо как таковые в ч. 1 ст. 1079 ГК РФ), соответственно собственники таких животных, причинивших вред иному лицу или имуществу, несут гражданско-правовую ответственность независимо от наличия факта вины в действиях собственника животного.

Определение ответчика

Наиболее интересным вопросом, связанным с ответственностью за причинение вреда животным, является определение надлежащего ответчика в случае причинения вреда безнадзорными животными (как правило, бродячими собаками). Вопрос этот был предметом рассмотрения ряда судов, в том числе Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).
С одной стороны, собственником объектов животного мира, не изъятых из естественной среды обитания, является Российская Федерация в силу прямого указания ст. 4 Закона N 52-ФЗ. Это значит, что надлежащим ответчиком в случае причинения вреда бездомным или диким животным следует признавать РФ как собственника всех объектов животного мира в целом и дикого или бездомного животного в частности. Однако суды при рассмотрении соответствующих споров при определении надлежащего ответчика исходят не из права собственности государства как основания привлечения его в качестве ответчика, а из обязанности публично-правовых образований обеспечить безопасность и благополучие граждан, несоблюдение которой и служит основанием для привлечения соответствующего публично-правового образования к гражданско-правовой ответственности.

Позиция ЕСПЧ

Государство в целом несет позитивное обязательство по защите граждан от нападений бездомных и диких животных в пределах населенных пунктов. Это подтверждается позицией ЕСПЧ по делу «Георгел и Генриетта Стоическу против Румынии» (от 26.07.2011 N 9718/03). Заявительница по делу обратилась в суд после случившегося нападения на нее бродячих собак во дворе ее дома и отказа румынских властей в выплате компенсации.
ЕСПЧ увидел в данной ситуации нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на уважение частной и семейной жизни»), указав следующее: «Европейский суд находит, что отсутствие достаточных мер со стороны властей при обращении к проблеме бродячих собак при конкретных обстоятельствах дела в сочетании с их уклонением от предоставления адекватного возмещения заявительнице в связи с причиненными ей травмами приравнивалось к нарушению позитивных обязательств государства на основании ст. 8 Конвенции по обеспечению уважения личной жизни заявительницы».
При этом в практике ЕСПЧ есть дело с похожими исходными данными, но с иным решением суда. Речь идет о деле «Берю против Турции» (от 11.01.2011 N 47304/07). Дочь и сестра заявителей подверглась нападению бездомных собак, в результате чего погибла. Требование заявителей о признании факта нарушения Конвенции (они ссылались на нарушение ст. 2 «Право на жизнь») осталось неудовлетворенным. ЕСПЧ счел, что соответствующего нарушения не допущено во многом потому, что имевшее место нападение собак произошло за пределами населенного пункта.

Практика российских судов

Рассмотрим практику разрешения российскими судами споров, связанных с причинением вреда безнадзорными животными.
Рязанский областной суд 18.01.2012 вынес Определение по делу N 33-72, которым оставил в силе решение суда первой инстанции. Основанием для обращения в суд явилось нападение бездомной собаки на ребенка истца. При этом в качестве ответчика было привлечено муниципальное образование — Шиловское городское поселение, на территории которого и имело место происшествие. В итоге иск был удовлетворен, пусть и не в полном объеме в части взыскиваемой суммы. При этом в обоснование привлечения муниципального образования к гражданско-правовой ответственности суд сослался на следующие документы:
- Положение об администрации муниципального образования от 13.12.2005 и Устав Шиловского городского поселения от 13.04.2006, предусматривающие создание благоприятных условий для жизни, а также охрану здоровья граждан;
- Постановление главы администрации Рязанской области от 19.09.1994 N 531 «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах Рязанской области», устанавливающее обязанность глав городов и поселений по организации отлова бродячих животных;
- ряд договоров, периодически заключавшихся администрацией населения с МУП ЖКХ «Шиловосервис» и имевших своим предметом отстрел и отлов бродячих собак. Хотя на момент происшествия очередной договор заключен не был, факт их неоднократного заключения свидетельствовал о признании руководством поселения своей обязанности по организации подобной деятельности.
Похожее по субъектному составу и мотивировке дело было рассмотрено Верховным судом Республики Адыгея (Определение от 17.06.2011 N 33-601/2011). Истица обратилась в суд с иском к муниципальному образованию после укуса бродячей собаки. Иск был удовлетворен, при этом суд сослался на то обстоятельство, что администрация ответчика — муниципального образования «Город Майкоп» — утвердило Положение о службе по отлову и работе с животными в г. Майкопе от 16.09.2004. Исходя из того, что предусмотренный данным Положением конкурс по определению организации, на которую будут возложены задачи по отлову и отстрелу бродячих животных, так и не был проведен, суд счел, что гражданско-правовую ответственность за причиненный истице вред должно нести именно муниципальное образование.
При этом основным аргументом ответчиков как в первом, так и во втором деле был тот факт, что, как они полагали, обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия граждан относится к ведению властей субъекта РФ. Эту позицию можно обосновать следующим образом:
- В статьях 14 и 16 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» санитарно-эпидемиологическое благополучие граждан не обозначено как вопрос местного значения муниципального образования.
- Санитарно-эпидемиологическое благополучие граждан не указано в ст. 71 и 72 Конституции РФ как вопрос единоличного ведения РФ или совместного ведения РФ и субъектов РФ. Согласно ст. 73 Конституции РФ данный вопрос следует отнести к вопросу ведения субъекта РФ. С другой стороны, к совместному ведению РФ и субъектов РФ относится защита прав и свобод человека и гражданина (куда можно включить и вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения).
- Закон N 52-ФЗ не содержит обязанностей муниципального образования в части его (благополучия) обеспечения, при этом содержит соответствующие обязанности РФ и субъектов РФ.
- В пункте 49 ст. 2, ст. 26.3 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» указано, что к полномочиям субъекта РФ относится «организация проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации».
- Закон РФ от 14.05.1993 N 4979-1 «О ветеринарии» предусматривает, что к полномочиям субъекта РФ относится защита населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению РФ.
Данную позицию и аргументацию использовал Брянский областной суд в Определении от 02.12.2010 по делу N 33-3415/10, где в аналогичном рассмотренным делам судебном разбирательстве признал правомерным привлечение в качестве ответчика и возложение гражданско-правовой ответственности на субъект РФ — Брянскую область в лице ее администрации. Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, Брянский областной суд указал:
«Поскольку установление порядка отлова и содержания безнадзорных животных относится к мерам по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий, а также предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, вывод суда об отнесении указанных полномочий к компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации, является правильным.
Судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что порядок отлова безнадзорных животных, их содержания и использования устанавливается местной администрацией».
Таким образом, на основании изученных норм права и судебной практики можно сделать следующие выводы:
- Публично-правовые образования несут ответственность за вред, причиненный бездомным или бродячим животным, однако не как собственники причинивших вид животных, а как ответственные за санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.
- Ответственность публично-правовых образований не является абсолютной, а распространяется в первую очередь на случаи причинения вреда бродячими животными в рамках городских и сельских территорий, на местах проживания людей.
- Исходя из практики правоприменения соответствующего законодательства судами РФ, ответственным за вред, причиненный бездомными и дикими животными, является субъект РФ как публично-правовое образование, ответственное за санитарно-эпидемиологическое и ветеринарное благополучие на соответствующих территориях.
- Ответственным может быть признано и муниципальное образование, на территории которого произошло происшествие. Гражданско-правовая ответственность муниципального образования наступает в том случае, если оно приняло на себя обязанность по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения в целом или по отстрелу и отлову бродячих животных в частности. Данная обязанность может быть принята путем издания акта, регулирующего соответствующую деятельность, либо создания организации с соответствующими полномочиями, либо заключения договоров со сторонними организациями на осуществление соответствующей деятельности и т.п.
- Как правило, муниципальные образования принимают на себя обозначенные полномочия одним из перечисленных способов, посему в подавляющем большинстве случаев они и привлекаются в качестве ответчика по гражданским делам о причинении вреда безнадзорными животными.

Н. Захаров,
«эж-ЮРИСТ», N 36, сентябрь 2013 г.

Перейти на Главную

Благодарим за перепост

Вы можете оставить комментарий ниже.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Rambler's Top100 Питомец - Топ 1000 Счетчик PR-CY.Rank Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал